Арт-объект

Пранкер Лексус: «Легче достать телефон президента, чем поп-звезды»

12.02.2018 Вика ЗВЕРЕВА
Владимир Кузнецов и Алексей Столяров, больше известные как пранкеры Вован и Лексус, выпустили книгу «По ком звонит телефон», в которой рассказали об истории пранка и собрали большую часть своих телефонных разговоров с самыми известными людьми России и мира. На страницы произведения попали звезды шоу-бизнеса, политики и президенты. Каждый из них стал жертвой пранкеров, поверил в розыгрыш и разоткровенничался, показав свое истинное лицо. По словам Алексея «Лексуса» Столярова, который презентовал новинку в одном из уфимских книжных магазинов, произведение написано сразу в нескольких жанрах – детектив, журналистика, документалистика и аналитика.

«Мы себя журналистами не называем»

 

- Работа над книгой шла около двух лет. Здесь собраны все интересные моменты общения с мировыми персонами, которых удавалось разводить. Кроме того, в книге мы рассказали о том, какие были наши мотивации и что нам удалось узнать, - объясняет пранкер. - Наше произведение состоит из трех частей. Первая – личная и принадлежит каждому из нас. Вторая часть посвящена беседам с основными ньюсмейкерами, первыми лицами государств, министрами и олигархами. Мы расставили акценты по поводу того, кем является тот или иной человек, и как раскрывается его сущность. Третья часть состоит из ответов на основные вопросы, которые обычно многих интересуют. Прочитав книгу, человек, наверное, проникнется к тому, что мы делаем. На самом деле много всего интересного описано. В книгу попали персоны, начиная с Филиппа Киркорова, Марата Сафина, Бориса Березовского, Коломойского, президента Турции Эрдогана и заканчивая нобелевской лауреаткой Алексеевич. И каждый оставил какой-то след в этой книге, все интервью с ними напечатаны. Пранк-журналистика – это жанр, который был взят нами на вооружение. Он состоит из двух элементов – розыгрыш, разводка, в какой-то степени хулиганство, но в то же время это и журналистка, потому что цель у нас как и у журналистов – получение необходимой информации. Мы себя журналистами не называем. Мы, скорее, какое-то отдельное явление и не претендуем на громкое звание. Тем не менее все, что происходило за последние несколько лет, всегда попадало в ленты новостей мировых и федеральных СМИ.

- Можно назвать выход книги монетизацией вашей деятельности?

- С книги невозможно в наше время заработать. И это общеизвестный факт. Если ты не являешься писателем, который пишет на поток и занимается только этим. Наша мотивация заключалась лишь в том, что хотелось все собрать воедино и создать такую книгу, где все было бы рассказано, потому что нам задают очень много вопросов. Обычно виден результат, а вот как нам удавалось добраться до того или иного собеседника, этого, как правило, не видно. Здесь описана наша рутинная и кропотливая работа. Так что это не монетизация, а скорее просто изложение своих мыслей.

- Чей телефон было сложнее всего найти?

- Самое интересное, что телефоны звезд шоу-бизнеса международной величины достать сложнее всего, потому что у них не принято общаться по телефону. Телефон какого-нибудь президента найти проще, чем телефон селебрити. У президентов такая работа – вести переговоры, заниматься дипломатической деятельностью, поэтому дозвониться до них не так сложно. Перед этим, конечно, еще идет протокольная работа, которую незаметно. Скажем, согласования могут занимать от недели до двух, но здесь сложного ничего нет. А насчет того, какой именно телефон было сложнее достать, не могу ответить, потому что все имеют свою историю. К нам часто обращаются за телефонами того или иного олигарха: люди хотят решить свои вопросы, развить бизнес. Но мы номерами не делимся, хотя список у нас большой.

- Целая телефонная книга?

- Да, можно и так сказать. Это такая база всех номеров, в которую попадают совершенно разные люди. И если там кому-то повезло очутиться, то это не плохо, наоборот, это знак качества.

 

«Каких-то особенных норм в нашей профессии нет»

 

- Как относитесь к пранку, когда сотрудники радиостанции звонят в больницу, чтобы узнать о самочувствии Кейт Мидлтон? Сотрудницу больницы потом уволили.

- Я не знаю, зачем нужно было такую информацию доставать. Лично для меня она никакой ценности не представляла. Это просто желтая пресса. Я оцениваю это негативно: каждый должен нести ответственность за то, что он совершает. Если у нас бы что-то такое случилось, мы бы тоже несли ответственность, но у нас ничего такого не было. История с арестованным в Киргизии человеком? Его на самом деле никто не арестовывал. Человек этот – вымышленный персонаж, которого придумали потому, что нужно было как-то отчитаться президенту Киргизии перед президентом Украины, что действительно кто-то из Киргизии нам помогал. Расследование так и не завершилось, хотя мы говорили, что мы можем сами его провести и закончить. Но факт в том, что два министерства Киргизии и Украины проводили расследование в Брюсселе и вместо саммита занимались ерундой «как удалось дозвониться до президента Украины». В итоге украинцы заявили, что настолько хорошо обеспечили связь своему президента, что до него теперь никогда не дозвониться. Но я общался с ним недавно и могу сказать, что ничего не изменилось.

- В вашей профессии есть какие-то нормы, запреты?

- Чувства верующих, этические моменты. Не стоит играть на личных чувствах и качествах. Каких-то особенных норм в нашей профессии нет, это просто общечеловеческие нормы.

- Правда, что Лукашенко запретил вам въезд на территорию Белоруссии?

- Официального запрета нет, но, думаю, в Белоруссию нам ехать не стоит, ведь там есть свои спецслужбы. Но если все-таки произойдет задержание, то, видимо, начнется работа между министерствами – обменять или не обменять. Чтобы не добавлять работы нашим министерствам, мы не собираемся туда ехать в ближайшее время. Лукашенко обещал привлечь меня к уборке картошки. Предложение не очень заманчивое, если честно. Кстати, в нашей книге есть отдельная глава про Лукашенко, поэтому ее в Белоруссии запретили.

- Во время разговора объясняете собеседнику, что это розыгрыш или люди сами понимают?

- По-разному. Иногда есть смысл раскрываться, иногда – нет. Последний раз Порошенко всё понял. Он обозлился, потому что сообразил, что его в очередной раз разыграли. Но самое интересное, что после наших разговоров политики даже не меняют номера мобильных телефонов. Если в первый раз нам не удалось разыграть человека, значит, мы достанем его в следующий раз.

- Меняете голоса во время звонков?

- Голоса не меняем, потому что в этом нет никакого смысла. Это больше вопрос психологии. Люди никогда не пытаются идентифицировать голос, чтобы быть точно уверенным, что звонит именно тот человек. Они верят тому, что хотят услышать. Исключений нет – президент ты, директор или дворник. Работает универсальная схема. Кстати, этим пользуются и мошенники. Ведь в России происходит очень много случаев, когда совершенно незнакомым людям перечисляют сотни тысяч рублей просто из-за одного звонка.

 

«Разыгрывать нас бессмысленно»

 

- Что самое главное в звонке?

- Получить информацию, которую политик не скажет никогда. По телефону люди говорят одно, а на телеэкране совсем другое. И важно поймать эту разницу. Точно так же как у журналиста цель - раскрыть собеседника и выявить то, что ты хочешь. У каждого журналиста есть своя мечта –  интервью, во время которого он задает нужные вопросы, и благодаря этому человек раскрывается. В нашем случае все проще, журналисту - сложнее. Но тем не менее у нас примерно как на интервью - нужно грамотно расставить вопросы. Если хочешь добиться чего-то важного, ты не должен задавать вопрос в лоб, на который хочешь услышать ответ. В реальной жизни, кстати, все происходит точно также. Сначала ты располагаешь человека к себе, начинаешь с общих вопросов и шаг за шагом добиваешься своего. Собеседник будет вынужден отвечать либо его бдительность притупиться и он скажет то, что тебе нужно. В нашей работе то же самое, только метод немного другой. Оригинальный, спорный, но своеобразный. В книге есть интересный момент про то, как организуются звонки первым лицам. В чем разница между нами и журналистами? Журналисту первое лицо государства будет согласовывать разговор полгода. Если вообще будет согласовывать! Например, глава государства, которое ведет войну, прячется. Ты, как хороший журналист, будешь выходить на его пресс-службу и согласование будет тянуться точно полгода. Время, рамки, место, безопасность… Разумеется, интервью будет не по телефону. А главы государств между собой согласовывают такие разговоры два-три дня в зависимости от срочности. Если СМИ позарез нужна оперативная информация и сильно нужно достать кого-то, то такими методами можно воспользоваться. Но на свой страх и риск.

- Откуда псевдоним Лексус?

- Каждый человек, которого зовут Алексей, ответит на этот вопрос. Здесь я не оригинален.

-  А вас самих кто-то пытался разыграть?

- Нет, это бесполезно, потому что у нас профессиональная деформация. Если кто-то несет чушь или что-то не соответствующее действительности, мы сразу насторожимся. Мы обращаем внимание на какие-то мелкие моменты, потому что понимаем, как эта схема работает. Так что разыгрывать нас бессмысленно. Кроме того, мы не являемся чиновниками или теми, у кого можно получить какую-то информацию. Мы не являемся даже ориентирами морали. Если вдруг у кого-то получится весело нас разыграть, то я даже буду рад.

- Вас можно назвать основателями политического пранка?

- До нас его не было. Есть пранк классический – хулиганство, которое существовало в стране около десяти лет. Была даже целая субкультура. А потом пранк стал развиваться в связи с тем, что сами пранкеры стали расти, и у них появились серьезные интересы. В итоге все трансформировалось в такой жанр. Политический пранк не такой смешной и веселый, но тем не менее интересный. Это скорее уже перешло в сторону интервью, нежели к обычному розыгрышу.

- Вы уже воспринимаете пранк как профессию?

- Сейчас это основная наша деятельность. Мы монетизировали ее – продаем СМИ и на это живем. На самом деле мы обыкновенные поставщики информации и знаем, кто ее будет потреблять. Многие думают, что нас направляют в работе, но на самом деле это не так. В направлении нет смысла, если информация не будет востребованной. У нас уже была своя программа на НТВ. В этом году может еще появится какой-то телепроект.

- Почему иностранные спикеры так легко вам верят?

- Потому что они не очень хорошо дружат с реальностью. Там сидят непрофессионалы. Ну и что за министр обороны – женщина? На меня, конечно, испанские СМИ посмотрели, покрутили пальцем, мол, почему бы и нет? Ну, во-первых, потому что она, наверное, никогда не служила. Во-вторых, она была функционером. И у них все так. Да чего уж там, в России тоже непрофессионалы зачастую работают. У нас есть глава про наших местных чиновников. В следующем году, возможно, мы запустим программу, в которой будем заниматься частными проблемами людей. К нам люди часто обращаются с просьбами  - отобрали деньги, не платят зарплату, попали с долевым строительством. Этих обращений уже очень много, поэтому мы и хотим сделать такую программу, где будем заниматься подобными вещами и привлекать депутатов к решению этих вопросов.

 

«Опасаться за свою жизнь бессмысленно»

 

- Сколько времени уходит на подготовку одного звонка?

- Как правило, достаточно одного-двух часов, если ты хорошо знаешь тему или хотя бы уже занимался этой проблематикой. Даже не обязательно что-то прописывать, у тебя в голове уже есть вопросы, которые бы ты задал. Если тема новая, то нужно готовиться тщательно – изучать все материалы. Как общаться по дипломатическим вопросам? В интернете все есть! Заходишь на сайт посольства, находишь межправительственный договор, который обязательно нужно изучать. Это важно для того, чтобы понимать, на какой стадии находятся взаимоотношения между двумя странами. Иногда они на русском языке, иногда на другом, но в любом случае их надо изучить и понять, чтобы быть компетентным в разговоре. Примерно года полтора назад мы вели переговоры от имени России с Украиной о восстановлении авиасообщения между странами. Дело в том, что никто не пытался это возобновить, а мы начали прикидывать варианты, думали, может, создадим отдельную авиакомпанию, которая будет летать в Крым, и на нее не будут распространяться санкции. Мы изучали указы всех компаний и корпораций. В итоге проделали огромную переговорную дипломатическую работу, и у нас получилось свести два министерства и даже назначить им встречу. Нам никто за это не платил, просто было интересно, какой кейс переговорщиков у нас получится. В итоге ничего не получилось, потому что начали работать между собой министерства. Ну, мы подумали, раз им это не надо, то нам тем более. Песков тоже привет передавал, мол, давайте мы сами все решим.

- Что обычно является поводом для пранка?

- По-разному бывает. Берем какие-то интересные темы, скажем, Олимпиада. Украина уже надоела, если честно. Мы пытались миллион раз связаться с Родченковым, но он прячется. Кроме того, он под защитой ФБР, и из-за этого мы не можем на него выйти. Но, думаю, у нас все равно получится, чуть позже, правда. Хотя на самом деле Родченков не представляет никакой ценности. Гораздо большую ценность представляет ВАДА, но они тоже сейчас боятся нас. У них был неудачный опыт года два назад, когда мы подставили главу международного паралимпийского комитета, ему пришлось после этого перед всеми извиняться. Теперь он просто-напросто боится связываться, да и они все боятся.

- То есть вы в одном ряду с русскими хакерами, которых все боятся?

- Да, и пресса недавно писала про нас. Мы как обложка всего, что происходит - кибервойны и прочего против Америки. Ну, пусть боятся.

- За свою жизнь не опасаетесь?

- Я думаю, опасаться бессмысленно. Есть люди, которые делают более серьезные вещи, сталкиваются с риском каждый день. У нас риск есть, наверное, но он не такой. Так что по этому поводу мы не переживаем.

- Серьезные угрозы поступают?

- Серьезными угрозы не бывают, как правило. Угрозы все - несерьезные. Если человеку угрожают, значит, других активных методов у его обидчиков просто нет - остаются только угрозы. Ну вот, например, история с писателем Дмитрием Быковым. Нашу книгу закупила администрация президента и отправила в библиотеку, а его книги там не оказалось. Он начал сильно возмущаться по этому поводу, причем до такой степени, что назвал известных психологов, профессоров, чьи труды изучаются всеми кафедрами факультетов психологии, пикапером. А нашу литературу – опасной. Теперь он будет судиться с нами. Вот это можно назвать угрозой? Ну, может, в какой-то степени.

- Вы не гонитесь за славой и деньгами. Но тогда для чего все это делаете?

- Ради интереса. Мы занимаемся тем, что нам интересно. Кому-то интересно заниматься информационными системами, кому-то что-то взламывать, пытаться развиваться, кому-то смотреть телевизор, ютуб, кому-то делать интервью. А нам интересен пранк.

 

«И Порошенко, и Саакашвили нам одинаково неприятны»

 

- Какие поступали рецензии на вашу книгу?

- На самом деле мы получили несколько приятных отзывов как от патриотически настроенных писателей, так и от либеральных. Рецензии уже дали Никита Михалков, Марк Фейгин, Алексей Венедиктов. Был отклик Марии Захаровой, причем ее ругали потом за то, что она что-то прокомментировала в соцсетях. Отзывов было много, причем от самых разных людей. Недавно я передал книгу Венедиктову, он оценил обложку. Но обширные рецензии я еще не собирал, надо будет заняться этим.

- Ваша жизнь как-то изменилась после того, как занялись политическим пранком?

- Происходит профдеформация. Мы меньше стали над чем-то смеяться и меньше удивляться, потому что случалось всякое. Люди на улице узнают иногда, кто-то подходит. Но не скажу, что что-то изменилось кардинально. Просто мы сконцентрировались на политическом пранке и теперь бросаем все свои силы именно на эту работу.

- Кто из политиков показался наиболее симпатичным? С кем бы могли просто поговорить за жизнь?

- Так или иначе политики тоже люди. Все они в разговорах переходят на «ты». Мы получили ответы на вопросы, которые нас интересовали, от всех, с кем общались. Возможно, с российскими политиками могли бы просто по душам поговорить. С Саакашвили стали общаться, но, конечно, ради своих интересов. Сейчас нас с ним объединяет один человек, против которого мы настроены, - Порошенко. В итоге мы пытаемся сейчас координировать свои действия. Если Саакашвили будет подниматься, попробуем взаимодействовать с Порошенко. Понимаете, в любом случае должен быть баланс. Хотя оба этих человека нам неприятны, и мы открыто об этом говорим.

- Большинство пранков были предсказуемыми или разговор мог неожиданно уйти в другое русло?

- В основном, уводили в другое русло тех персонажей, с которыми общались. Самая сложная работа – задать вопрос, на который человек ответит неожиданно, и ответа ты не будешь ждать. Потому что, как правило, ты заранее знаешь, что человек как-нибудь дипломатично уйдет от вопросов. Поэтому нужно придумать такой вопрос, который будет либо поставлен правильно, либо задан очень конкретно.

- Ваша книга поступит в библиотеки?

- В некоторых она уже есть. Если честно, такую цель мы не преследовали, но, например, у студентов на кафедрах пиара и журналистики она есть.

- Если бы пранкеры позвонили Путину, он бы поверил?

- Думаю, да. Но он ко всему относится настороженно. Путин – человек, у которого есть доверие к своему окружению. Все звонки организуются через его окружение, а сам он не пользуется сотовым телефоном. Аппарат находится у ФСО, да к тому же защищен паролем. То есть специально набрать Путина не получится. В СНГ раньше стояла так называемая вертушка. На ней не надо было набирать определенные номера, можно было запросто позвонить в обком какой-нибудь республики. Сейчас ей пользуются только в России, хотя она стоит и у других стран. Скажем, если президенту Казахстана нужно поговорить с Путиным, то он может связаться через вертушку. Но страны СНГ перестали ей пользоваться, потому что она полностью заточена на Кремль. То есть, если Казахстан захочет пообщаться с Кыргызстаном, то сможет дозвониться, но все это будет прослушиваться Москвой. Сейчас все страны СНГ поставили свои системы спецсвязи, и все звонки проходят по городским телефонным номерам, а у этих номеров есть семь цифр, то есть они проходят по незащищенным линиям. Чем мы и пользуемся.

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе