Арт-объект

Режиссерский дебют Ильдара Абдразакова обернулся победным шествием «Аттилы»

04.05.2019 Евгения СКУРКО
Последние два сезона в Башкирском театре оперы и балета отмечены небывалой концентрацией музыкальных событий: восемь оперных премьер, несколько балетных спектаклей. При этом наблюдается тенденция в сторону произведений, которые явно не попадают в рубрику «шлягер». После «Орлеанской девы» Чайковского, «Геракла» Генделя, поставленных ранее, имеются в виду «Искатели жемчуга» Бизе, «Моцарт и Сальери» и «Пир во время чумы» Римского-Корсакова, «Лунный мир» Гайдна. Кульминацией стала премьера «Аттилы» Верди.

Интрига сезона

 

Вокруг «Аттилы» с момента включения в программу сезона возникла определенная интрига. Прежде всего, это связано с именем режиссера-постановщика, в роли которого дебютировал Ильдар Абдразаков, прославленный уроженец Башкирии, признанный лучшим басом мира и лучшим исполнителем партии вождя гуннов.

Кроме того, вызывал интерес и сам факт обращения к ранней, девятой (из 31-й) опере Верди, редко исполнявшейся на протяжении полутора веков, но оказавшейся востребованной в XXI столетии. Уфимский «Аттила» продолжил череду постановок Мариинского театра в 2010-м и «Астаны оперы» в 2013-м, состоявшихся после блистательного выступления Ильдара в заглавной партии на сцене Метрополитен-опера в 2010-м.

Будоражили впоследствии подтвердившиеся слухи о гранте в 18 млн, выделенном на постановку властями региона, об участии едва ли не всей оперной труппы, а в премьерных показах наряду с нашими солистами – звезд мирового масштаба из Мариинского театра, Новой оперы, «Астаны Оперы».

Подогревало интерес и состоявшееся в январе концертное исполнение, которое вызывало немало вопросов, прежде всего связанных с весьма слабой драматургией произведения молодого Верди, на этом этапе творчества лишь ищущего свой путь, свою музыкальную интонацию. И действительно, оперная партитура подчас воспринимается, как набор арий, ансамблей, хоров, речитативов, иллюстрирующих происходящие на сцене драматические события, бурные страсти, переплетение политических и любовных линий. Не случайно итальянскую оперу bel canto (с итальянского «прекрасное пение») конца ХVIII – первой половины ХIХ века называют «концертом в костюмах». Все это составляет для всех постановщиков, но прежде всего – для режиссера, значительную проблему, которую Ильдару Абдразакову удалось успешно решить и создать целостный спектакль.

В его постановке относительная статичность вердиевской музыкальной драматургии компенсируется музыкально-исполнительскими средствами: яркими контрастами образов и сценических ситуаций, бурными кульминациями, направленными к трагической развязке – сцене убийства Аттилы Одабеллой, обманувшей и предавшей вождя гуннов, поверившего в ее любовь.

 

Колорит «музейной» версии

 

Абдразаков-режиссер идет по пути воссоздания оперной модели, типичной для эпохи раннего Верди, сознательно избегая каких бы то ни было аллюзий на современность и создавая в своем роде «музейную» версию, что придает опере свой колорит. Этому в значительной степени способствуют изобилующие разнообразными декоративными деталями, украшениями роскошные костюмы, вызывающие ассоциации как с эпохой Римской империи, так и с ХVIII веком. Костюмы становятся важнейшей частью сценографии в целом, заменяя собой декорации. Свою постановочную идею режиссер последовательно проводит от первого действия к последнему.

О связи с эстетикой наших дней свидетельствует сценографический минимализм: эпизодически спускающиеся легкие тюли с отдельными декоративными элементами, соответствующими сюжетной ситуации. Особенно важную роль играет удачно придуманная многофункциональная конструкция-лестница, позволяющая визуально расширить пространство сцены и тем самым усилить динамическую сторону в развитии событий. Это тем более важно, если учесть, что спектакль представляет собой беспрецедентную для нашего театра монументальную, в духе постановок Франко Дзеффирелли, композицию, в которой, как указано в программке, заняты 300 человек, а в самой массовой сцене участвуют 127(!). Такой подход столичного художника-постановщика и режиссера Ивана Складчикова не только не противоречит жанру героической оперы, но, напротив, усиливает значительность освободительной идеи, лежащей в основе сюжета.

 

Такие разные вожди

 

Высочайшую художественную планку задает первый из четырех премьерных спектаклей, объединивший таких выдающихся певцов, как солисты Мариинского театра Ильдар Абдразаков (Аттила) и Евгений Акимов (Форесто), Василий Ладюк (римский военачальник Энцио) из Новой оперы. Достойно дополняют эту группу солисты Башкирского оперного театра: Лариса Ахметова (Одабелла) и исполнители «малых ролей» Айдар Хайруллин (Ульдино) и Артур Хисамов (Папа Леоне).

Одна из главных особенностей героической оперы – преобладание мужских ролей, плакатность, подчас схематичность образов –  вызывает определенные трудности для исполнителей.

Бас Ильдар Абдразаков создает многомерный, скульптурный образ кровожадного вождя гуннов, завоевавшего большую часть Европы, которому в то же время не чужды и человеческие слабости. Аттила Абдразакова – прежде всего личность героическая, воин-победитель. Могучий голос, которым певец владеет в совершенстве, перекрывая в кульминациях и хор, и оркестр, необыкновенная сценическая убедительность, создают устрашающий образ варвара. Особенно ярко это проявляется в знаменитой арии Аттилы из первого действия – одном из самых ярких номеров и в партитуре Верди, и в трактовке Абдразакова.

В то же время в разных сюжетных ситуациях певец тонко и глубоко раскрывает также иную гамму эмоциональных оттенков, усиливая выразительность отдельных интонаций музыки Верди. Таковы тяжелые предчувствия и страх, восхищение Одабеллой, влюбленность, которые в музыке Верди находятся в тени преобладающей героики, маршевости, фанфарности музыкальной характеристики Аттилы. Недоумение, растерянность доверчивого гунна, с пронзительной силой звучащие в заключительных репликах Ильдара Абдразакова, вызывают глубокое сочувствие к его герою (а также осуждение Одабеллы!) и делают Аттилу фигурой трагической.

Певец словно проживает судьбу своего героя. Отсюда – удивительная естественность исполнения, интонирования, в целом характерная для артистической личности Абдразакова.

Иные акценты в интерпретации образа Аттилы расставляет Аскар Абдразаков. Артист стремится уравновесить героическую и лирическую составляющую в своем герое, и на этом пути он вполне убедителен. Со свойственным ему незаурядным артистизмом Аскар Абдразаков акцентирует лирические оттенки уже с момента первого появления Одабеллы и последовательно проводит их до конца оперы, подчеркивая беззащитность своего героя перед лицом предательства.

Противоречивый по своей сути образ Эцио – посла римлян, воина, в то же время готового на измену во имя личных амбиций, создает баритон Василий Ладюк.

Хочется особенно отметить контрастные сцены: диалог с Аттилой, где Эцио предстает, как интриган и предатель, героические эпизоды, в которых этот персонаж принимает решение сражаться вместе с римлянами против Аттилы. Не будет преувеличением, если скажем о совершенном владении певца голосом, о красоте тембра, ровного во всех регистрах, о выразительности фразировки, о смысловой наполненности каждой интонации, о легкости, безупречности исполнения технически сложнейших колоратур. В сочетании со сценическим воплощением возникает яркий, запоминающийся образ.

Убедителен в этой роли и Владимир Копытов, обладающий красивым баритоном, достойно преодолевающий артистические и собственно музыкальные сложности вердиевского текста.

Яркое впечатление произвел и персонаж тенора Евгения Акимова –  Форесто. Певец с подлинным артистизмом раскрывает разные черты характера и эмоциональные состояния своего героя: бесстрашие и волю, любовь и нежность к Одабелле, а также вспышки ревности. Благодаря проникновенной интонации Евгения Акимова, широте дыхания напевной мелодии, романс из второго действия становится лирическим центром партии Форесто. 

Сопрано Лариса Ахметова продемонстрировала подлинный драматический темперамент в создании образа Одабеллы - сильной, коварной «девы-воительницы». В то же время в лирических дуэтных сценах с Форесто Ахметова показывает иную Одабеллу, нежную и любящую. Певица успешно справилась с техническими трудностями своей партии, насыщенной колоратурами. Правда, резкий тембр голоса в высоком регистре временами несколько снижал выразительность номеров.

Более уязвимым в вокальном и сценическом отношении было выступление в этой роли певицы из Казахстана Жупар Габдуллиной.

 

Удачная трактовка хора и оркестра

 

Следует отметить превосходное звучание хора под управлением Александра Алексеева. Одна из особенностей «Аттилы» – героической оперы – связана с обилием хоровых сцен, которыми насыщены все действия, что придает ей черты оратории. Особое место в драматургии занимают многочисленные воинственные мужские хоры воинов Аттилы и римлян, друидов, военачальников, а также массовые сцены, объединяющие весь хоровой массив в финалах каждого акта. Контрастом к ним звучат просветленные хоры жриц, женщин и детей.

Выразительность интонации, стройность и сбалансированность, четкость артикуляции, отточенность исполнительских деталей становятся в опере основой хорового звучания, достойно дополняя солистов.

Большой удачей спектакля стала трактовка оркестра под управлением дирижера-постановщика Артема Макарова. В «Аттиле», как и во многих других ранних операх Верди и его старших современников Беллини и Доницетти, роль оркестра сводится преимущественно к аккомпанементу - не случайно оркестр в этих произведениях называют «большой гитарой».

Артему Макарову удается преодолеть фрагментарность партитуры, динамически выстроить оркестровую ткань. При этом он добивается разнообразных оттенков звучания оркестра: передает драматический накал кульминации в первом и третьем действии, торжественность звучания в финале второго акта в эпизоде объявления о предстоящей свадебной церемонии, лиризм и эмоциональное напряжение дуэтных сцен Форесто –  Одабеллы. Особенно деликатно звучит оркестр в сольных номерах, насыщенных сложными виртуозными колоратурами, поддерживая певцов.

Танцы, разнообразные пластические элементы столичного хореографа-постановщика Ирины Филипповой, продуманная световая партитура художник по свету Ирины Вторниковой привносят дополнительные динамические штрихи в развитие действия.

В итоге Ильдар Абдразаков со всей постановочной командой, исполнителями создал яркий, зрелищный спектакль, обогатив оперу Верди некоторыми важными драматургическими гранями. Режиссерский дебют певца оказался удачным. Овация зрителей, более десяти минут не отпускавших артистов со сцены, свидетельствовала о покорении уфимской публики «Аттилой», постановка которого была посвящена 85-й годовщине со дня рождения Амира Абдразакова – известного актера, сценариста, режиссера, создателя, первого директора киностудии «Башкортостан» и отца прославленных братьев Абдразаковых. Хочется надеяться, что спектаклю уготована долгая и успешная сценическая жизнь в Уфе.

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчики вилочные MITSUBISHI в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе