Регион

Бурлящие регионы: извлекут ли федеральные власти уроки из Кемерово и Волоколамска?

26.04.2018 Александр КРАСОВСКИЙ
Вопрос о взаимоотношениях между центром и регионами остро стоит на повестке дня современной российской политики. Ситуация усугубляется ростом социального протеста во многих субъектах федерации, что прямо или косвенно влияет и на восприятие людьми власти в целом. Попробуем разобраться, какие факторы и чрезвычайные ситуации сегодня могут повлиять на взаимоотношение центра и регионов, и что об этом думают авторитетные эксперты.

Весна российских регионов

 

Главным событием весны 2018 года должны были стать президентские выборы. Они ими и стали, но лишь на очень короткое время. Конец марта и начала апреля знаменовались целым рядом резонансных событий, которые хоть и произошли в регионах, но стали предметом общественного обсуждения во всей стране. Это события совершенно разного характера и масштаба: трагичные, драматичные, где-то, казалось бы, носящие чисто юридический характер. Но всех их объединяет одно – они ведут к кратному росту социального недовольства и протеста.

Наиболее резонансным событием, хотя и не первым хронологически, стал пожар в Кемерово, унёсший жизни 64 человек, в том числе 41 ребёнка. Власть в результате этих событий говорила, что не надо «пиариться» на трагедии. Конечно, этого делать нельзя. Но кемеровская трагедия показала доселе невиданную вещь – высокий потенциал самоорганизации общества. Родственники жертв и сопереживающие горожане фактически отправили в отставку – будем же называть вещи своими именами, казалось бы непотопляемого ветерана российской политики Амана Тулеева. Это говорит о том, что люди готовы спрашивать с власти за проблемы, с которыми они сталкиваются.

 

Волоколамский мусор

 

Ещё одним доказательством этого тезиса стала ситуация в Волоколамске. В марте этого года в подмосковном городе начались волнения, вызванные отравлением местных жителей газами со стороны экологически опасной свалки отходов, которая находится близ деревни Ядрово, неподалёку от города. Уже в начале апреля на митинге против свалки в Волоколамске собралось более семи тысяч человек, что очень много для небольшого городка, где проживают всего 20 тысяч. Иными словами, на митинг пришел практически каждый третий житель города. Причём, это уже был не первый митинг, в начале марта на площади перед администрацией собиралось около пяти тысяч человек, а 29 марта, во время стихийного митинга, когда население требовало введение режима чрезвычайной ситуации в городе, на площадь вышли около шести тысяч человек. Симптоматично, что жители Волоколамска не только требовали ввести чрезвычайную ситуацию в городе и закрыть полигон в Ядрово, но и выступили с требованием отставки губернатора Московской области Андрея Воробьева и исполняющего обязанности главы Волоколамского района Андрея Вихарева. Случай в Волоколамске наглядно показал, что в критической ситуации, даже не связанной с гибелью людей, но предполагающей опасность для здоровья и жизни граждан, общество способно быстро и массово мобилизовываться и оказывать давление на власть, что наглядно прочувствовал на себе губернатор Московской области. Кстати на фоне экологической ситуации в Московской области безудержные попытки постоянно генерировать пиар-инициативы, которые отдаленно доносятся и до уфимского фейсбука, смотрятся, мягко говоря, недальновидно. На этом фоне гораздо правильнее выглядит стратегия на ограничение количества акций с прямым пиар-эффектом, которую активно практикуют думающие и имеющую хорошую репутацию в глазах администрации президента страны губернаторы и главы республик.

Отклик подмосковной экологической ситуации дошел и до всех сопредельных регионов. Наиболее ярко он проявился в Ярославле. В этот древний город, при полном попустительстве местных властей, везут бытовые отходы из Москвы, что, естественно, вызывает недовольство у значительной части общественности.

Тот факт, что отходы идут именно из столицы и пересекают непосредственно городскую черту Ярославля, вызывает ещё больше раздражения у населения. Ситуация стала накаляться, когда губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов заявил, что регион «протянет руку помощи» Москве и примет около 200 тысяч тонн мусора в год. Аргументы региональной власти сводятся к тому, что московские деньги за мусор помогут улучшить ситуацию с переработкой нечистот и в конечном счёте улучшить экологическую ситуацию в самом регионе. Однако общественники задают вполне логичный вопрос: а почему Подмосковье, долгие годы получающее деньги от Москвы за мусор, так и не смогло наладить современную его переработку? Тем более, что проблема утилизации бытовых отходов остро стоит и в самой Ярославской области. Имеющийся в регионе Угличский полигон почти полностью заполнен и дальнейшее складирование на нём отходов представляется сомнительным.

 

Екатеринбургский волюнтаризм элит

 

Особо следует отметить и ситуацию в Екатеринбурге, где недавно были отменены прямые выборы мэра. Теперь градоначальника столицы Урала будут избирать депутаты городской думы. Причем кандидатов на пост мэра народным избранникам будет предлагать конкурсная комиссия. Подобный шаг вызвал недовольство общественников Екатеринбурга, которые провели ряд массовых акций в центре города. Сам мэр города Евгений Ройзман, известный своей оппозиционностью, заявил, обращаясь к депутатам регионального законодательного собрания: «Если вы сейчас примете этот закон, он будет восприниматься как сомнение в умственных способностях жителей Екатеринбурга, как недоверие жителям Екатеринбурга и как оскорбление жителей Екатеринбурга». По мнению же властей сильными сторонами нового закона являются возможность выбрать наиболее компетентного главу города, а также экономия бюджетных средств, которые тратятся на выборы. В итоге закон был принят, а Ройзман, вероятно, после ухода с поста мэра уйдёт в оппозицию.

В этой ситуации, развитие Башкирии представляется относительно спокойным. Однако ситуация может поменяться. Экологические вопросы, как, например, ситуация с разработкой шихан, получают чёткую оценку со стороны власти. Как отметил во время прямой линии глава РБ Рустэм Хамитов, нет существенных проблем и по вывозу мусора. При этом общие сложности всех регионов одни - нехватка финансирования. Это относится как к региональной власти, так и муниципальной, и путём простого администрирования эту проблему едва ли удастся решить.

 

Что думают эксперты

 

Все вышеперечисленные проблемы явно свидетельствуют о том, что необходимо задуматься о перераспределении баланса между регионами и центром. Возможно, именно это станет одной из главных задач, стоящих перед новым правительством, которое будет сформировано после инаугурации президента 7 мая.

Пока же эксперты активно комментируют необходимость пересмотра взаимоотношений между центром и регионами. 

В частности, известный исследователь-регионалист Наталья Зубаревич отмечает, что «в прошлом году за весь год 20 регионов имели отрицательную динамику, в этом 2017 за первое полугодие – буквально считанные единицы». 

- Но, например, в Бурятии промышленность упала на четверть, на 20 процентов с лишним. У нее кризис закончился? Не очень, правда? – констатирует она. - Где-то на немногие проценты. Но падение на один процент в Ханты-Мансийском округе, где у нас нефть – это гораздо более чувствительно для страны, чем те же 26 процентов в Бурятии. Поэтому и да, и нет. Не может статистика адекватно измерять теневую составляющую в стране, где она немаленькая. Более того, в разных регионах она разная. Промышленность в основном вышла из кризиса в подавляющем большинстве регионов, но темпы роста промышленного производства низкие. 

Иначе говоря, г-жа Зубаревич говорит о том, что среднероссийские показатели имеют слабое отношение к ситуации в отдельных регионах, где она может быть как вполне успешной, так и аховой.

С ней согласна известный политолог из РАНХиГС Екатерина Шульман, которая полагает, что «сейчас наша страна переживает все те процессы, которые определили XX век». 

- Это урбанизация и старение, - объясняет она. - У нас даже не просто урбанизация, а гиперурбанизация - в городах проживают 74,4 процента населения страны. Все население концентрируется в 15–18 городах и городских агломерациях. Это, собственно, и есть вся Россия. Демографическое исключение – национальные республики Северного Кавказа (хотя и там происходит процесс урбанизации) и аграрные территории юга. Сложная система управления – это только демократия. Не потому что она лучше остальных, а потому что она наиболее самонастраивающаяся. Она позволяет делегировать власть вниз, развивать сетевые структуры. Если заглянуть в ближайшее будущее, то можно сказать, что система управления будет не вертикальной, а горизонтальной. Она будет основана на взаимодействии и кооперации, а не на приказах сверху. Иными словами, пока только демократическая система способна адаптироваться к новым условиям. Нас это касается так же, как и всех остальных. 

Таким образом, Екатерина Шульман уверена, что политическое будущее связано с развитием самоорганизации на местах.

Что делать в этой ситуации правительству? Его новый состав, безусловно должен уловить основные направления регионального развития. Дмитрий Медведев, во время Сочинского форума, уже дал понять, что вопрос межбюджетных отношений требует пересмотра. Об этом не устают говорить и наиболее авторитетные эксперты. Кто бы не вошёл в состав нового правительства, ему придётся с этим считаться. Пересмотр модели важен ещё и с точки зрения развития местного самоуправления. Общественная активность граждан растёт, им уже недостаточно того, что они участвуют в выборах раз в 4-5 лет, люди хотят, чтобы власть советовалась с ними всегда и по всем основным вопросам, а не от случая к случаю. И это, пожалуй, самое важное изменения, которое происходит сегодня с российским обществом.

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе