Игры патриотов

Эффект зажигалки. Как раскачивают межнациональное согласие

04.06.2017 Александр КРАСОВСКИЙ
Эффект разорвавшейся бомбы произвели всплывшие в СМИ результаты неопубликованного доклада федерального агентства по делам национальностей (ФАДН) в республике. Согласно данным опроса 2016 года, подробности которого стали известны только несколько недель назад, Башкирия оказалась в так называемой «красной зоне». Республика, таким образом, классифицирована, как регион потенциально неблагополучный в плане межэтнического взаимодействия. Всё бы ничего, но доклад вышел год назад, а отдельные его положения, хоть и опубликованные в научных изданиях, не стали широким достоянием общественности. И только сегодня кому-то пришло в голову использовать его в своих интересах.

Капля воды

 

Вместо пролога - сухая статистика. Особенностью Башкортостана является присутствие трёх крупных этносов – русских (35 процентов), башкир (28 процентов) и татар (25 процентов) – в относительно больших пропорциях. Ни в одном другом субъекте ПФО такие пропорции не встречается. Даже у нашего соседа Татарстана только два доминирующих этноса – татары (53 процента) и русские (40 процентов). Причём, любопытно, что башкир в соседней республике оказалось 0,4 процента - меньше, чем украинцев или марийцев. Это как-то странно, но таковы цифры статистики.

Долгое время Башкирия считалась регионом образцово-показательным с точки зрения выстраивания диалога между различными народами. Федеральная власть это признавала и приветствовала. Свидетельством тому является проведение в Уфе двух Госсоветов в 2011 и в 2013 годах. И Медведев, и Путин приезжали в Уфу обсуждать с представителями политической элиты межнациональные отношения в стране. А глава государства и вовсе охарактеризовал регион крылатой фразой: «В Башкирии, как в капле воды, отражается вся наша Россия с ее многообразием культур, религий, языков и дружбой народов». Неужели всё так быстро изменилось? Давайте не будем торопиться с выводами.

 

Что говорят социологи

 

Большинство опросов общественного мнения, проводимых в РБ, вопреки опросу, представленному в докладе ФАДН, дают относительно спокойную, даже благостную картину. Среди проблем, волнующих граждан, проблема межнациональных отношений не стоит на первом месте, но, в лучшем случае, занимает второстепенные позиции. Работа – да, зарплата – тоже да, жильё – безусловно, ЖКХ – конечно же, здравоохранение – а как же без него. Но - не межнациональные проблемы. Об этом, в частности, свидетельствует доклад республиканской Общественной палаты, опубликованный в начале 2017 года. Согласно данным общественников, 30,9 процентов населения республики оценивает состояние межнациональных отношений, как спокойные, а 54,7 процентов - как скорее спокойные. При этом лишь менее 7,7 процентов опрошенных отметили напряженность в межнациональных отношениях.

Социолог, автор монографий посвященных институту семьи Зарина Сизоненко сомневается, что представленная ФАДН информация все же не соответствует реальности. - Наши исследования свидетельствуют об относительно спокойной ситуации в сфере межнациональных отношений. Конечно, здесь играет определенную роль межнациональная брачность, - говорит она.  - Судя по опросам молодежи, иная национальная принадлежность потенциального супруга не столь важна. Поэтому при вступлении в брак этнокультурные факторы не будут препятствием для формирования гармоничной семьи, но при условии, что уровень интеллектуального развития и материальные ресурсы в принципе позволят выстроить нормальные семейные отношения.

Однако тревожные сигналы о некоторой напряженности в сфере межнациональных отношений не столь уж беспочвенны, отмечает г-жа Сизоненко.

- В Башкортостане присутствует ряд особенностей, которые следует принять во внимание при оценке состояния межнациональных и межконфессиональных отношений, - говорит она. - Это, в первую очередь, ярко выраженный полиэтничный состав населения, во-вторых – большая, по сравнению со среднероссийской, численность сельского населения. При этом в сельской местности проживают преимущественно башкиры. В итоге проблемы сельского населения в определенных ситуациях проецируются на этнонациональную структуру, создавая иллюзию неравенства в отношении некоторых народов, задавая тем самым импульс для разного рода конфликтов и негативных тенденций. Названный фактор может быть использован для разного рода политических спекуляций, провоцируя не только межэтническую, межконфессиональную, но и межнациональную напряженность.

 

Не русский я, но россиянин

 

Немаловажную роль здесь играет и позиция государственных структур, институтов гражданского общества, национальных организаций. В Башкирии уже не первый год работает колоссальная пропагандистская машина, убеждающая людей и, надо сказать, успешно, в том, что регион стабилен и спокоен. Встроены в управляемую политическую структуру общественные организации. В частности, региональный татарский общественный центр (ТОЦ) старается дистанцироваться от необдуманных заявлений ряда национальных организаций и движений в Татарстане, в том числе, связанных с претензиями этой республики к части северо-западных территорий Башкортостана.

Впрочем, проявлением государственной воли является само создание ФАДН в 2015 году и те меры, которые государство предпринимает в рамках реализации Стратегии государственной национальной политики, утверждённой пять лет назад. А цель у Стратегии понятна и проста – создание российской нации, в рамках которой гражданская идентичность (россияне) должна превалировать над этнической идентичностью (русские, башкиры, татары).

Идея эта не нова, она активно и успешно развивается на Западе уже многие годы, в частности, в работах таких известных социальных философов как Сейла Бенхабиб или Ульрих Бек, обосновывающих полезность такого явления как биидентичность. Суть её состоит в том, что граждане страны должны чувствовать себя и россиянами, и представителями своего этноса одновременно, то есть, например, «я и башкир, и россиянин» или «я являюсь носителем и русской, и татарской культуры».

Для российского государства единение людей на основе общих ценностей сегодня является приоритетом. Федеральный центр выбрал правильную цель – выработка наднациональной идентичности при сохранении и создании условий для развития культурной и этнической основы народов многонациональной России.

 

Эксперты призывают не паниковать, но быть бдительными

 

В том, что ситуация в докладе ФАДН сильно преувеличена, убеждены и региональные политологи. В частности, Дмитрий Михайличенко отмечает, что «по многочисленным замерам уровень враждебности межнациональных отношений в республике составляет 5−6 процентов».

- Это немало, но критичным этот показатель назвать нельзя, - полагает он. - На мой взгляд, национальная политика республиканских властей идет правильным курсом. Существует Ассамблея народов Башкирии, а сами власти обладают различными инструментами для нейтрализации радикальных проявлений национализма. Представляется, что нынешняя политика республиканских властей направлена на мирное сосуществование межнационального общества, а не на элитизацию «титульного этноса», которая проводилась в период двадцатилетнего руководства республикой Муртазой Рахимовым. Конечно, среди представителей науки в Башкирии есть и другие позиции, есть и реваншисты и реставраторы. Они всячески пытаются представить ситуацию совершенно иной.

По мнению эксперта, «для республиканских властей важно противопоставить националистскому межнациональный дискурс».

- Для этого нужна, например, такая организация, как ассоциация межнациональных семей Башкирии, - говорит он. - Давно уже известно, что большинство браков, заключающихся в Уфе, — межнациональные. Да и в республике все больше людей, рождающихся в межнациональных парах. Соответственно, у них очень часто формируется наднациональная идентичность. И это, на мой взгляд, нормально: ведь «россияне» — это то же, по сути, наднациональный концепт. Кстати, количество межнациональных браков — это также и критерий оценки межнациональной напряженности. Если она велика — количество браков такого рода уменьшается. В Башкирии же обратная динамика.

Доцент БАГСУ Николай Евдокимов убеждён в том, что если и есть в республике межнациональные проблемы, то «они связаны, как и в России, с миграционным вопросом, а не с тем, что есть нерешённые проблемы между тремя основными этносами».

- Анализ факторов, влияющих на состояние межнациональных отношений, позволяет сделать вывод: проблемы развиваются по двум основным направлениям, - уверен Николай Анатольевич. - Во-первых, межнациональные проблемы, связанные с конфликтами этносов, традиционно живущими на этой территории. Мы такие проблемы не фиксируем, чему много причин в том числе, например, большой процент межнациональных браков.

Во-вторых, конфликты, возникающие между представителями коренных или традиционно живущих здесь народов и мигрантами. И здесь мы сталкиваемся с удивительным фактом. Пусть мигрантов не так много, но они представляют собой достаточно консолидированные, а зачастую и замкнутые, группы диаспор. Хотя мы часто апеллируем к тому, что многие приезжающие выходцы из бывших союзных республик, но нужно понимать, что значительная часть связей уже разорвана. Молодые люди в возрасте 30 лет и младше не помнят СССР и зачастую не знают языка, конечно, отдельно стоит выделить беженцев с Украины, но это особый разговор.

 

Фактор ФАДН

 

Так что же доклад ФАДН? Получается, он верен? И да, и нет одновременно. Во-первых, следует иметь в виду, что доклад фиксирует срез общественного мнения прошлогодней давности. Судить о состоянии межнациональных отношений, ориентируясь на взгляды людей, живущих в регионе нужно, но это не может являться единственным критерием истинности суждения, насколько прочна дружба народов. Главным фактором является наличие или отсутствие реальных межэтнических конфликтов, столкновений. В Башкортостане таких фактов нет или их количество близко к нулю. Что же касается общественных опросов, то очевидно, что чем более пёстрый этнический состав, тем больше вероятность того, что у кого-то может возникнуть недоверие к соседям.

Во-вторых, доклад ФАДН действительно вызывает вопросы. Иначе сложно объяснить, как в близких культурно, исторически и географически регионах могли получиться абсолютно противоположные результаты. Неужели экспертов самого ФАДН это не удивляет? Впрочем, похоже, что не возникает, ведь в докладе есть результирующая, описательная часть, но его авторы не удосужились объяснить, почему это произошло, чем объясняется разница в цифрах в близких регионах.

В-третьих, вышесказанное ни в коей мере не означает, что в республике «тишь, гладь, да божья благодать». Конечно, потенциал межнациональных проблем здесь есть. Он априори присутствует в любом этнически многосоставном регионе, а с учетом роста исламского экстремизма во всей Евразии – тем более. Но в том, то и дело, что экспертами давно уже отмечено, что если попытки разыграть национальную и религиозную карту, например, в том же Татарстане, идут от региональных элит, то в Башкирии факторы экстремизации демонстрирует оппозиция. К такому выводу, в частности, приходят исследователи Института национальной стратегии, выпустившие недавно книгу «Неединая Россия: доклады по этнополитике» под редакцией известного во всем мире специалиста Михаила Ремизова.

 

Поджигают несистемные или второстепенные?

 

Если предыдущее руководство Башкортостана само «подбрасывало дровишек», разыгрывая национальную карту как важный фактор, обеспечивающий ему контроль над регионом, то сегодня региональная политическая элита, весьма пёстрая в этническом отношении, заинтересована в купировании межнациональных проблем, ведь межнациональная стабильность один из краеугольных камней её имиджа, транслируемого, в том числе, в федеральных СМИ.

И здесь властям, прежде всего, на уровне муниципалитетов, ибо именно на местах и происходят основные события, стоит задуматься, что национальная политика это не только мероприятия для галочки, не только фольклорные фестивали, которые, конечно, тоже нужны, но которыми национальная политика не ограничивается. Национальная политика – это умение вести диалог, умение чиновника выстраивать взаимоотношения с национальными общественными организациями, находить общие точки соприкосновения с лидерами этнических диаспор. Это, прежде всего, умение выступать медиатором в сложных ситуациях, умение коммуницировать с людьми.

И еще, важно помнить, что вся деятельность ФАДН, в том числе и этот доклад, фиксирует не только актуальную информацию, но и потенциальные проблемы. И чтобы избежать этих проблем в будущем необходимо консолидация усилий всех заинтересованных сторон. А для этого важно чтобы эксперты не просто разбирались в своей сфере, но и были ответственными субъектами национальной политики.

Характерно, что комментируя итоги соцопроса практически все эксперты, в том числе и настроенные критично в адрес нынешнего руководства республики, высказали свой скепсис, а многие откровенно заявили, что эти результаты могли быть сфальсифицированы, например, на стадии обработки первичного социологического материала. Кто это был и в чьих интересах это сделано – тема отдельного, более предметного разговора.

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное
АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе