Игры патриотов

Башкирские медики более тридцати лет травили уфимцев мышьяком и дустом

05.08.2019 Александр КОСТИЦЫН, Евгений КОСТИЦЫН
О том, что с экологией в столице Башкирии неблагоприятно, говорят и пишут со времен перестройки. Источниками опасностей обычно называют многочисленные химические и нефтеперерабатывающие производства, а главным отравителем считают закрытый ныне «Химпром». Но, как выясняется, всё гораздо сложнее. Оказывается, ещё с довоенного времени территорию пригородов Уфы, там, где потом появились многочисленные садовые товарищества, базы отдыха и пионерские лагеря, пять раз в году в течение не одного десятка лет, массированно обрабатывали свирепыми препаратами. Мышьяк, дуст и прочую отраву распространяли над Уфой с помощью авиации.

Ещё до войны пригороды Уфы сдали обрабатывать препаратом мышьяка с красивым названием «парижская зелень». «Красная Башкирия» 18 июня 1939 года.

Уфимцев и комаров «выводили» по… Шекспиру

 

В школьных учебникам истории подробно описывается крах первой попытки сооружения Панамского канала в конце XIX века, одной из причин которого явилась малярия. От этой болезни, как и от желтой лихорадки, погибло только на первом этапе работ 22 тысячи человек. Рабочие стали разбегаться.

На решение проблемы бросили крупные научные силы, и специалистам удалось определить переносчика заразы - комаров, а также выработать методы борьбы с ними, которые не потеряли актуальность до сих пор.

Первым делом, по рекомендации медиков, стали осушать болота, выкашивать траву, производить нефтевание стоячих водоемов, то есть выливать в них небольшое количество нефти или керосина. Только после этого возобновилась и была успешно завершена «стройка века». Причем никаких инсектицидов тогда и в помине не было. 

После гражданской войны боролись с «лихоманкой» или «трясухой» - таковы старые русские названия малярии, и у нас в Башкирии, где она распространилась вокруг Уфы и в самом городе.

- Наиболее охвачены ею районы: Нижегородка, Архирейская слобода, район железнодорожных мастерских, где болеют в каждой семье, - писала главная республиканская газета того времени «Власть труда» 23 июня 1923 года. 

Поначалу власти использовали классический способ - «окультуривание местности». Закономерно последовал результат - количество «маляриков» резко уменьшилось. Но кому-то из важных начальников в 30-е годы прошлого века пришла в голову мысль вместо незаметной и хлопотной работы бросить главные силы на борьбу со следствием, а не причиной – применить авиаопыление уфимской округи ядохимикатами. 

Ладно бы территорию опылили разово, например, в случае резкой вспышки заболевания, но уфимцев травили регулярно с мая по сентябрь с 1938 по 1974 год с четырехлетним перерывом на войну!

Занималась этим медики уфимской городской малярийной станции, преобразованной позднее в республиканскую противомалярийную станцию, а потом за дело взялась республиканская СЭС.

Осушение низин и окультуривание местности почти забросили, а болота вокруг Уфы – рассадники комаров и прочего гнуса, во многих случаях сохранились до 1990-х и были ликвидированы только при расширении города.

Мышьяк известен с глубокой древности и уже тогда использовался по своему прямому назначению - в качестве яда. Сколько произведений литературы посвящено отравлению этим зельем - и не счесть. Мышьяк подсыпали в еду и вино, пропитывали им одежду и страницы книг, а особенно изощренные убийцы даже заливали своим жертвам препараты мышьяка в уши. 

Эффективным способом отравления считалось распыление ядовитого порошка в воздухе, который применяли, когда не было возможности незаметно сыпануть отраву в бокал или тарелку.

Но именно так, уже не скрываясь, стали обрабатывать огромные площади вокруг Уфы. Попав на поверхность земли либо в ил, мышьяк проникал в грунтовые воды, ставшие основным носителем, с которым яд оказывался в организме уфимцев. 

 

Ковровая обработка населения

 

С водопроводом и сейчас во многих местах проблема, а в 1930-1970 годы по окраинам столицы республики его не было вовсе, поскольку масса людей жила в частном секторе.

Эта категория граждан, считалась для местного начальства людьми второго сорта – «частники». Там и дороги в последнюю очередь асфальтировали и освещение улиц проводили по остаточному принципу, а с водоразборными колонками, и то не везде, вопрос решили только в конце 1970-х.

До этого граждане пользовались колодцами и родниками. В их воде был мышьяк, соединения которого являлись главной составляющей «парижской зелени» и «арсенита кальция», применявшихся в Уфе для опыления с 1938 по 1952 год.

Отравленной мышьяком водой поливали сады и огороды, десятки лет ели насыщенные им овощи и фрукты, через растения яд попадал скоту и птице, мясо и молоко которых оказывалось зараженным. Кормящие матери вместе с молоком передавали его грудным детям. А мышьяк, как известно опять-таки из школьного курса, обладает свойством накапливаться в организме, и люди регулярно получая микродозы, зарабатывали в итоге хроническое отравление, что неуклонно вело к росту онкологических заболеваний. 

Знали ли медики о последствиях многолетней «ковровой» обработки населения? Разумеется, знали. Сотни лет известно, что все соединения мышьяка ядовиты и даже очень кратковременное воздействие может вызвать смерть или серьезные последствия для здоровья.

Правда, «малярийные» начальники уже тогда ловко переводили стрелки на курение, а табак действительно содержит природный мышьяк. Но как же тогда заболевания печени, почек, мочевого пузыря у некурящих людей? 

Башкирские пилоты, распылявшие мышьяк, асами не были и нередко под опыление по ошибке или неумению попадали населенные пункты, и жители оказывались обсыпанные ядохимикатом с головы до ног.

Ни в одной из республиканских газет 1930-1950-х годов, а мы дотошно в течение нескольких месяцев их просматривали, не обозначена связь недугов людей с опылением препаратами мышьяка. 

- Для человека опыление не опасно, -  читаем в «Красной Башкирии» заклинание энтомолога областной малярийной станции товарища Корчагиной.

После фенольной аварии в 1990 году многие уфимцы кинулись набирать воду из городских родников. Сколько они тогда приняли мышьяка, никто не знает. Власти, правда, говорили, что родниковую воду пить не желательно – тяжелые металлы, соли… 

Но, как потом выяснилось, многие представители власть предержащих реально не представляли экологическую картину в городе, а медики СЭС не охотно открывали действительное положение в Уфе. 

С 1947 по 1952 год к мышьяковому «букету», видимо, для усиления эффекта добавляли ещё один ингредиент – тиодифениламин, активно поражающий печень и почки. Вдобавок он является нейролептиком. 

С 1946 года к «парижской зелени» начали добавлять арсенит кальция. «Красная Башкирия» 4 июня 1946 года

 

Осыпать дустом всю округу - это по-нашему!

В 1953-м башкирские медики перешли на «родной» нам дуст ДДТ. «Советская Башкирия» 12 июля 1953 года

С 1953 года комаров, а заодно и уфимцев, начали травить уже «родным» нам дустом ДДТ. Его свойства горожане хорошо изучили во время перестройки. Дуст легко проникает в организм человека, и не выводится, накапливаясь в тканях, что существенно повышает вероятность онкологических заболеваний.

Напомним, что в цехе № 5 ПО «Химпром» длительное время в промышленных масштабах производился порошок красно-бурого цвета - трихлорфенолят меди. А это, не что иное, как активный компонент дуста ДДТ!  

Много гневных слов было сказано в перестройку в адрес завода-отравителя! За кадром, правда, осталось, что уфимцы и жители пригорода давно уже получили приличные дозы яда, произведенного «Химпромом». И никто, даже специалисты СЭС, ни разу не обмолвились о реальных последствиях многолетнего опыления дустом.

Закономерно возникает вопрос: неужели не было других способов борьбы с комарами?

Оказывается, были и не один. Кроме упомянутой осушки болот и нефтевания водоемов, ученые и специалисты предложили множество простых вариантов окультуривания местности. Это, например, регулярная прочистка дождевой канализации, ликвидация случайных луж и водоемов в местах появления комаров, утилизация старых покрышек, всякого рода банок, емкостей и прочее.

Делалось ли подобное у нас на регулярной основе? Ответ ясен, если вспомнить, что в Уфе из-за засора «ливнёвок» и сейчас возникают подтопления.

А ещё с 1930-х годов активно применяют биологические методы борьбы с комарами. 

Самый яркий пример для нашей страны – ликвидация комариного поголовья на черноморском побережье Кавказа маленькой прожорливой рыбкой гамбузией. Существуют и другие виды рыб активно уничтожающие личинки комаров. 

Давно используют так называемые энтомопатогенные бактерии, которые оказываются высокоэффективными в борьбе с комарами. Есть и экзотические, но рабочие методы, типа выпуска стерилизованных облучением самцов комаров, которые спариваются с самками, не давая потомства. Специалисты научились уничтожать отдельные виды наиболее кусачих насекомых, освобождаю природную нишу для безвредных. Даже выявлен вид летучих мышей, активно поедающих комаров в условиях средней полосы. 

Главное, что властям в Европе удалось вовлечь население в активную борьбу с комарами, для чего созданы разного рода ассоциации и объединения.

Но все эти методы хлопотные и не такие эффектные. Вот поднять самолеты в воздух и осыпать дустом всю округу – это было по-нашему. 

Активное авиационное опыление дустом власти оправдывали борьбой с малярийными комарами. Правда, к 1960 году «лихоманка» в СССР была побеждена и необходимость в применении авиации исчезла. Но раскрученный маховик остановить было трудно. Для населения необходимость опыления стали объяснять борьбой с гнусом. 

В то время, когда медики Башкирской СЭС не покладая рук обсыпали окрестности Уфы дустом, ученые создали немало других более эффективных и менее токсичных препаратов для опыления. Но куда было девать продукцию, которую эшелонами гнал «Химпром»?

Правда, со временем информация о вреде ДДТ становилась всё более известной, и игнорировать её было уже нельзя. 1974 год стал последним, когда уфимцев травили ядовитым порошком.

В 1974 году уфимцев последний раз посыпали дустом с самолетов. «Советская Башкирия» 17 мая 1974 года

А сколько накопилось и осталось сейчас в земле и воде дуста и мышьяка, никто не знает. Может, поэтому уже несколько поколений уфимских женщин фертильного возраста имеет проблемы с зачатием? Свидетельством того, что репродуктивная функция уфимцев дает сбой, стали растущие, как грибы, центры экстракорпорального оплодотворения. Ученые подтверждают - бесплодие во втором и третьем поколении может быть последствием отравления как самих детей, так и их родителей, химпрепаратами. 

- Острые проблемы с экологией и здоровьем людей, о которых заговорили в 1980-х, появились не внезапно, они накапливались исподволь, постепенно, - говорит депутат башкирского парламента Дмитрий Чувилин, член комитета по аграрным вопросам, экологии и природопользованию. – Ковровое опыление окрестностей Уфы мышьяком и дустом, вместо кропотливой работы по окультуриванию местности, иначе как варварством назвать нельзя. За подобное отношение властей и медиков к природе и людям, уфимцы нескольких поколений расплачиваются своим здоровьем.

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчики вилочные MITSUBISHI в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе