Арт-объект

Фотограф Руслан Исхаков: «Моя задача – соврать: показать красивее, веселее, массовее, чем было на самом деле»

25.09.2017 Андрей КОРОЛЁВ
Уфимец Руслан Исхаков занимается свадебной фотосъемкой без малого десять лет. Репортажный опыт сделал его стилистику хорошо узнаваемой среди относительно небольшой диаспоры уфимских фотографов. В 2015 году он переехал в Петербург и продолжил любимое дело, но уже в качестве «понаехавшего». Руслан рассказал, чем фотографы Уфы отличаются от питерских, из-за чего традиционные фотосессии уже никому не интересны и почему вовремя соврать тоже нужно уметь.

«В Уфе я жил расслабленно, доходы от съемок не считал»

 

- В Петербурге фотографу выгоднее, чем в Уфе?

- Фотография изначально была моим увлечением, сейчас - переросла в профессию, я зарабатываю только съемками и мастер-классами. В Питере денег больше, само собой. Другое дело, что я не так давно там живу, а работа фрилансера подразумевает большое количество клиентов – их у меня пока еще немного. В Уфе за 5-7 лет я сделал себе имя, проблем в поисках работы не было, заказы постоянно приходили по «сарафану». Когда я переехал в Петербург, выяснилось, что там работу давать никто не спешит. Сейчас приходится регулярно мониторить паблики в соцсетях, наизусть выучил сайты с биржами заказов. Но это дело наживное. И получается, что в Питере заказчиков меньше, но в среднем за съемку денег приходит больше.

- То есть ты работаешь меньше, но получаешь больше. Это же идеально.

- Выходит так. В Уфе я жил расслабленно, доходы от съемок не считал. В Питере, когда начал жить один, когда расходы увеличились, я понял, что нужно вести статистику. Пока у меня не получается достаточно хорошо пролезть в свадебный бизнес Петербурга, поэтому больше занимаюсь репортажной работой. С весны прошлого года я фотографирую для питерской «Геометрии». Первое время после переезда я кривил нос, не хотел туда идти – деньги там небольшие, да и в Уфе я этого уже наелся. В итоге сдался и не зря. Так, по долгу службы фотографирую самые разные городские события – от открытия бара и экономических конференций до концертов и спектаклей.

- Ценовая сетка по свадебной фотографии в Уфе и Петербурге сильно разнится?

- Конечно, чем город крупнее, тем все дороже. В Уфе примерный ценник – от 2-3 тысяч за час. В Питере ценовой потолок повыше. Есть, например, фотограф Леша Гайдин – у него 10 тысяч в час. Это хороший, нестыдный результат. В Питере, может быть, человек 10, которые снимают на таком ценовом и качественном уровне. Я беру за съемку 5 тысяч в час. Кстати, если у вас нет денег, всегда можно найти бесплатного фотографа, который только начинает работать в этой сфере и ему нужно портфолио. Правда, результат тут неизвестный и рискованный.

- На твоем сайте указано, что ты - репортажный фотограф, который снимает свадьбы. Такое позиционирование для тебя принципиально важно?

- Да, определение должно быть узко заточенным. Так клиент понимает, что фотограф делает не все подряд, а что-то конкретное. Когда записываешься к врачу, ты же не думаешь, что он и пятку почешет, и зубы вылечит.

- Клиент всегда прав и часто из-за этого капризничает. Заказчики понимают, что они хотят?

- Сложный вопрос. Ты знаешь, как сейчас работает реклама. Взять тот же Apple. Они настолько эффективно себя рекламируют, что сами создают потребность. Если бы не было свадебных репортажников, а были бы те, кто делает обычные фотооткрытки, все были бы довольны. Но фотография развивается, появляются новые жанры. Соответственно, и у людей возникает желание это попробовать.

- Какие последние тенденции успели появиться в привычных свадебных фотографиях?

- Появляются совсем свежие взгляды типа Вани Трояновского. Это такой самородок, который взялся непонятно откуда и снимает непонятно как, но он умеет создать свой определенный мир. Когда он, скажем, снимает какую-нибудь лавсторьку, то на фотографиях оказывается только мир этих двух людей, существуют только они, а все снаружи их не касается.

- Вообще-то звучит вполне обычно.

- Дело в необычном визуальном языке. В 60-х годах в Америке появилось такое направление Snapshot Aesthetic - буквально «любительская эстетика». Не уверен, знает ли Ваня про них, но я понимаю, что он пользуется этими наработками. Снэпшот – кадр, снятый на мыльницу без какого-либо высокохудожественного намерения. То есть щелкнул «как есть»: небрежное кадрирование, где-то что-то не в фокусе, заваленный горизонт, главный объект может быть в углу... Да, это не очень хорошо с точки зрения академической фотографии, но зато это выглядит очень искренне и богато с эмоциональной точки зрения. Возникает ощущение, что это «настоящая» фотография. И ты понимаешь, что здесь не было фотошопа, вымученной постановки, что это было реальное случайное мгновение. Вот эта категория правды в фотографиях сейчас очень важна.

 

«В репортаже всегда есть элемент сюрприза»

 

- Когда обычные фотографии-открытки стали менее востребованы, чем такие инновации?

- Лет десять назад. Раньше зазор между тем, что происходит в России и на Западе, был довольно большой. Могло пройти несколько лет, прежде чем до нас доходила та или иная зарубежная тенденция. Сейчас этот зазор сокращается за счет интернета. Плюс ситуация изменилась с появлением нормальных цифровых камер. С ними стало возможно снимать много – для репортажника это главное. Если снимаешь репортаж, то ты снимаешь по-настоящему много. С одного свадебного дня я приношу примерно 5000 фотографий. При этом клиенту уходит около 10 процентов, если не меньше.  И это не я такой раздолбай, который делает много лишнего, такова съемка. Ты ловишь моменты и не можешь снимать по одному кадру в 10 минут. Ты лупишь, как ненормальный, входишь в поток, драйв, и в этом драйве у тебя получается кое-что уловить. И неважно, что потом большую часть ты потом выкинешь, главное – что тебе удалось выловить то ценное, что ты потом отдашь.

- Свадьбы для фотографа чем-то отличаются друг от друга?

- Конечно. Люди разные, послевкусие. С некоторых уходишь выжатый, как лимон, и жить не хочется, и снимать, и фотоаппарат закидываешь в угол. А бывают эмоционально приподнятые свадьбы, когда ты сразу бежишь к компьютеру обрабатывать сырье.

- От чего это зависит?

- От людей, от их настроения. Насколько люди в семье открыты друг к другу, общаются между собой.

- В каком городе интереснее снимать репортаж?

- Везде случаются такие задания, что не остается никакого пространства для творчества. Когда каждую секунду ты занят и нужно отснять какие-нибудь конкурсы один за другим, всех победителей с подарками, брендированные вещи. Радости такая работа не приносят. Но бывает, что нужна в кадре именно атмосфера, настроение, сюжеты. Тут не угадаешь, когда и где случится открытие. Я поэтому и занимаюсь репортажной съемкой – в ней есть элемент сюрприза, удачная неожиданность. Снимаешь, дома сливаешь сырье, начинаешь просматривать и вдруг видишь – вот оно, ай да Пушкин, ай да…! Таких моментов в последнее время бывает все меньше, начинаю утыкаться в потолок того, что могу снять. Но – все еще бывает. Такие удачи подогревают интерес к профессии. Если бы их не было, я бы завязал с фотографией. Превращать ее в механическое зарабатывание денег я не хочу.

- Результат зависит от уровня события?

- Что такое результат, с чьей точки зрения? С моей – нет, в каком бы городе это ни происходило. Я занимаюсь коммерческим репортажем, а это съемка за деньги для конкретного заказчика. В этом смысле моя задача – соврать. Показать красивей, веселее, массовее, чем это было на самом деле.

- Значит, разгуляться особенно негде и смена городов тут ни при чем?

- Ну да, есть определенный тупик, приходится лавировать, чтобы и задание выполнить, и что-то для себя снять. Конечно, во время съемки я себя не ограничиваю. Уже потом, за компьютером, я отбираю только то, что соответствует техзаданию. Все зависит от заказчика. Есть люди с самоиронией, которым нужно что-то такое, настроенческое. Но таких попадается мало. Чаще всего курьезы оказываются никому не нужны, кроме самого фотографа. Радуют съемки на крупных фэшн-мероприятия вроде Mercedes-Benz Fashion Week. Там можно отрываться вовсю, потому что снимаешь подобные статусные мероприятия, как правило, бесплатно. 

 

«Съемка циркового закулисья – очень избитая тема»

 

- Есть какая-то съемка, которая запомнилась всерьез и надолго? Мне на ум сразу приходит закулисье «Цирка Дю Солей».

- Тут надо понимать, что это был пресс-тур для журналистов, где шаг влево или шаг вправо карались расстрелом. Тебе дают специального сопровождающего, ты не можешь никуда отойти и снимаешь там, куда тебя поставили. Картинка, конечно, прикольная, но это так скучно!

- С позиции зрителя получившиеся кадры воспринимаются совсем иначе.

- Сергей Максимишин, известный российский фотожурналист, в интервью как-то рассказал шутку о конкурсе World Press Photo. Что каждый раз там выигрывает какая-нибудь кубинская школа музыки или бокса и какой-нибудь цирк. В любой шутке есть доля шутки, но вы посмотрите на победителей. Это к тому, что съемки циркового закулисья – очень избитая тема. Это очень легко снимать и это визуально довольно интересно, причем от тебя требуется минимум работы. Получается ярко, но тема пережеванная сто раз и тут ничего нового сказать нельзя. В стрит-фотографии тоже есть такие шаблоны, которые считаются дурным вкусом: съемка бомжей или работников ЖКХ.

- То, что не попадает к заказчику, идет куда-то дальше твоего рабочего стола?

- Да, сейчас не те времена, чтобы куда-то складывать, этим надо делиться. Я выкладываю в «Инстаграм».

- Это адекватная площадка для такого материала?

- Других применений я не вижу. Никто не будет делать выставку из этих хлебных крошек.

- В Уфе делают.

- Крицкого имеешь в виду? Он называет это стрит-фотографией, но это шлак. Визуальный язык журнала «Советское фото» 60-70 годов. Сейчас этот жанр гораздо сложнее и многограннее, там сложная форма, работа со светом и цветом, необычная геометрия, абсурдные сюжеты, сюрреализм. А что у него? Стоит девочка, ветер задрал ей платье до трусов. Ну что это такое? 

- А что должно произойти в Уфе, чтобы люди поняли, что вот это – красиво и интересно, а это – старье и мусор?

- Образование нужно. Чтобы узнать, например, что такое настоящая стрит-фотография, нужно посмотреть, скажем, Мартина Парра, Шина Ногучи… Люди не понимают, что такое современное искусство, современная фотография. В школах этому не учат. Возможно, тут сыграл роль железный занавес. Мы ведь до сих пор отказываемся понимать «Черный квадрат», хотя 100 лет прошло. Публика худо-бедно воспринимает Возрождение, но все, что было после, – с трудом. Развивается и фотография, с 70-х в ней тоже немало произошло.

- А кто твой кумир? На что стоит ориентироваться в море современной фотографии?

- Кумиров нет, но есть интересные люди. Пинхасов. Никишин. У Никишина как раз есть интересные статьи про постмодернистский барьер, который препятствует пониманию современного искусства. Максимишин хорош как преподаватель, а как фотограф сейчас немного отстал, он сам это понимает и не спорит. Сам шутит, что он всем надоел, но борозды не испортит. Если интересует фотожурналистика, то нужно смотреть агентство Magnum Photos, победителей World Press Photo, если фэшн-съемка – зарубежный Vogue, Марио Тестино, Энни Лейбовиц. Вообще, у Курта Воннегута в «Синей бороде» было отличное определение, как отличить плохую картину от хорошей: нужно просто посмотреть миллион картин. 

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное
АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе