Игры патриотов

Разведчица-нелегал: «Наша работа скучновата, не такая как у Джеймса Бонда»

11.03.2020 Вика ЗВЕРЕВА
Елена Вавилова, разведчица-нелегал, проработавшая за границей более 20 лет, представила в Уфе свою книгу "Женщина, которая умеет хранить тайны". Елена Станиславовна встретилась с уфимцами и рассказала, каково это - быть своим среди чужих и узнавать тайны других государств.

«Уфа – это город для людей»

 

В столице Башкирии Вавилову окружили большим вниманием - телесъемки, интервью, встречи со студентами и культурная программа.

- Мне очень понравилась встреча с читателями. Особенно приятно было видеть кадетов 161 лицея. Их заинтересованные лица - это главный подарок и благодарность, потому что я считаю, что чем больше они будут встречаться с людьми, которым не безразлична судьба нашей родины, тем лучше. Я благодарна всем, кто нашел время встретиться со мной.

Стоит отметить, что книга заинтересовала уфимцев - они с удовольствием просили авторский автограф, а кто-то даже принес книгу, купленную уже давно. Однако издательство сначала опасалось выпускать книгу большим тиражом, сомневаясь, будет ли спрос на такую литературу.

- Мы начали с трех тысяч, но интерес оказался больше, чем мы ожидали, и в итоге тираж уже три раза допечатывали. Сейчас общий тираж - 11 тысяч, и в ближайшее время он вырастет до 14-ти, - объясняет Елена.

- Как вы оказались в Уфе?

- Я из Сибири, родилась, выросла и училась в Томске. Именно там я и получила предложение работать в разведке. Подготовка происходила в Москве. Когда я вернулась в Россию, мне было интересно поездить и узнать свою родину. В Уфе я до этого никогда не была. Когда появилась возможность через знакомых сюда приехать, я сразу же согласилась. Многие знакомства сейчас происходят через социальные сети. Так и получилось в этом случае. Меня пригласил человек, который здесь работает и исполняет ответственную работу на благо вашей республики. Его приглашение было для меня очень приятным.

- Что успели посмотреть?

- У вас город замечательный. Что мне нравится в наших городах, это просторы и открытость. Например, вид с реки у памятника Салавату Юлаеву. Мне эти просторы, в моем случае сибирские, всегда вспоминались, когда я жила за рубежом. Все-таки там природа не такая и города немножко не такие. Америка - это небоскребы и одноэтажные дома. А у нас города более человечные, приятные. В Уфе мне понравились широкие улицы и архитектура. Я побывала в театре оперы и балета - очень красивое здание, настоящий культурный центр. Была в музее этнографии, там удивительная история. Пообщалась со студентами в БГУ. Уфа с одной стороны большая, а с другой - компактная. Это важно, потому что ты не тратишь много времени на переезды и до работы добираться легче. Москва растет такими темпами, что человек там уже теряется. А Уфа - город для людей. А климат у вас, наверное, примерно как в Томске. У вас богатая земля и очень доброжелательные люди.

Вавилова вместе с мужем Андреем Безруковым работали разведчиками в США, Канаде и Франции. Долгие годы они жили под чужим именем.

- Только мой муж и я знали, кто мы на самом деле. Все остальные окружающие люди считали нас своими. Многое, что в этой книге рассказано, было в реальности, а многое выдумано. Выдумано для того, чтобы было интереснее и чтобы не рассказывать все тайны, которые находятся под грифом секретности.

Елена жила в США под именем Трейси, а героиню книги зовут Кэтрин, ее супруга - Джордж. На самом деле мужа Елены, Андрея, в Америке звали Дональд.

- Вот так все запутано. Вся наша жизнь и история проходила в разных странах. Сначала мы приехали в Канаду, потом переехали во Францию, а уже затем в США.  На протяжении 23 лет мы работали и скрывались. В США у нас родились дети - двое сыновей. Алекс, полное имя Александр, и Тим, полное имя Тимати, а по-русски - Тимофей. В книге они близнецы, а на самом деле у них разница в возрасте четыре года. Мы назвали их специально так, потому что нам хотелось что-то сочетающееся с русским языком. Конечно, они не предполагали, что их родители разведчики.

 

«Я каждую неделю получала шифровки из Москвы»

 

- Но как из обычных русских людей вы стали иностранцами?

- Сначала надо было выучить язык - французский и английский, чтобы уметь переключаться и чувствовать себя уверенно. По-русски мы не разговаривали ни между собой, ни с детьми. В книге подробно описано, как проходит подготовка к тому, чтобы стать разведчиком-нелегалом, обучение языку, азбуке Морзе, чтобы получать зашифрованные сообщения. Проживая за рубежом, я каждую неделю получала шифровки из Москвы. Очень важным было научиться следить за обстановкой вокруг себя, потому что человек, особенно разведчик, должен понимать, что происходит. Есть ли какая-то опасность, кто нас окружает, есть ли у человека плохие намерения, не следят ли за вами и прочее. Слежки за нами никогда не было, но тем не менее мы должны были поглядывать. И каждый раз, когда мы выполняли важные задания, мы должны были быть уверены, что мы в безопасности. Живя заграницей, конечно, мы переняли многие местные манеры. Например, русские, когда считают, загибают пальцы, а большинство иностранцев, особенно американцы и французы, наоборот, разгибают пальцы.

- Такая мелочь могла провалить вашу миссию?

Это такая мелочь, но если ты общаешься и начинаешь загибать, то у людей возникнут вопросы, почему ты используешь такой жест. Поэтому нужно было досконально знать любые мелочи. Например, американцы пишут цифру семь и никогда ее не перечеркивают, она похожа на единицу. Когда пишут пять, нижнюю часть не всегда закругляют, а оставляют вытянутой. Вот это тоже нужно было применять. Такие моменты для всех кажутся обыденными, а для нас это было важно. Я даже выучила французский и умела петь на этом языке и на латыни. Это мне, кстати, пригодилось, когда нужно было познакомиться со священником. Я придумала такую схему: записалась в церковный хор в Канаде, чтобы организовать это знакомство. Разведчик всегда должен придумывать разные выходы из положения и комбинации. Например, как познакомиться с чиновником, который может знать важные секреты. Нужно найти возможность и придумать такую ситуацию, чтобы он заинтересовался и познакомился с вами, поэтому изобретательность - это то качество, которое нам очень пригодилось.

- В США у вас была официальная работа?

- Конечно, чтобы все соседи и наши знакомые понимали, на что мы живем, и кто мы такие, у нас были профессии. Я работала агентом по продаже недвижимости. Показывала дома и квартиры на продажу, проводила сделки. Для этого я училась на специальных курсах, получала лицензию, сдавала экзамены. Мой супруг учился в нескольких университетах и получил хорошее образование. Он стал серьезным специалистом и оказывал услуги - был консультантом в крупных компаниях, таких как "Дженерал электрик", помогал фирмам выстраивать стратегию бизнеса. Последние годы у него была собственная компания. Это было важно, чтобы к тебе тянулись люди, чтобы ты был интересен для них.

- Вы с супругом всегда работали в паре?

- Если нам нужно было познакомиться с семьей военных, я обычно знакомилась с женой, а потом уже мне было проще познакомиться с ее мужем. Затем я уже приводила своего супруга, и мы продолжали работать в паре. Конечно, работа с людьми - это самое основное. Разведчик - это не тот человек, который пробирается ночью к сейфу, как в фильмах. Мы должны работать с людьми, найти тех, кто имеет доступ к важной информации и попытаться с ними сдружиться.

 

«Нас арестовали в результате предательства»

 

- История в книге, как и в жизни прерывается на том, что разведчиков арестовывают.

- Арест - это серьезное испытание для любого человека. Особенно когда ты знаешь, что из тебя начнут вытягивать информацию. Мы были арестованы в результате предательства. Предатель обычно не сразу становится предателем. Что-то в человеке есть, чем-то он недоволен. И вместо того, чтобы искать выход и положительно решать конфликты, он начинает таить зло на своих коллег. Постепенно этого человека спецслужбы других государств находят, понимая, что у него есть изъян в характере. С ним сближаются и предлагают деньги за информацию. Так случилось и в нашем случае. Человек работал в Москве и оказался под прицелом американцев. Когда он выезжал в Америку, там его завербовали. Он-то и рассказал о том, что знал, в том числе о нас. В итоге арестовали целую сеть, которая работала в Америке - десять человек.

- Историю вашего обмена, наверное, отлично помните?

- Обмен произошел на летном поле в аэропорту Вены. Два самолета одновременно прилетели в столицу Австрии. В одном были мы, в другом те, на кого нас обменивали. Мы перешли из одного самолета в другой и так оказались на российской территории, потому что внутри самолета - это уже российская территория, даже если самолет находится за рубежом. Только оказавшись в салоне, мы поняли, что наконец-то свободны и самое сложное миновало. Нам помогли, нас не забыли и не бросили. Это удивительные чувства. И за это у нас будет вечная благодарность нашему государству, за то, что своих не бросили. В Америке нам грозило 25 лет тюрьмы - это полжизни. Меня такая перспектива очень пугала.

- Как дети все восприняли?

- Приехав сюда, наши дети были уже большие - 16 и 20 лет. Они оказались в незнакомой для них стране, с незнакомым языком. Только тогда они поняли, что их родители - совсем не те, за кого они нас принимали. Мы оказались для них не канадцами, а русскими. Для них это был большой шок и серьезное испытание. Тем не менее уже в Москве мы им все объяснили, ведь наше дело способствует сохранению мира для всех людей, не только для России, а чтобы не разразилась еще одна война. Это была наша главная задача. Но если бы мы им рассказали обо всем раньше, это могло бы вылиться в наш провал.

- А где Тим и Алекс были во время вашего задержания?

- Вместе с нами. Это была немая сцена, но очень сильная. Все произошло в день рождения старшего сына. Мы праздновали его 20-летие дома, и в этот момент в дверь постучали, я открыла и ворвались люди из ФБР, которые нас арестовали на глазах детей. У них был шок. Они даже думали, что это ошибка. Когда нас увезли в наручниках, они остались дома и не знали, что делать. Но ребята уже были взрослые, поэтому обратились к друзьям, на какое-то время уехали. Когда они вернулись в квартиру, там было все перевернуто, потому что прошел обыск, а журналисты дежурили прямо у дверей дома. Вертолеты летали над домом, ситуация была сложная. Когда мы увидели на одном из заседаний суда своих детей, мы им посоветовали уехать в Европу, а потом и в Россию. Хотя они не знали, что их здесь ждет и как они уедут. Еще до нашего освобождения они прибыли в Москву, их встретили наши друзья и коллеги и объяснили, что делать. Дети более-менее им доверились и какое-то время находились на конспиративной, служебной квартире. Мы объединились после того, как нас обменяли.

- Чем сейчас занимаются ваши сыновья?

- Наши дети, как только оказались в России, начали учить русский язык, нашу культуру. Сейчас они уже более-менее освоились, решили стать финансистами. Один работает в Азии, а второй еще только закончил учиться в университете. Ему пришлось учиться в Европе, потому что на русском языке он бы не смог учиться в вузе. Сейчас он ищет себе место работы. Мы их не ограничиваем, сыновья имеют свободу выбора и должны прожить свою жизнь, и мы не хотели бы, чтобы они были в разведке, потому что это опасно. Но их это и не интересует.

 

«Американцам я казалась излишне доброй»

 

- Как стать разведчиком?

- Это к вопросу ты выбираешь профессию или профессия выбирает тебя. В большинстве случаев людей находят, подбирают, выбирают и предлагают работать. Хотя сейчас, если кто-то пожелает быть разведчиком, то можно на сайте службы внешней разведки предложить свою кандидатуру. Есть и институт, где готовят разведчиков. Так что теоретически возможность есть. Но, например, нас нашли, изучили и пригласили. И сейчас, мне кажется, тоже ищут подходящие кандидатуры. И есть такие люди, которые занимаются тем, что выбирают людей в студенческой среде. Безусловно, кандидатам нужно пройти тесты, быть здоровым, крепким духом и пройти очень много проверок.

- На каких профессиях не может работать разведчик?

- Самая нежелательная работа - это работа в госорганах, потому что там перед тем, как взять человека на работу, досконально проверяют. И именно здесь могут всплыть какие-то неточности, связанные, например, со школьными годами. Или в ходе проверки стали бы изучать семью и не нашли родителей. Это опасно. Хотя были случаи, когда наши разведчики-нелегалы становились важными политическими деятелями, но в странах, где проверок не так много. В США приблизиться к любым государственным организациям очень опасно. Нужна профессия, которая бы позволяла небольшую свободу и с точки зрения времени, и в плане действий. То есть работать клерком с 9 до 18.00 было бы сложно. Нужно иметь свободное время. Будучи агентом по недвижимости, я могла планировать свой день. Если мне нужно принять шифровку в середине дня, я, конечно, должна быть дома и подстроить свой график под такие моменты. Нужно всегда думать, как профессия поможет тебе выйти на те круги, где находится информация. Поэтому быть просто актером театра было бы не очень плодотворно с точки зрения разведки. Нужно иметь более серьезную специальность, близкую к политическим кругам, к технологиям.

- Повлияла ли ваша профессия на жизнь вне разведки?

- К сожалению, работа разведчика поглощает тебя полностью, потому что работать нужно было в трех направлениях. Первое - добывать информацию, второе - работать на то, чтобы просто зарабатывать деньги - это агент по недвижимости, то есть полдня ты точно тратишь на это. Третье - нужно было постепенно подниматься в обществе и становиться в социальном плане все более значимым. Это каждодневная работа, общение с людьми, поиск интересных возможностей. Но, конечно, человеком я осталась таким же, каким и была. Я также интересовалась искусством, музыкой, для себя открыла много нового. Например, наша чисто русская доброжелательность и открытость сохранились. Многие люди говорили мне "ты слишком добрая". Американцы на самом деле очень расчетливые и прагматичные люди и делают все с определенной выгодой. Я же им казалась излишне доброй. Мои собственные дети сказали мне "ты делаешь для людей слишком много, надо бы быть порезче". А я все равно не могла. Мой супруг был немножко замкнутым, неразговорчивым. Я часто вела общение за него. Он таким практически и остался, но он работал над собой и немного раскрылся, стал более общительным. Но все равно характер человека сохраняется.

- Чем бы вы занимались, если бы не стали разведчицей?

- Я училась на историческом факультете, увлекалась историей. Любила музыку, занималась в музыкальной школе, хотела быть балериной, у меня были разносторонние интересы. Наверное, если бы я осталась в Томске, то продолжила бы путь историка. Возможно бы, преподавала. Но по интересному стечению обстоятельств я оказалась в совершенно другой профессии. Но профессия разведчика тоже отчасти артистическая, в ней есть элемент перевоплощения. Но разведчик живет не как артист - два часа на сцене, а намного дольше. Это роль на всю жизнь или длительный отрезок жизни.

 

 «Не представляю, чтобы американец выдавал себя за русского»

 

- После стольких лет жизни заграницей не тяжело было писать книгу на русском?

- Писать книги мне до этого не приходилось. Если честно, мне было трудно, поэтому я не считаю, что моя книга написана красивым литературным языком. Она написана простым и даже где-то упрощенным языком, поскольку это моя первая попытка. Более того, в книге есть второй автор - Андрей Бронников. Он тоже из Томска, мы нашли друг друга в соцсетях. И он-то меня подтолкнул к написанию книги. Обычно разведчик слушает, его уши всегда открыты, а говорить для нас было несвойственно. Поэтому начинать говорить и писать - для меня это был определенный необычный переход. Изначально я хотела писать на английском языке, потому что настолько свыклась с ним, что уже даже думала на английском. Некоторые читатели заметили, что язык книги и сам стиль немного отличается от типичного русского. Например, очень много кратких предложений, а это типично для английского языка, в котором нельзя делать длинные предложения, их нужно разбивать. В России же одно предложение может быть целым абзацем. Трудно начинать писать на русском, когда ты долгие годы разговариваешь и мыслишь по-английски. Но мой соавтор объяснил, что для наших читателей надо писать по-русски.

- А перевести на другие языки не хотите?

- У меня есть такая идея и были предложения. Хотя, думаю, книга ближе нашему читателю, нежели иностранцу. Ведь у иностранцев нет нелегальной разведки. Они работают в основном легально. То есть американцы работают как американцы, но под прикрытием какой-то компании. Не представляю, чтобы американец научился русскому языку, стал выдавать себя за русского. Им трудно переступить свои амбиции, и они настолько самоуверенные, что им было бы сложно стать другим человеком. Поэтому они предпочитают другие методы. Нелегалы - это наша специализация со времен Коминтерна. Когда образовалось Советское государство, оно не имело дипломатических отношений с другими государствами, и как-то нужно было понимать, какие планы и взгляды у тех стран, которые нас окружают по отношению к новому государству Советскому Союзу. Тогда-то и возникла идея подбирать людей, которые могут работать в других странах как иностранцы.

- Как вы думаете, будут ли в США анализировать вашу книгу?

- Вряд ли. Понимаете, это все-таки художественная книга и здесь не все передано точно даже в плане мест, где мы работали и жили. Да и к тому же многое они узнали, когда появился предатель. В книге я не описываю конкретные специфические моменты. Например, когда я пишу, что героиня получает шифровку и расшифровывает текст, я не пишу, как конкретно она это делает. А на самом деле там есть несколько важных этапов. Работа разведчика всегда включает тайники, это во всех книгах есть, и ничего нового я не сказала. Пусть они анализируют, но ничего там не найдут. Деталей в книге нет, и я не боюсь, ведь я все писала осознанно.

- Книги еще писать планируете?

- У меня есть задумка продолжить писать истории о женщинах, которые посвятили себя работе в разведке. Следующая книга уже будет не по моей истории, потому что я рассказала все, что могла, не открывая самых главных тайн. Хочется написать о нашей современнице, чтобы произведение было понятным и молодому поколению. Кроме того, надеюсь сделать книгу более приключенческой. Хотя на самом деле работа разведчика не очень насыщенная событиями. Нужно быть терпеливым, ждать подолгу и шаг за шагом идти к какой-то цели. Это немножко скучновато, а совсем не так как в фильмах про Джеймса Бонда. Например, мы никогда не стреляли и не приносили никому вреда. Мы, наоборот, очень тепло относились к американцам и у нас было много друзей. Американцы - прекрасные люди и каждый по-своему интересен. Наша работа была направлена исключительно против планов правительства и высших эшелонов власти США, которые хотят править миром и навязывать свои идеи другим государствам. В человеческом плане эта работа очень благородная, а приключений не так уж и много, в основном это повседневный труд, для которого нужно терпение.

 

«Нас с мужем наградили за мужество и боевые заслуги»

 

- Как родина оценила ваши заслуги?

- Награды есть, они были и во время нашей работы в США. Причем мы узнавали о них из шифровок. У супруга есть орден Мужества, у нас у обоих орден «За боевые заслуги», несколько орденов из разведки. По итогам нашей работы нас наградили орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Это очень приятно. Опять же отношение к людям в этой профессии особое, хотя некоторые ветераны жалуются, что им недостаточно внимания уделяется. Но есть взаимопонимание, и ветераны друг другу помогают. Мы сейчас в отставке, на военной пенсии.

- Как вы понимаете современную картину мира и роль Владимира Путина в ней?

- Это вопрос на отдельный разговор. Мой муж интересуется геополитикой и у него есть несколько интересных лекций, которые он читает студентам МГИМО на своем курсе. Сейчас ситуация в мире очень сложная. Американцы пытались быть гегемоном, то, что выражается в слове "однополярный мир", то есть главенство Америки, а все остальные - под их каблуком. Этого не произошло, и мир сейчас идет к многополярности. Европа, мне кажется, сейчас в закате, там все непонятно. Мне кажется, из-за того, что там нет лидеров весомых политических. На этом фоне, конечно, Владимир Путин выглядит весомым политиком в плане видения, харизматичности. У американцев очень сложная ситуация, по сути, вообще раскол. Есть даже опасения, что там может начаться гражданская война между республиканцами и демократами, потому что вражда совершенно явная и уже выходит за рамки разумного. Все возведено до абсурда и вряд ли приведет к чему-то хорошему. Хотя Трамп тоже видится фигурой весомой, но общество расколото. Поскольку США являются очень весомым финансовым и политическим центром, от их политической ситуации зависит весь мир. Но параллельно развивается Азия, которая сейчас стала очень важным регионом. Мой супруг считает, что Россия больше евразийская и должна интегрироваться в евразийскую экономику и в политическом плане. Но, конечно, Россия после 2014 года под руководством Путина стала более весомой. В политическом плане с нами больше считаются, но тем не менее экономику нам надо поднимать. Без этого мы не сможем.

- Где больше развита свобода слова?

- Американское общество построено на идее общей свободы, потому что оно было образовано как конгломерация различных иммигрантов. Они приехали туда и им нужно было иметь какую-то общность. Но это традиционно другое государство, и свобода у них сейчас уже излишняя. Это приводит к тому, что получается неразбериха в обществе. У нас другое государство и другие традиции. Мы всегда были самодержавным государством, и мы привыкли к сильной власти. Роль государства все-таки должна быть, а в Америке она сведена до минимума. Да, свободы слова у них может быть побольше, они могут высказывать все, что думают, потому что там развит частный бизнес. Например, многие газеты и журналы финансируются отдельными людьми, и они ведут свою политику. У нас все-таки есть влияние государства, которое иногда контролирует и пытается цензуру направить и проводить особую идеологию. Но это наши традиции. Мы другое общество и нам не надо пытаться все перенять у Штатов. Даже в образовании уже понятно, что перенять полностью их систему - это неправильно. У нас были очень хорошие основы в СССР, и многие страны в Европе переняли нашу систему и элементы. А мы решили все сделать по-американски. Сейчас думаем, а правильно ли это было и опять пытаемся все переделать. Свобода слова - это понятие для каждого разное. Критиковать открыто? У нас тоже критикуют, но влияние госорганов у нас больше, слов нет.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921

Популярное

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии