Арт-объект

Театральные постановки позволяют по-новому взглянуть на популярных киноактеров

18.06.2017 Андрей КОРОЛЁВ
По слухам, пару лет назад трансляции из лондонского театра «Барбикан», где в роли Гамлета на подмостки вышел Бенедикт Камбербэтч, обогнали по популярности мировое турне Бейонсе и Jay-Z. Другими словами, это было что-то вроде урагана, на который смотрели все. Последние несколько лет актеры, чьи имена в тренде, а порой и в самом эпицентре внимания, уверенно тянут разные поколения в кино смотреть театральную классику в новых интерпретациях, а не очередной «Форсаж», эффектно сражающийся с законами физики. Это феномен, в рамках которого можно увидеть, как недавние Гарри Поттер и Локи, Шерлок Холмс и Магнето демонстрируют актерское искусство, которое в этом случае действительно можно назвать таковым.

Мальчик, который выжил в театре

 

В новом сезоне проект TheatreHD выпустил на широкие экраны несколько новинок, в числе которых – спектакль «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», где одну из главных ролей сыграл Дэниэл Рэдклифф. Это не первый театральный опыт Рэдклиффа, но отличный пример, в котором видна разница между одним и тем же актером в драматической истории и мейнстримовом боевике.

Рэдклифф начал играть в театре еще будучи связанным ролью Гарри Поттера - в лондонской версии постановки музыкальной комедии The Play What I Wrote в 2004 году. Через три года в спектакле «Эквус» он сыграл свою первую серьезную роль, которой он попытался отбиться от однообразного амплуа «мальчика-который-выжил», - психически нестабильного юношу, страдающего от сексуального влечения к лошадям.

Постановка «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» Дэвида Лево по постмодернистской пьесе Тома Стоппарда в театре «Олд Вик» - пятая театральная роль для Рэдклиффа, успевшего потоптать даже бродвейскую сцену. Впрочем, спектакль получился противоречивый. Дело не в Рэдклиффе, который, наконец, перестал бросаться заклинаниями в разные стороны и вполне успешно примеряет новые маски. Проблема в самой постановке, хотя Лево - специалист по Стоппарду, уже не раз работавший с его пьесами. Режиссерскому посылу не хватает трагизма, заложенного в тексте. Хотя, кажется, именно это – в частности, превращение героев в марионеток перед лицом написанной судьбы – и хотел противопоставить Лево канонической дуракавалятельной экранизации с Тимом Ротом и Гэри Олдманом. Лихорадочное проговаривание диалогов должно было создать контраст по отношению к фильму, но в итоге формирует на сцене только сумбур и суматоху, из-за чего зритель неизменно спотыкается и благополучно пролетает над всем, где стоило бы остановиться. История, при всех заново расставленных акцентах, воспринимается как поверхностная и не совсем внятная игра в слова – особенно для тех, кто не знаком с оригинальным произведением.

Тем не менее Рэдклифф (глуповатый Розенкранц) смог создать вполне органичный дуэт с Джошуа Макгуайром (сообразительный Гильденстерн), с которым они уже пересекались на съемочной площадке сериала «Записки юного врача» по Булгакову. К слову, Джош за свою недолгую карьеру уже успел сыграть Гамлета в постановке шекспировского театра «Глобус» - при том, что в кино зрители могли заметить его в сериалах типа «Отбросов». Так или иначе присутствие Рэдклиффа обеспечило полностью забитые залы на весь период показов в Лондоне, из-за чего спектакль пришлось продлить.

 

Фанаты Оливье

 

Кажется, что зачастую киноактеры воспринимают театральные роли больше как сайд-проект собственной карьеры. Так, например, Джеймс Франко, которого запомнили, в первую очередь, по роли Зеленого Гоблина в «Человеке-пауке», лишь однажды показывался на театральной сцене. В постановке «О мышах и людях» по Стейнбеку он показал неплохой потенциал, место которому явно не только в одиозных полукомедийных ролях. Кстати, в этом же спектакле отлично – в том числе и от своего навязчивого придурковатого амплуа – показал себя еще один комедийный актер Крис О’Дауд, хорошо знакомый публике по ситкому «Компьютерщики».

В случае с Бенедиктом Камбербэтчем все совсем иначе: будущий Шерлок Холмс XXI века впервые оказался на сцене еще будучи в школе - в 12 лет Бен сыграл королеву фей в спектакле «Сон в летнюю ночь». Он получил два театральных образования и еще до начала кинокарьеры играл в классических пьесах в известных британских театрах, причем был номинирован на награду Лоуренса Оливье за роль второго плана в «Гедде Габлер». Награду Лоуренса Оливье он все-таки получил – в 2011 году за участие в спектакле «Франкенштейн» Дэнни Бойла, поставившего «На игле», «Пляж», «28 дней спустя». Причем напарником в этой постановке выступил еще один Шерлок – уже из американского сериала «Элементарно» - Джонни Ли Миллер: он и Камбербэтч по очереди играли ученого Виктора Франкенштейна и его Создание – и очень убедительно. В 2015 году Бенедикт, идеально вжившийся в роль остроумного социопата, расширил границы образа собственным вариантом Гамлета.

К слову, чтобы увидеть «Гамлета» с Камбербэтчем вживую, публика караулила билеты, которые разлетались, как горячие пирожки. Но при этом запись этой постановки в провинциальных российских кинотеатрах до солд-аута не дотянула (как, впрочем, и другие подобные показы), хотя и пользовалась спросом. Причин может быть несколько. В первую очередь – цена, обычно вдвое превышающая среднюю стоимость похода в кино: в Уфе стоимость билета на показ любой постановки TheatreHD стоит не меньше 450 рублей, а это вдвое больше средней стоимости кинобилета в Башкирии. Кроме того, редкость самих показов – один, максимум два раза за сезон – тоже может идти вразрез с рабочим графиком театрофилов. А возможно, дело просто в том, что чем дальше идти вглубь России от реального Камбербэтча, тем жирнее и слаще оказываются торренты.

Не менее интересен оказывается Том Хиддлстон, в которого публика влюбилась в начале 2010-х, после того, как он закрепился в роли Локи в экранизациях комиксов «Марвел». Начинал он с телефильмов и сериалов, но при этом на протяжении всей своей карьеры не оставлял театр. Интересно, что в 2008 году Том дважды угодил в одну и ту же номинацию на премию Лоуренса Оливье за роли в шекспировских постановках (его «Цимбелин» был признан интереснее его же «Отелло»). Уже после тотального успеха Том сыграл в еще одной постановке Шекспира «Кориолан», и это как будто бы окончательно напомнило всем о драматическом потенциале мейнстримового актера, на который пока еще ставят не многие. Тем временем Кориолан ставит Хиддлстона в один ряд с ключевыми фигурами британской театральной школы – эту же роль в свое время сыграли и Энтони Хопкинс, которого все помнят как Ганнибала Лектера, и Иэн МакКеллен, воплотивший в кино популярнейшие образы Гэндальфа и Магнето.

 

В ожидании кино

 

Если за рубежом сейчас нет четко прослеживаемой тенденции, что для киноактеров оказывается первичнее – театр или кино, то в случае с российской сценой все более ясно. Очевидно, что у нас большинство талантов приходят в кино именно из театра – и зачастую в киноиндустрии и остаются. И даже при таком привычном порядке вещей внезапные театральные вспышки порой раскрывают актеров совершенно с неожиданной стороны.

Очень интересный пример – спектакль «В ожидании Годо» по пьесе Беккета (раз уж речь о театре абсурда), который поставил в конце 90-х Юрий Бутусов в театре им. Ленсовета. В постановке ярко заявили о себе тогда еще малоизвестные однокурсники Российского института сценических искусств Константин Хабенский, Михаил Пореченков и Михаил Трухин, которым совсем скоро было суждено стать героями ментовских сериалов «Улицы разбитых фонарей» и «Агент национальной безопасности». Плохонькая магнитофонная запись постановки с огромным успехом до сих пор ходит по соцсетям и видеохостингам, демонстрируя непривычно глубокие для телезрителя амплуа этих актеров. Постановка, кстати, оказалась очень удачной и взяла две «Золотые маски». И если Хабенский стал одной из немногочисленных надежд современного российского кино, то Пореченков затерялся среди сериалов, громоздких исторических драм и бесхитростных боевиков, а Трухин перебивается эпизодическими ролями в проходных фильмах.

Нельзя не вспомнить «Мастерскую Петра Фоменко», которая довольно резво стала завсегдатаем трансляций отечественного сегмента TheatreHD. Ныне ведущая актриса Мастерской Галина Тюнина в конце 90-х очень удачно снималась в первых фильмах Алексея Учителя. Алексей, как-то раз поймав на слове самого Фоменко, смог даже заполучить всю театральную труппу для съемок триумфальной «Прогулки» в 2003 году. К слову, этот фильм стал одним из первых работ одного из главных секс-символов современного российского кино Евгения Цыганова, тоже воспитанника Мастерской. Интересно, что в этом году ожидается выход фильма «Аритмия» Бориса Хлебникова, в котором одну из главных ролей сыграла еще одна звезда «фоменок» и по совместительству маэстро инстаграма Ирина Горбачева. В порядке увлекательных исключений из общих правил случаются прорывы на границе театра и кино: к примеру, недавний призер международных фестивалей «Ученик» Кирилла Серебренникова изначально был спектаклем в Гоголь-Центре.

Разумеется, это далеко не весь список очевидного и невероятного перевоплощения хорошо известных винтиков мейнстрима в нечто более серьезное: тысячи их, стоит только копнуть глубже телевизионных трансляций. Киноиндустрия приносит актерам больше финансового благополучия, чем театр, но также вполне очевидно, в каких форматах чаще всего стоит искать интеллектуальную глубину. Также очевидно, что это понимают и сами актеры, которые нет-нет да уходят из водянистого развлекательного кино в театральные пустыни. А потом возвращаются – гулять по воде, гулять по воде, гулять по воде – со зрителем. 

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное
АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе