Арт-объект

В Уфе скончался звездный фотограф, друживший с Ларионовой и Раневской

31.01.2021
На минувшей неделе в последний путь проводили Николая Посникова: уфимский звездный фотограф ушел в мир иной на 79 году жизни. Николай Юрьевич более 30 лет проработал на заводе «Гидравлика», но главным его увлечением всю жизнь была фотография, а моделями выступали ярчайшие звезды кино, театра, эстрады и телевидения, чаще всего того не подозревая.

«В столице нас называли кинопсихами»

 

На выставках маэстро, которые регулярно случались на городских площадках, мало кто оставался равнодушным к его работам. Николай Юрьевич обладал удивительным даром поймать момент и остановить время. Это был человек из золотого поколения, настоящий интеллигент, а это на сегодняшний день очень большая редкость.

Талантливый фотограф-любитель трудился лаборантом на «Гидравлике», а позже – художников в ДК «Юбилейный», но всегда снимал «для себя», не претендуя на звание профессионала. Его архива вполне хватило бы, чтобы проиллюстрировать энциклопедию мирового киноискусства. Джина Лоллобриджида, Барбара Брыльска, Софи Лорен, Радж Капур, Джанни Родари, Пугачева, Гурченко, Неелова, Райкин, Хазанов – имена всех звезд, попавших под прицел фотографа из Уфы, не перечислишь. Начинал юный охотник за звездами с простенького фотоаппарата «Любитель», со временем перешел на «Зенит», а впоследствии снимал на цифру.

– Это малая доля того, что есть у меня в архиве, - не без гордости замечал он на своих выставках, где от фотоизображений звезд рябило в глазах. – Невозможно объять необъятное. Но для выставок я отбираю работы самостоятельно и почти никогда не прислушиваюсь ко мнению окружающих.

Почти каждый год коллекция Посникова пополнялась, насчитывая более тысячи известных фамилий.

- Довольно интересные люди живут со мной под одной крышей, - улыбался Николай Юрьевич. - Вся комната завалена папками и конвертами с фотографиями - я уже еле передвигаюсь по квартире, переступая через стопки своей коллекции.

Первую «звездную» фотографию он сделал более полувека назад – в 1959 году. Тогда в объектив начинающего фотолюбителя попал Борис Чирков, приехавший в Уфу на гастроли вместе с театром имени Пушкина.

– Потом я с этим снимком подошел к нему, попросил автограф, и он написал: «Коле, знаменитому фотографу», - вспоминал Николай Посников. – С этого и пошло увлечение.

Почти каждый свой отпуск Николай Посников проводил в Москве. Приезжая в столицу, он всегда старался оказаться в центре культурных событий, чтобы сделать тот самый снимок.

– Про нас говорили: кинопсихи ходят, в гостиницах вылавливают звезд, - смеялся он. - У меня до сих пор дома лежит толстенная книга с адресами и телефонами артистов. Просто раньше никакого ажиотажа вокруг знаменитостей не было, на отправленное письмо можно было ожидать скорого ответа - не то, что сейчас.

Хотя на международных кинофестивалях и тогда собирались агрессивно настроенные фанаты.

- Я, честно сказать, никогда не понимал их поведения - откуда столько наглости? - недоумевал он. - К примеру, когда на фестиваль приехала Софи Лорен, ее тут же окружили поклонники, и меня тогда поразила ее реакция: она методично и спокойно, по-королевски всем раздала автографы. А наши-то уже тогда могли отмахнуться от кучки фанатов и пройти мимо.

Николай Посников не восхвалял красоту Лорен и Лоллобриджиды, которых ему удалось поймать в объектив.

- В них меня поразило другое - умение себя преподносить, - рассказывал он. - В этих женщинах было столько достоинства, что его невозможно было не заметить, вот они-то были поистине величественны, но не высокомерны.

 

Яростный Смоктуновский и восхищенный Дюжев

 

Фотографии Николая Посникова есть в архивах многих российских знаменитостей. Своим кумирам художник высылал снимки по почте или старался передать лично, как он сам говорил, «при оказии». В столице уфимец всегда носил с собой папку с отпечатанными фотографиями, чтобы взять автограф. Как правило, знаменитости с удовольствием расписывались на своих фото и благодарили фотографа за удачный снимок. Так что в коллекции Николая Юрьевича можно было отыскать не одну сотню фотографий с автографами звезд, от ироничной подписи Евгения Вестника «Я был о себе лучшего мнения» до восторженного росчерка Дмитрия Дюжева «Николай, вы Боттичелли».

– У меня, наверное, внутри сидит цензор, - улыбался Николай Юрьевич. – Я абы какие фотографии не показываю, вот если фото что-то из себя представляет, то я обнахаливаюсь и преподношу его. Многих артистов я встречаю спустя 10-20 лет, и старая фотография, которая, может, в то время и не понравилась бы, вызывает восхищение: «Ой, какие мы молодые!».

Попала в объектив фотографа и молодая Майя Плисецкая. Снимок сделан возле Большого театра. Спустя несколько лет жизнь снова свела Николая Посникова и великую балерину.

– Я подношу ей снимок для автографа, она взглянула и говорит спутнику: «Вот как надо снимать», - с гордостью вспоминал Николай Юрьевич.

Но один случай по-настоящему обескуражил фотографа. На Московский кинофестиваль приехала английская балерина и актриса Лесли Карон, известная по таким шедеврам, как «Американец в Париже» и «Длинноногий дядюшка». Позже она сыграла с Рудольфом Нуреевым в фильме «Валентино». Николаю Посникову удалось сфотографировать иностранную звезду в компании Иннокентия Смоктуновского.

– Неплохая фотография получилась, – рассказывал Николай Юрьевич. – Через пару лет подхожу со снимком к Смоктуновскому за автографом. Он взял фотографию, взглянул на нее, разорвал и пошел дальше. Мне это было настолько удивительно! Вроде не безобразно снято. Может быть, из-за того, что на ней он вместе с англичанкой?

Предметом особой гордости Николая Посникова стала серия фотографий Владимира Высоцкого. На одной из них певец и актер запечатлен с букетом цветов, а на другой в руках у Владимира Семеновича уже два букета.

– Я не был его поклонником, хотя какие-то интересные песни у него были, – признавался фотолюбитель. – Но тут его поклонница, с которой я много лет общаюсь, подошла ко мне с просьбой: «Коля, сними Высоцкого». Она откуда-то узнала, где он появится, и с букетом цветов ждала, пока он подъедет. Высоцкий вышел из машины с букетом, нес он его, по-видимому, Марине Влади. А моя знакомая преподнесла ему еще один, что-то теплое ему сказала, и он ушел. Я снимал их длиннофокусным объективом, четыре кадра сделал. На этом знакомство с Высоцким закончилось, но снимок остался, и теперь я вроде как нос поднимаю.

Позже те самые снимки Николай Посников обнаружил на обложке дисков с песнями великого барда.

– Одна так переснята, как будто и не мой снимок, а другая неплохо сделана. Но нигде не указано, что это моя работа. Я всегда говорю, что если б по десять копеек получал за снимок, я бы, наверно, миллионером был, - смеялся он.

В архиве уфимского охотника за звездами можно обнаружить и серию фотографий Марины Влади.

– Я все время думаю, как бы с ней повидаться и подарить ей снимки, - мечтал фотограф. – Она, наверное, была бы довольна, увидев на них себя совсем молодой.

 

Фаина Раневская: «Что вы! Я давно уже не женщина!»

 

Наделенный гипертрофированной скромностью, Николай Юрьевич иногда все же совершал довольно смелые для поклонника поступки. К примеру, Фаине Раневской он послал открытку и получил ответ. Зная о поэтических пристрастиях актрисы, он отправил ей книжку «Пушкинское Болдино» и снова получив благодарность «за интересную книгу о любимом писателе».

- И вот мне захотелось с ней познакомиться лично, и мы с другом поехали к ней в гости, - вспоминал Николай Юрьевич. - Купили подарков, огромные букеты цветов, а она так застеснялась, мол, к чему такая роскошь. И на наш ответ, что цветы для актрисы и, в первую очередь, для женщины, она в свойственной ей манере ответила: «Что вы, я давно уже не женщина!».

И, несмотря на то, что с Раневской Посников не был так близок, как, например, с Аллой Ларионовой, Фаина Георгиевна довольно добродушно общалась с «милым Колей».

– Проговорили с ней два часа, хотя до этого она сказала, что может уделить нам несколько минут, пока Мальчик, так звали ее собачку, гуляет на улице. Потом домработница запустила Мальчика в квартиру, а мы сидели и слушали, затаив дыхание. Она рассказывала, как однажды лежала на диване, читала книгу. А над ней висел какой-то большой гипсовый барельеф – мадонна с младенцем. Вдруг внутренний голос сказал: «Надо встать». Как только Фаина Георгиевна поднялась с дивана, гипсовая мадонна рухнула. «От меня бы мокрое место осталось. Я думаю, что это? Какое-то предчувствие, что ли», - спрашивала она у нас. 

Несмотря на то, что большинство биографов отзываются о Фаине Раневской как о даме эксцентричной и своеобразной, Николаю Посникову она запомнилась иной.

- С ней было на редкость легко разговаривать: бешеная энергетика этой женщины словно поглощала, - вспоминал он. - Не знаю, была ли она счастлива, но несчастливой женщиной она не выглядела точно — такая искрометная, харизматичная. Кстати, мне ни разу не пришлось слышать от нее ругательств, хотя знакомые рассказывали, как Раневская любила вставить крепкое словцо.

 

Светлане Светличной лично

 

Николай Юрьевич всегда удивлялся, как судьба сама сводила его со звездами.

- Как-то я летел из Москвы домой. И удивился, когда узнал в своей соседке по месту актрису Музу Крепкогорскую.

Скромный уфимец вежливо поздоровался и продолжил читать книгу. Но Посников не мог совладать с волнением от близости кинозвезды и несколько раз ронял книгу на ноги актрисы.

- Она мне сказала, что если так дальше пойдет, то я ей все ноги отобью, - смеялся Посников. - Извинившись, я предположил, что она едет в Уфу на премьеру фильма — так и разговорились.

Уже на следующий день Николай Юрьевич наблюдал за встречами Музы с журналистами, которая даже извинялась перед новым другом, мол, стыдно рассказывать всем одно и то же. А чуть позже Посников даже побывал на дне рождения Крепкогорской. Муза и ее супруг Георгий Юматов очень тепло приняли уфимца.

- Меня пригласили, наверное, потому, что я был вхож в дом Ларионовой, - размышлял Николай Юрьевич. - Но празднование было нешумным - только самые близкие люди.

В 70-х Посников часто бывал в Театре-студии киноактера, где долгие годы работала Гурченко.

- Мне посчастливилось увидеть ее в мюзикле «Целуй меня, Кэт», где я сделал несколько ее снимков. Вскоре актриса сломала ногу на съемках фильма «Мама». Позже на одном из кинофестивалей в Москве я случайно встретил Людмилу Марковну у гостиницы «Россия» и преподнес ей снимки. Она, не останавливаясь, на ходу рассматривала их, а потом бросила: «Это у меня еще нога была целая!». Конечно, с годами ее облик менялся: она уже не слишком походила на свои старые снимки.

Немало авторских работ подарил Посников и Светлане Светличной.

- Светличная - очень добродушная женщина, - делился впечатлениями он. - В последний ее уфимский приезд я пробрался к ней и показал целый альбом с ее фотографиями. Но оказалось, что многие у нее уже есть, хотя выбор все-таки был.

Стараясь сделать поклоннику приятное, во время другой встречи Светличная заверила Постникова, что, конечно, помнит его — он ведь родом из Сибири. А на замечание фотографа, что он из Уфы, ответила: «Ну, вот я и говорю!»

 

Алла Ларионова: «Коля, не забывай меня никогда!»

 

Почетное место на выставках автор всегда отводил главной героине своего фоторомана – красавице Алле Ларионовой. Когда бы ни пригодилось говорить с фотографом, разговор неизбежно сводился к теме дружбы с Ларионовой — о ней Николай Юрьевич упоминал чаще всего.

Когда-то молодой Посников увидел актрису в фильме «Двенадцатая ночь» и заболел красавицей с экрана. Затем было знакомство с картинами «Анна на шее», «Садко».

Впервые Посников сделал снимки актрисы на уфимском стадионе «Труд», где высадился целый десант популярнейших в то время актеров театра и кино.

- В афишах имя Ларионовой не значилось, но она появилась и вместе с Сергеем Столяровым исполнила сцену из фильма-сказки «Садко». Надо было видеть мое лицо в тот момент! Это было в августе 1962 года. В уфимском Дворце спорта актриса вместе с мужем не раз участвовали в концертной программе «Поет товарищ кино», где вместе с ними на сцену выходили поистине легендарные артисты Марина Ладынина, Николай Крючков, Михаил Пуговкин, Надежда Румянцева, Георгий Вицин и Савелий Крамаров. Это были незабываемые встречи.

Фотограф признавался, что наглость на дух не переносит, поэтому никогда не старался оказаться в одном кадре со звездой. А тесное знакомство простого советского лаборанта с кинодивой началось с ненавязчивых подарков поклонника в виде снимков ко дню рождения и на Новый год. Вскоре, завидев кинолюбителя с фотоаппаратом на фестивалях, Алла начала приветливо кивать Николаю, а потом у уфимца завязались с кинодивой добрые дружеские отношения: он писал ей письма, а приезжая в Москву, всегда приходил в гости с букетом цветов и сувенирами.

- Ларионова была человеком очень светлой души, - вспоминал с блеском в глазах Николай Юрьевич. - Мы с ней запросто болтали у меня дома, когда она бывала в Уфе: Алла листала мои многочисленные альбомы, вспоминала разные актерские истории, и мы травили анекдоты про знаменитостей тех времен. Но я был влюблен в нее, как в актрису. И ни в коем случае не предлагал выйти замуж, не претендовал на место в ее сердце: наше с Аллой многолетнее общение проходило на очень легкой ноте. Ларионова не раз бывала в Уфе, ее тянуло в наши края, ведь она родом из Аши Челябинской области.

Но самым трогательным моментом Посников считал празднование своего пятидесятилетнего юбилея, когда в 1992 году звезда поздравила уфимского друга лично, тайно прибыв в столицу Башкирии.

- Меня ее неожиданное появление на сцене ДК «Юбилейный» просто потрясло, никогда не забуду тот момент, - еле сдерживал слезы Постников. - Она прилетела, не предупредив никого, - просто пересела на уфимский самолет, едва вернувшись с американских гастролей.

Тогда со сцены Алла Дмитриевна назвала Николая своим большим другом, подарила дорогие часы и попросила «никогда не забывать» о ней.

 

«За уфимскими звездами не охочусь»

 

Фотография Аллы Дмитриевны, снятая в уфимской гостинице, стала первой работой фотохудожника, растиражированной во всесоюзном масштабе,

–  Я послал ее когда-то в журнал «Советское фото» для рецензии, чтобы услышать мнение профессионалов, - рассказывал Николай Посников. – Они прислали ответ: «Фотографии не возвращаем и не рецензируем». А позже я увидел в витрине огромного книжного магазина на проспекте Калинина книгу «Мастерство фотолюбителя», открытую на странице с тем самым снимком. Там была указана моя фамилия. В журнале «Биографии» вышли три или четыре материала с моими фотографиями Надежды Румянцевой, Натальи Кустинской, Людмилы Хитяевой. Это было очень неожиданно.

А вот фотографий мужа Аллы Дмитриевны – Николая Рыбникова – на его экспозициях никогда не было.

– Я его фотографировал, но у нас не сложились теплые отношения, - пояснял Николай Посников. – У них семья была немножко своеобразная. Это все-таки были разные люди, так думал не только я. Когда они приезжали с труппой в Уфу, в разных номерах жили. Как-то раз, когда она возвращалась в Москву с гастролей, я ее провожал в аэропорт. В то время в продаже появились большие ящики вареных замороженных крабов. Она закупила две упаковки – для себе и Георгия Юматова с его супругой Музой Крепкогорской. Я спросил: «Вас, наверно, Николай Николаевич встречает с багажом?». А она ответила: «Ой, что ты, мы давно в эти игры не играем, чтоб встречать-провожать».

Запомнился Николаю Посникову и юбилей любимой актрисы. Он приехал в Москву с подарками день в день, чтоб лично поздравить Аллу Дмитриевну. Долго звонил в дверь.

– Стояла гробовая тишина, - рассказывал он. – Наконец, открывает Николай Николаевич. Я говорю: «А где именинница?». А она в Надыме на гастролях. Я попросил передать подарки из Уфы. «А, это вы все время фотографии присылаете? Не хотите выпить?» – предложил он. Принес стопочку, бутербродик с икрой, выпили, не проходя в квартиру, поздравились.

Что касается башкирских звезд, то их в коллекции Николая Юрьевича практически не было.

– Я, как москвичи, которые не знают, где находится Третьяковская галерея, и думают: «Время будет, еще сходим», - шутил он. – Мне интересно то, что недоступно, что не каждому дано увидеть. Поэтому за уфимскими звездами не охочусь. Правда, есть у меня свои кумиры среди звезд татарской эстрады. Вот приезжала Хамдуна Тимергалиева. Говорят, она в первый же день в Уфе спросила, где я и почему к ней не подхожу. Мы с ней очень любим друг друга.

 

Конкурент Белохвостиковой

 

Николай Юрьевич рассказывал, что его хобби началось даже не с первых фото звезд, а еще раньше – с детства. Тогда в магазинах продавали открытки с фотографиями актеров, которые ему очень нравились. А юношеское увлечение коллекционировать карточки кинозвезд Посникову в свою очередь перешло по наследству от мамы.

- Тогда очень многие их собирали, - вспоминал Николай Юрьевич. - Мы еще мальчишками охотились за очередной карточкой какой-нибудь кинозвезды, обменивались экземплярами и очень завидовали тем, у кого коллекция богаче.

Татьяна Вадимовна была большой поклонницей тенора Леонида Собинова и актрисы Мэри Пикфорд, с которой в некотором роде даже вела переписку. Однажды она написала на киностудию письмо, в котором выразила свой восторг относительно таланта зарубежной кинодивы. И, ко всеобщему удивлению, ей пришел ответ — большой конверт с фотографией актрисы и подборкой открыток.

- Тогда мама, как любой воспитанный человек, снова повторила процедуру и с помощью переводчика выразила благодарность за ответ, - рассказывал Николай Юрьевич. - И тут ей снова пришел огромный конверт с подарками. В итоге так продолжалось три раза, пока мама просто решила «не благодарить», дабы не доставлять неудобств и не казаться навязчивой.

С актрисой Ниной Усатовой.

Татьяна Вадимовна родилась в столице Башкирии, какое-то время работала художником в московском театре Сергея Образцова. А поездка к родителям в Уфу совпала с началом войны, поэтому о возвращении в столицу не могло быть и речи. Отца - Юрия Николаевича, тоже театрального художника, в 42-м забрали на фронт, откуда ему не суждено было вернуться. А мама вместе с уфимским кукольным театром разъезжала по башкирским городкам и деревням — агитбригада артистов тогда поддерживала дух сельчан. Во время гастролей в деревне Николаевка под Бирском и родился будущий фотограф. Детство его прошло за кулисами театра среди эксцентричных актеров и оживающих кукол.

Интересно, что уже через несколько лет сам Посников, как когда-то его мама, гастролировал по Башкирии в составе самодеятельного творческого коллектива ДК «Юбилейный».

- Днем я трудился лаборантом на заводе, а вечером выходил на сцену в образе Софы Неандертальской, добродушной и немножко нелепой, - вспоминал он. - Она то разыгрывала цыганку, то читала популярные смешные монологи тех лет.

Актерский мир так манил молодого человека, что в 26 лет он решил поступать во ВГИК.

- Помню, что совершенно не готовился - читал, что когда-то знал, - смеялся он. - И вот мы проходили самый первый этап - чтения стихов и басен, нас было несколько парней, стеснительных, как и я, и очень милая воздушная девушка.

Николай представил приемной комиссии, в которой не обнаружил ни одного знакомого лица, юмористические монологи.

- Все экзаменаторы очень смеялись, но я понимал, что пройти по конкурсу было слишком мало шансов, - продолжал Николай Юрьевич. - А эта девушка, особенно на нашем фоне, выступила просто блестяще. Уже потом, через несколько лет, я увидел ее в кино – это была Наталья Белохвостикова.

Знакомые артистки часто спрашивали товарища, почему он профессионально не выучился, к примеру, на оператора. А когда узнавали, что он пытался стать актером, облегченно вздыхали: «Не получилось - и хорошо. Слишком капризная это профессия».

 

«Мой стиль – ни одного резкого снимка!»

 

Отличительная черта фотографий Николая Посникова – это мягкий свет и одухотворенные лица его персонажей. При этом сам мэтр профессионалом фотодела себя не считал, ведь он работал для души, а не за деньги.

– Я всегда смеюсь: Посников отличается тем, что не имеет практически ни одного резкого снимка. Это фирменный стиль. Этим и интересен, - выражал он уверенность. – Щелкаю обыкновенными мыльницами, а потом выбираю что-то интересное. Сканирую старые пленки, но они получаются очень зернистыми. Те фотографии, которые когда-то печатал сам, гладенькие, хорошие, не то, что теперешние.

Мода на селфи на фоне звезд фотохудожнику была непонятна.

– Очень не люблю назойливых людей и сам стараюсь не приставать, - говорил он. – Я старался найти актеров, если у меня была готовая фотография на руках, а не просто идти за автографом. Другое дело, конечно, иностранные звезды, которые сегодня есть, а завтра нет, и я не успею сделать им снимок в подарок. Поэтому их просил, чтоб расписывались хотя бы на бумажечках.

С певицей Ксенией Георгиади.

Зарубежные звезды и не подозревают о том, что где-то в Уфе хранятся фотографии тех лет, когда они были молоды. Одна из немногих актрис, которым Николаю Юрьевичу удалось передать фотографию, стала Джина Лоллобриджида. В тот день с уфимцем случился конфуз: он не заметил, что чернильная ручка, которую он протянул прекрасной итальянке, протекла. Джина с удивлением посмотрела на свои испачканные пальцы, а сконфуженный уфимец скрылся, оставив ей на память два снимка. 

Фотограф признавался, что в жизни ему очень повезло. Он пожил в те времена, когда звезд такой величины можно было запросто поймать на улице.

– Это сейчас все с охраной, с пистолетами, - печалился Николай Юрьевич. – Меня убивает, когда идешь на какой-то концерт или спектакль и слышишь: «Съемка запрещена». Это неправильно, ведь даже фотокорреспонденты нередко вынуждены щелкать «из-под полы», в итоге снимки известных артистов получаются отвратительные - с кривыми физиономиями. Нужно запрещать не фотографам работать, а газетам и журналам печатать неудавшиеся кадры. Мне уже неинтересно само действие, если не могу сфотографировать. Хотя я во всеоружии: фотоаппарат всегда с собой.

Несмотря на то, что фотографией Николай Постников занимался больше полувека, откровенно признавался, что ничего не смыслит в технике.

- Своей цифровой камерой совершенно недоволен, - сетовал он. – Может, выбрал не то, что нужно, но уж слишком медленно работает, даже в ремонт приходилось относить. Мне всегда хотелось как-то совершенствоваться, но учиться слишком уж не люблю.

Работы Николая Посникова невероятно очаровывают, особенно на фоне востребованных сегодня изображений селебрити с искаженными гримасой лицами или застигнутых папарацци в исподнем. Потому ценность черно-белых работ уфимского мастера, от которых исходит необыкновенный свет, со временем лишь возрастает. Наверное, недостаточно в совершенстве владеть камерой или иметь репортерские навыки. Непременное условие – душевное отношение к героям своих снимков. А каждый портрет Николая Посникова – это не что иное, как признание в любви.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921
Популярное

ОПРОС По какой причине вы бы сделали прививку от коронавируса?

Результаты

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии
Диадок

Фокус

Новые турниры в казино Вулкан Платинум дарят еще больше призов