Арт-объект

Руди раздора: Казань отожмет у Уфы Нуреева, установив ему памятник

09.08.2018 Артур ИСЛАМОВ
Новость о том, что в Казани установят памятник легендарному танцовщику, снова всколыхнула вечную тему негласного соревнования между соседними мусульманскими республиками. Пикантность ситуации придает тот факт, что от этого памятника в свое время отказались уфимские власти. Напомним, четыре года назад посетивший Уфу Зураб Церетели заявил о готовности подарить городу одну из двух скульптур Нуреева при условии, что доставкой займутся местные власти. Но, по официальным данным, чиновников отпугнула цена вопроса - 30-40 млн рублей. В Казани же деньги нашлись.

Великий сын татарского народа

 

Пока в Уфе мялись в поисках средств, места, а главное смелости для установки памятник, в Казани вновь обскакали столицу Башкирии, сообщив о скором появлении постамента на одной из знаковых площадей города – место пока определяется. Видимо, никакого стеснения по поводу фигуры Нуреева в столице Татарстана не испытывают – ни материального, ни морального. Правда, деньги на транспортировку и установку скульптуры нашлись не у властей, а у неизвестного мецената.

И в одночасье вопрос из культурно-архитектурного превратился в национально-политический. Новости казанских СМИ запестрели невыносимыми советскими штампами, которые на полном серьезе провозглашали Нуреева «великим сыном татарского народа», памятник которому необходимо установить «на исторической родине». И сегодня в столице Татарии с азартом выбирают место, где артист «будет выглядеть настоящим воплощением достижений национальной культуры, героем татарского народа из мира искусства».

- Да, детство Нуреева прошло в Уфе, но его семья татарского происхождения. И он всегда подчеркивал, что он татарин, говорил: у меня взрывной темперамент, потому что я принадлежу к татарскому народу, - приводит «Бизнес Online» слова автора фильма о Нурееве Евгении Тирдатовой, которая ловко вытаскивает козырь из рукава. Разыгрывая в нужный момент национальную карту, деятели искусств Татарстана как бы предлагают Башкирии померяться Нуреевыми. Видимо, теперь это станет еще одной забавой соревнующихся республик.

Еще один факт, почему памятник Руди не будет в Казани случайным – выступление Нуреева в 1992 году, за год до смерти, в оперном театре Джалиля: здесь он дирижировал «Щелкунчиком», а также выступил с оркестром. Ну и главный аргумент – казанский Нуриевский фестиваль (не путать с уфимским Нуреевским), «дать свое имя которому разрешил сам великий артист». Вот башкирскому театру Рудольф такого позволения не давал, видимо, поэтому наш балетный форум как бы и не совсем легитимный.  

«Без сомнения, тот город, где будет установлен первый в мире памятник Нуриеву, получит символическое право ассоциироваться с этим культурным брендом планетарного масштаба, - безапелляционно заявляют журналисты казанского сайта «Бизнес Online». - И если Уфа от права «первородства» фактически отказалась, то Казань имеет все основания забрать его себе».

Приводить такие доводы «первородства» довольно странно: иметь Уфе памятник танцовщику было бы замечательно, но его наличие - вовсе не признак патента на бренд «Нуреев». Да и Церетели – вовсе не единственные скульптор, кто имеет эксклюзивные права на создание памятника Руди.

Однако реальность такова, что памятника танцовщику в Уфе действительно нет, а уфимским властям не до Нуреева: градоначальник сегодня маниакально увлечен тем, чтобы обеспечить потребность горожан в «малых архитектурных формах». Потому на тротуарах центральных улиц и в парках появляются инкубаторные уродцы в коричнево-белой гамме, пугая прохожих гуманоидными мордами. Но думается, что уфимцы без сомнения обменяли бы все это настряпанное убожество на один памятник Нурееву, который не стыдно было бы показать гостям столицы Башкирии, в том числе и зарубежным. Например, Рэйфу Файнсу, который приезжал в Башкирию в поисках нуреевских следов для съемок фильма о танцовщике, но нашел лишь запыленные музейные экспонаты в оперном театре.

Правда, в Башкирии предпринимаются попытки создать Нурееву «памятник нерукотворный»: в 2012-м в Башдраме Абушахманов поставил спектакль «Руди - never off…», а через год Юсупов презентовал короткометражку «Визит». Только театральная постановка напоминала, скорее, байопик о «великом сыне башкирского народа», а фильм стал историей добросердечного гэбэшника, смевшего переть против системы. 

 

Личность с сомнительной репутацией

 

Между тем установить памятник танцовщику в Уфе планируют уже десять лет. Однако ограничиваются лишь «малыми формами». Башкирский оперный театр украшает бронзовый барельеф Нуреева, который появился в 93-м одновременно с балетным фестивалем имени танцовщика. Еще одна мемориальная доска установлена пять лет назад на здании хореографического колледжа.

Поклонники таланта Нуреева надеялись, что открытие монумента у оперного театра произойдет в 2007-м и будет приурочено к 450-летию добровольного вхождения Башкирии в состав России. Но в министерства культуры Башкирии тогда сообщили, что «специалисты – архитекторы и скульпторы – отвергают данное месторасположение в качестве пригодного для  памятника в связи с тем, что площадь перед театром является пешеходной зоной и имеет недостаточно места для возведения объемной скульптурной композиции, требующей определенно большего пространства».

Однако с тех пор в этом месте появился памятник Шаляпину, Загиру Исмагилову, сквер с фонтаном «Семь девушек», а неподалеку – целая аллея современной скульптуры. А места для памятника Нурееву так и не нашлось – появилась лишь улица его имени, стыдливо спрятанная на отшибе среди гаражей и частного сектора, на месте которого уже выросли многоэтажки.

И дело все-таки не в отсутствии средств на транспортировку изваяния Церетели – в Уфе, наверняка, хватает и своих талантливых скульпторов, которые способны создать памятник Нурееву, и чьи работы не требуют таких затрат на перевозку.

Например, в 2008-м выпускник отделения скульптуры УГАИ Артем Никулочкин представил дипломной комиссии гипсовую скульптуру Рудольфа, благодаря которому маленькая Башкирия существует в сознании европейцев. Работа «Перед выходом» изображала Нуреева не парящим, а в короткий перерыв между выступлениями. Артем мечтал  установить свою скульптуру в Башкирском хореографическом училище.

В последний раз давняя тема с памятником снова всплыла на прошлогоднем нуреевском балетном фестивале. В Башкирской опере заявили, что вопрос поднимался на заседании Общественного совета по культуре, создана рабочая группа и объявлен конкурс, на который представили дюжину проектов памятника. Однако ни победителя, ни места установки скульптурной композиции по-прежнему не определено.

Видимо, дело все-таки в «сомнительной репутации», «неоднозначности личности» и принадлежности к «меньшинству», как стыдливо обходят тему ориентации танцовщика уфимские и казанские СМИ. То, что имя одного из самых знаменитых геев из мира искусства неразрывно связано с мусульманскими республиками гомофобной страны – вопрос, конечно, очень пикантный.      

Например, по словам сити-менеджера Ирека Ялалова, 80 процентов уфимцев оказались против предложения переименовать Пушкинскую аллею вдоль оперного театра в честь Нуреева.

- Я вот думал, уфимцы одобрят, но нет - оказались еще не готовы, - посетовал тогда градоначальник. - Через десять лет общественное настроение будет 50 на 50. Памятник Нурееву авторства Церетели готовый в Москве стоит. Думаем ставить - не ставить. Снова же не поймут.

Видимо, в Казани живут более «понятливые» люди, заинтересованные не только в появлении знаковых арт-объектов, но и в туристической привлекательности родного города. А «Терра Башкирии» придется теперь в очередной раз глотать пыль за более расторопными и инициативными татарами.  

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе