Арт-объект

«Троцкий» и «Демон революции» рассказали не об истории, а о современной идеологии

26.11.2017 Андрей КОРОЛЁВ
К 100-летию революции российское телевидение практически одновременно выстрелило двумя громкими премьерами. Для «Первого канала» Александр Котт и Константин Статский сняли 8-серийную историю «Троцкий» с Константином Хабенским в главной роли. На «России» - сериал Владимира Хотиненко «Демон революции» с Евгением Мироновым и Федором Бондарчуком. При том, что эти тв-сюрпризы сделаны по-разному, в одном они сходятся: и тот, и другой - продукты идеологические, а не исторические.

Живьем брать демонов

 

«Демон революции» концентрируется на событиях, предваряющих октябрь 1917 года. Проводником в этой истории становится агент императорской контрразведки Алексей Мезенцев, чьи рассекреченные записи тех лет легли в основу сериала. Герой Максима Матвеева сталкивается с делом Александра Парвуса – непримечательного авантюриста и эмигранта. В 1915 году Парвус, которого играет Федор Бондарчук, предлагает германскому министру устроить в России переворот, чтобы вынудить ее выйти из Первой мировой войны, где она уже готова одержать победу. Германия поддерживает идею и выделяет на проект большие деньги. Парвус понимает, что революции нужен вождь, но сам на такую роль не годится. Выбор падает на Ленина – интересное перевоплощение Евгения Миронова – который сидит без средств и не у дел в Швейцарии, размышляя о судьбах мира и отмывая тарелки в столовой. Интриги вокруг отправки Ленина в Россию в новом статусе становятся центром истории и пытаются пролить свет на события, о которых спорят до сих пор.

Идея создания фильма «о роли немецких денег в октябрьском перевороте» родилась у гендиректора телеканала «Россия» Антона Златопольского, выступившего одним из продюсеров сериала, еще 10 лет назад. Первый вариант сценария был написан в 2009 году известным сценаристом Эдуардом Володарским («Проверка на дорогах», «Свой среди чужих»), но потом много раз изменялся. По словам режиссера, сюжет строится на событиях либо малоизвестных, либо тех, которых историки не касались вообще. Продюсер сериала Александр Роднянский утверждает, что вся канва событий соответствует историческим фактам, а ее наполнение - то есть непосредственно поведение персонажей, их разговоры, взаимоотношения - художественный вымысел.

Хотиненко, снявший в свое время знаковые фильмы «Зеркало для героя», «Макаров» и «Мусульманин», делает повествование размеренным и неторопливым. История больше похожа на сеанс одновременной шахматной игры, которую Парвус начинает и проигрывает – во всяком случае, широкой общественности через 100 лет его имя ни о чем не говорит. Сериал довольно подробно описывает обстоятельства и мотивацию главных героев, которые грезят кто о чем: Ленин – о радикально ином, но справедливом будущем для страны, Парвус – о власти и статусе серого кардинала в новом государстве, Мезенцев – о сохранении старого порядка. В этой обстоятельности, во включении архивных кадров, в экспозиционных диалогах, объясняющих зрителю исторические повороты, сериал уходит слишком далеко в сторону и превращается в псевдодокументальный фильм. В этом ракурсе надуманными выглядят и связывающая историю линия Мезенцева, и выдуманные авторами «рассекреченные записи», и лирическая линия, завязанная в любовный треугольник: Мезенцев – Парвус – революционерка Софья Руднева, которую играет Паулина Андреева.

- Непросто выскочить из памятника и сделать живого Ленина, - комментировал сериал Владимир Хотиненко. - А просто – это если делать из Ленина пародию. Или заявлять: Ленин мерзавец, подлец, говнюк. Но дело в том, что тогда кино будет не про Ленина. А реальный Ленин – это тяжело. Он же не бегал и не стрелял, как Сталин в юности, когда был бандитом. Ленин тихо сидел в библиотеке и читал книжки.

Действительно, главным украшением сериала становится игра Евгения Миронова, которому удалось вполне органично вжиться в роль и показать харизматичного персонажа. Среди привычной картавости, «батеньки» и удачного грима удается увидеть амбициозного философа, просчитывающего свои действия на несколько ходов вперед. Кроме того, важно отметить, что Ленин в трактовке Миронова – это вполне положительный персонаж, который еще не готов идти по головам. Он долго и много взвешивает возможные последствия своих решений и старается быть честным со своими соратниками. Поскольку агенты контрразведки оказываются тоже положительными героями, в качестве оппозиции поданы коварные немцы с толстыми кошельками и Парвус, без особых душевных терзаний готовый подставлять всех подряд. На первый взгляд, Бондарчуку удается передать эту нервозность и дурные амбиции, но чем дальше, тем больше кажется, что на его месте мог бы быть любой другой актер и сериал бы от этого не пострадал, а возможно и выиграл.

 

Рок-звезда революции

 

«Троцкий» - байопик об одноименном революционере, которого сыграл Константин Хабенский. История построена как многодневное интервью Троцкого журналисту Фрэнку Джексону, которое он дает в 1940 году в Мексике. Зритель узнает всю его историю – от объяснения своего псевдонима до высылки из страны, которая фактически завершает его политическую карьеру.

С самого начала финал сериала предсказуем для всех, кто знает историю революционера или невзначай заглянул в «Википедию». Поэтому продюсеры – Константин Эрнст и Александр Цекало – делают ставку на секс, насилие и компьютерную графику. Динамичный монтаж и удачно входящая в кадр инфографика делает стилистику сериала близкой к компьютерным шутерам, которые за последние годы превратились в игру внутри достоверно нарисованного кинофильма. Вычищенная от лишнего цвета картинка и происходящее, которое ближе к фэнтэзи, чем к историческому фильму, невольно напоминают еще один проект Александра Цекало – разделенный на полнометражные премьеры сериал про Гоголя.

Продолжая ту же концепцию, что Цекало определил для Гоголя, «Троцкий» отказывается от нарочитой документальности и предлагает главного героя, далекого от реальности. Троцкий Хабенского – маниакальный фанатик и циничный игрок, способный жертвовать чем угодно и помешанный на фрейдистском восприятии социальных процессов («Революция – это секс!»). Образ Троцкого навязчиво смешивают с комиксово монументальным бронепоездом, на котором главный герой скачет по всей стране и наводит порядок. Хтоническую связь неоднократно подчеркивают в эпизодах, самым ярким из которых становится вырубка кладбищенских крестов на топливо. В итоге, конечно, накормленный кровью молох вырывается из-под контроля и скидывает Троцкого в эмиграцию, где он и вынужден провести остаток жизни. Исповедь журналисту многократно подчеркивается тем, что герой ни о чем не жалеет и считает себя непобежденным, хотя его в этом пытаются убедить все – в том числе и призраки прошлого. В этом смысле апофеозом становится сериальная смерть Троцкого – не убийство, как это было на самом деле, а самоубийство. 

– Мы не снимали документальное кино, но все равно для нас были важны некие маячки, от которых мы отталкивались, - подчеркивает режиссер Александр Котт. - Нас там не было, и, что происходило на самом деле, мы не знаем. Есть только факты и документы, которые тоже далеко не всегда являются фактическими документами. С другой стороны, была проделана большая подготовительная работа со сценаристами. Поэтому в смысле жизни Троцкого и его поступков не было ничего придумано. Но само кино – это попытка понять этого человека. Не оправдать, а именно понять.

В целом, кастинг «Троцкого» призван разве что оттенять главного героя. Ленин в исполнении Евгения Стычкина получился инфантильным и тщеславным, Парвус, которого сыграл Михаил Пореченков, – мелким пройдохой, который не способен отстоять свою линию и быстро исчезает с горизонта. Журналист Фрэнк – все тот же Максим Матвеев – убедительно косит под репортера, но в спорах с главным героем всего лишь выполняет роль статиста.

 

След из хлебных крошек

 

Фактически о причинах недовольства в народе, о внутреннем развитии революционного движения сериалы не рассказывают, а все исторические мотивы и политические разветвления сведены лишь к тем или иным чертам характеров главных героев. В результате такого упрощения и «Демон революции», и «Троцкий» смотрят на революцию как на результат удачного вложения иностранных денег в честолюбивых, жадных и похотливых маньяков, которых издавна засылают в Россию с вполне четкими указаниями. Отсюда и намеренная демонизация Троцкого в одном случае и Парвуса – в другом.

Целостность и уровень жизни при старом порядке специально подчеркивается: в начале отмечается, что революция была невозможна – не было причин, из-за которых люди захотели бы взять в руки оружие. И только подрывная деятельность в течение нескольких лет оказалась способна заронить зерно сомнения в нынешней власти. При этом последующая разруха, смерти, превращение людей в зверей – всеобщее пепелище после революционного пожара – красноречиво показывают, как плохо бывает, если «расшатывать лодку». Этот ракурс не столько соответствует исторической фактуре, сколько современному идеологическому курсу России и официальному взгляду на исторические события вековой давности.

Если рассматривать детали обоих сериалов с точки зрения достоверности, то можно обнаружить много неточностей, о которых уже успели написать рецензенты и сочувствующие историки. Особо дотошные увидели несоответствия событий указанным годам. Более заметны ошибки вроде персонажных несовпадений. Например, сталинист Фрэнк Джексон на самом деле представился Троцкому как последователь его политических идей. Или, скажем, супруга Троцкого Наталья Седова, которая была активной революционеркой, а не просто «женой декабриста». Самую странную ошибку допускает «Демон революции»: Ленин слушает Вагнера и говорит знаменитые слова про «нечеловеческую музыку». При этом даже непрофессионалы знают, что эти впечатления Ленина, записанные Максимом Горьким, относятся не к Вагнеру, а Бетховену. Может быть, это такой след из хлебных крошек, которые оставили авторы этих сериалов: эта сказка – ложь, да в ней намек?..

Интересно, что запущенный после «Троцкого» сериал все о тех же событиях «Крылья империи» сняли с показа примерно на середине. По слухам, из-за низких рейтингов, которые оказались еще ниже, чем у своих тематических предшественников, прошедших при довольно сдержанном интересе телезрителей. Может быть, случайность и неудачная рекламная кампания. Или публика просто устала слушать про одно и то же, пусть и завернутое каждый раз в новые обертки?

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе