Регион

Эксперт: «В Ишимбае любят геликоприона, а в Туймазах - апокалипсис на улицах»

22.10.2019 Альбина ИБАТУЛИНА
2020 год в Башкирии объявили Годом эстетики населенных пунктов. Глава республики Радий Хабиров настаивает, чтобы руководители муниципалитетов не только стремились создавать комфортную среду - латали заборы и ремонтировали дороги, но и создавали на своих территориях «уникальные вещи» и благоустраивали «вкусные места», такие как «набережная, озеро или пруд в черте населённого пункта». Какие новые задачи будут решать архитекторы и проектировщики, и как изменятся скверы и площади небольших городов, мы спросили у советника главы региона по развитию общественных пространств Ольги Сарапуловой.

«Еще никогда в стране столько не вкладывались в бульвары и дворы»

 

- Как разрабатываются стратегии по развитию территорий? 

- Прежде всего перед нами стоит задача переосмыслить в принципе подходы к развитию общественных пространств. Что же это такое? В нашей стране планирование большинства городов происходило в советское время, когда общественные территории были заложены под вполне специфичные функции и имели другие задачи, условно говоря - маршировать на площади. А парки культуры и отдыха тоже были спланированы под определенный для жителей досуг. Сейчас реалии сильно изменились, и у людей теперь более разнообразные образы жизни. Если раньше были такие передвижения: работа-дом или дом-учеба, то сейчас появились фрилансеры, ведущие совсем новый образ жизни. И общественные пространства – это как раз то третье место, другая территория, где люди встречаются с друзьями, общаются, проводят свободное время с семьей, знакомятся, целуются, танцуют или ходят на пикники. В стране реализуется серьезный нацпроект по созданию общественных пространств «Жилье и городская среда» и программа формирования комфортной городской среды. В республике на эти цели каждый год выделяются серьезные средства. Глава республики поставил задачу переосмыслить подходы, которые реализованы: оценить, настолько ли эффективно все средства вложены, в достаточной ли мере учтены пожелания жителей и вообще возможно ли подойти как-то более комплексно, чтобы эти средства направить действительно на перезапуск территории.

- Как вы намерены узнавать, что на самом деле хотят люди?

- Выявление этих потребностей – это существенная часть работы. Потому что создать общественные пространства – это не только скамейки, лавочки, дорожки и дерево посадить. Если поговорить с людьми, то нужны какие-то точки событийной активности: там может появиться амфитеатр, летний кинотеатр, какая-то велоинфраструктура или детская инфраструктура. Это такой очень тонкий процесс, который нужно выявлять, проявлять и помимо этого учитывать какие-то стратегические задачи, например, развитие туризма, что актуально для Бирска. За границей уже давно этот поворот развернулся, что города – это среда для жизни, и города соревнуются за ресурсы, за инвесторов, за людей. Насколько качественная среда в городе, зависит от того, насколько у него есть потенциал развития. В России последние годы появилось серьезное направление – развитие именно городской среды, на это выделяются серьезные бюджетные средства. Еще никогда в стране столько не вкладывались в общественные территории, в бульвары и дворы.

- Вы побывали во многих городах Башкирии. Что вас удивило, поразило, впечатлило или, может быть, вызвало желание срочно все изменить?

- Вообще моя основная профессия – городской планировщик, и мы безумно любим города. Мы - специалисты именно по развитию города, которые смотрят на город как на комплексную систему. И приезжая в любой город, изучая его, людей, как они живут, как устроены процессы в нем, мы влюбляемся в каждый город просто моментально. Каждый город красив и сложен по-своему.

 

«Ни в одном месте планеты вам не расскажут о геликоприоне, кроме Ишимбая»

 

- Вы говорите о городе, как о живом организме, значит, правда, что каждый населенный пункт имеет свое лицо и характер?

- Город – это, прежде всего, люди, которые живут на той территории. Влюбляют в город люди, конечно. Когда там находишься, когда ходишь по городу, общаешься с местными людьми, такие интересные истории можно найти, которые никого не могут оставить равнодушным. Например, Ишимбай. Казалось бы, молодой город, но там очень многие люди говорят о доисторическом животном - геликоприоне. Оно обитало в местности, где сейчас расположен Ишимбай, когда Шиханы были под водой. И старики, и молодежь уверены, что геликоприоны здесь плавали миллиарды лет назад. Ни в одном другом месте на планете ты никогда не узнаешь про это существо, а в Ишимбае про это помнят, и для них это важно. Для них это - городская легенда. В одном из проектов, который у нас будет реализовываться в следующем году, этот геликоприон появится в виде необычной формы арт-пространства.

- Какие еще особенности башкирских городов вас удивили?

- Меня очень поразила одна встреча в Баймаке– самом таком депрессивном городе республики, очень удаленном и очень сложном в плане застройки, экологии, экономики. Мы ходили по центральному парку и встретили группу молодых ребят, которые сидели на пеньках, там даже какой-то базовой инфраструктуры пока не создано. И оказалось, что в Баймаке есть танцевальный коллектив, а Баймак – это преимущественно башкирский город, и они исполняют башкирские национальные танцы и гастролируют по всему миру. Эта этно-история очень популярна, востребована. Они летают в Америку, в Австрию - по всему миру. Мы познакомились, и они стали показывать свои танцы на YouTube. Сейчас они базируются и тренируются в Баймаке, репетируют где-то в подвале и прославляют нашу республику на всю планету. Есть огромные ресурсы, и, когда мы будем развивать парк, конечно, в первую очередь будем работать с этими уникальными жителями Баймака. Может быть, создать для них качественную инфраструктуру, чтобы они смогли заниматься и оставались в этом городе.

- Какие еще города требуют создания новой инфраструктуры?

- Например, Мелеуз– такой мало присутствующий в информационном поле город, но тем не менее из него мы попадаем во все наши национальные парки. Если мы хотим отправиться в Мурадымовское ущелье или Нугушское водохранилище - то проезжаем через Мелеуз. При этом город специфичный - через него насквозь проходит трасса, которая делит город на две половины: первая – многоквартирная застройка, вторая – частное жилье, а посередине протекает река, которая любовно названа Мелеузка. И вокруг нее я тоже очень долго гуляла, говорила с подростками лет 10-12. У них на этой речке есть свой штаб, своя база, свои детские игры. Вроде бы трасса, дороги, но так как речка в низине, появилось такое природное игровое пространство. То есть ты живешь в городе, а дети играют на берегу реки, у них своя тусовка. Про города можно говорить бесконечно. Наша задача сейчас – в каждом найти такую изюминку, серьезную точку роста, чтобы в каждом появилось приоритетное общественное пространство, одно или, может быть, несколько. 

 

«Социальные вложения быстрой отдачи они не дадут, но дадут притяжение к городу»

 

- Предполагается, что это общественное пространство будет потом окупаться?

- Здесь тонкий момент. Все-таки общественная территория – это социальное благо. Есть парки развлечений, они прибыльные. Понятно, что там много каруселей, качелей, ресторанов. Но в какой-то момент происходит дисбаланс, потому что парк перестает быть парком, он начинает быть торговым центром под открытым небом. И даже такие успешные модели в России, как всем известный парк Горького, лишь недавно за многие годы вышли в ноль, и это при том объеме посетителей, который у них есть. Поэтому создание общественных пространств – это социальная история. Социальные вложения быстрой отдачи не дадут, но дадут притяжение к городу и повысят качество жизни.

Конечно, про эксплуатацию, про расходы нужно думать еще на стадии составления технического задания, но никогда не надо рассчитывать, что парк будет прибыльным и покроет все расходы. В целом повышение качества общественной территории приводит и к повышению торговли вокруг, стоимости недвижимости, то есть такие косвенные эффекты, если опять-таки правильное событийное программирование в этой общественной территории. Например, в Бирскемасса событий проходит, и есть интересные поводы для привлечения на праздники жителей Уфы, но мне кажется, что недостаточно инфраструктуры, которая могла бы принять больший поток. Если тебе трудно доехать до того или иного пункта назначения, конечно, туда не поедешь.

- Это федеральный тренд, что власти почувствовали нужды горожан? 

- Мне кажется, здесь локомотивом является Москва, Московская область и Татарстан, который за последние пять лет произвел, конечно, большой скачок. И даже в Москве после реализации проекта «Моя улица», несмотря на критику, люди по-другому начали смотреть на городские пространства. Сейчас я приезжаю в Москву, а я училась и жила там какое-то время, и вижу огромное количество людей на улицах. Где эти люди были раньше? Просто власти сделали широкие тротуары, сократили автомобильный транспорт, сделали парк «Зарядье», парк Горького, появилась улица Никольская. Я недавно была в Туймазах, и там нет людей на улицах. Ты ходишь, и какой-то апокалиптический сюжет, потому что прекрасный город, неплохо спланирован, там даже есть парк, но чего-то такого не хватает, и людей в городе очень мало.

- Ишимбай, Бирск и Белебей стали победителями всероссийского конкурса благоустройства малых городов и получат на свои проекты по созданию комфортной городской среды поддержку из бюджета страны. А как быть остальным? 

- В этих трех городах сейчас идет разработка проектной документации. В следующем году возникнут эти федеральные объекты. Города уже тоже осознают, что это серьезный ресурс. Мы будем продолжать участвовать в российском конкурсе по малым городам и историческим поселениям либо привлекать градообразующие предприятия к реализации крупных, масштабных проектов.

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчики вилочные MITSUBISHI в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе