Регион

Эксперт: «Весь мир в кризисе, а в Башкирии появилась особая экономическая зона»

03.07.2020 Альбина ИБАТУЛИНА
Кризис 2020 года осложняется комплексным характером, когда одновременно со спадом мировой экономики и снижением спроса на энергоресурсы, мир захватила пандемия коронавируса. Директор института экономики, финансов и бизнеса БашГУ Константин Гришин рассказал, выберется ли Башкирия из этого кризисного пике с минимальными потерями.

- Кризисы имеют такую циклическую траекторию, они обязательно при любом раскладе будут, - говоритКонстантин Евгеньевич. - Но нынешний кризис, обусловленный коронавирусом, примечателен тем, что его вызвали не экономические факторы. А ранее все кризисы, будь то великая депрессия, кризис перепроизводства или энергетический кризис 1973 года, напрямую были связаны с экономикой. Особенность кризиса 2020 года в том, что наряду с провальным падением цен на нефть на мировую экономику накатилась пандемия. А в условиях России была принудительно остановлена хозяйственная деятельность в отдельных отраслях. Спрос и предложение есть, а хозяйственных сделок не происходит, потому что введены ограничения на хозяйственную деятельность. И в результате мы имеем серьезный, так скажем, отскок в плане экономического развития. И этот отскок, конечно, характеризуется существенным снижением эффективности деятельности хозяйствующих субъектов малого бизнеса. Если взять крупные предприятия, их хозяйственная деятельность не останавливалась, они продолжали работу. Потому что технологический цикл не предполагает остановку. А отдельные субъекты сфер или отраслей малого предпринимательства, прежде всего в сфере услуг, были остановлены. А малый бизнес у нас и так имеет невысокую рентабельность. Иногда рентабельность столь невысока, что такому предпринимателю, наверное, легче пойти встать на биржу труда, нежели сталкиваться со всеми этими заморочками, которые у нас связаны с ведением бизнеса, прежде всего малого. 

- То есть спасать сегодня нужно малый бизнес?

- Сегодня именно малый бизнес нуждается в серьезной поддержке. Потому что действительно малый бизнес, если посмотреть статистику, получил наиболее чувствительный удар. Малому бизнесу важен оборот, и оборот малого бизнеса привязан к локальным рынкам. То есть малый бизнес очень зависим от локальных рынков спроса, а локальный рынок спроса в свою очередь формируют, конечно, доходы населения.

- И потребительский спрос сейчас падает…

- Да, падают реальные доходы населения. Кроме того, меняется структура управления семейными финансами. Люди, наученные горьким опытом, начинают больше откладывать. Поэтому потребительский спрос, я прогнозирую, будет снижаться, а для бизнеса снижение налогов — это важно. Ведь если нет хозяйственной деятельности, нулевая декларация, нет налогов. Нулевая декларация – налогов нет в казне.

- В республике масштабная поддержка пострадавших отраслей, но ведь эти деньги возьмут из бюджета? 

- Да, на поддержку малого бизнеса предусмотрено 16 млрд рублей, а в постановление башкирского правительства, которое было принято наряду с федеральным пакетом поддержки, первым списком идут меры, направленные на помощь именно малому бизнесу. Бюджетообразующими республиканскими налогами у нас является налог на доходы физических лиц, налог на прибыль, акцизы и налог на совокупный доход. Возможно, какие-то недопоступления будут, но я не думаю, что это будет критично для бюджета. Но самое главное – мы дадим бизнесу этот тяжелый этап пройти. А потом предприниматели донесут свою долю и через налог, взимаемый в связи с использованием упрощенной системы налогообложения, и через налоги на доходы своих работников, которых они сохранят благодаря этим мерам.

- Как можно повлиять на потребительский спрос? 

- Руководство республики изначально избрало совершенно правильную политику, когда новая команда пришла. Это наращивание инвестиционной активности: если посмотрим 2019 год, прирост относительно 2018 года 14 процентов – 322 млрд зашло в республику. С моей точки зрения, чем больше денег заходит в республику, тем выше совокупный спрос, в том числе и на услуги, и товары малого бизнеса. Вот здесь позиция правильная, я поддерживаю эту идею и практику создания особой экономической зоны. Это, я считаю, большой успех команды нынешнего руководства.

- Получится ли развивать особую экономическую зону в кризис?

- Да, именно сейчас получится. Весь мир в кризисе, а у нас динамично наращиваются и инвестиции, и инструменты. Особая экономическая зона – это инструмент повышения инвестиционной привлекательности региона. Эти инструменты вводятся в действие, это серьезный экономический и политический успех. Я анализировал эту ситуацию, и место подобрано правильно: логистика, инфраструктура очень удачная, и резиденты уже заходят. И я рассчитываю, что эта тема будет раскручиваться и будет иметь успех. И мы по уровню развития особой экономической зоны догоним и превзойдем «Алабугу», которая сейчас является лидером в республике Татарстан.

- Можно оценить насколько правильно действовало руководство Башкирии, когда начался коронакризис?

- Я считаю, что действовали правильно. Было и понимание того, что нужно делать, и энергия, с которой руководство республики принялось за столь нестандартную проблему. В кратчайшие сроки создали ситуационный центр, а уже 1 апреля, когда еще кризис не раскрутился, вышло распоряжение о комплексе мер, которые будут приняты для отраслей, наиболее пострадавших от пандемии. Кстати, в первоначальном списке было 16 видов экономической деятельности, сейчас этот список расширили до 46. Все большее количество предприятий попадает под меры поддержки. Я оцениваю действия нынешней команды, в первую очередь экономического блока, положительно.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921
Популярное

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии

Netgame Casino