Игры патриотов

Шиханы - как барометр цен и ценностей интеллигенции Башкирии

16.06.2018 Александр КРАСОВСКИЙ
Башкирия пристально следит за судьбой одного из трёх шиханов - горных образований девонского периода, расположенных рядом со Стерлитамаком и Ишимбаем. Башкирская содовая компанией (БСК) «Сода» претендует на разработку самой высокой горы - Тратау, а республиканская общественность выступает за сохранение древнего памятника природы.

Шиханы – национальный символ Башкирии

Хотя читателей несведущих в этом вопросе уже не осталось, тем не менее, напомним, что шиханы – это горы-одиночки, протянувшиеся вдоль реки Белой в Стерлитамакском и Ишимбайском районах Башкирии. На сегодняшний день мы можем любоваться тремя горами: Торатау, Юрактау и Куштау. Был ещё и четвёртый шихан – Шахтау, но сегодня на его месте ничего не осталось – гора подверглась полной промышленной разработке. По мнению геологов, уникальность шихан определяется тем, что они представляют собой остатки барьерного рифа, образовавшегося в тёплом Пермском море 230 млн лет назад и не имеют аналогов в мире. На Тратау произрастают 12 реликтовых и 21 эндемичных видов растений, многие из которых занесены в Красные книги России и Башкортостана. Гора содержит археологический культурный слой бронзового и начала железного веков. 

Но не только этим ценны шиханы. Горы — это ещё и важный объект религиозного и культурного наследия. Тратау с незапамятных времён известна, как священная для башкир гора. В 1770 году академик Иван Лепехин, путешествовавший по Башкирии, писал: «В одиннадцати верстах от Стерлитамакской пристани, по нагорному берегу реки Белой видна последняя из высочайших гор близ Оренбургской дороги в Уфу - Тура Тау - Городковая гора. Башкирцы к горе сей имеют особливое почтение и почитают ее за освященное место». 

Согласно некоторым версиям, обладая статусом «священной» горы, Тратау, по всей видимости, была тем местом, где происходил ритуал провозглашения башкирских ханов. Земля вокруг Тратау, вместе с озером Тугар-Салган, была под запретом и являлась местом свершения обрядов. 

Так или иначе, образ Таратау занимал важное место в религиозной, культурной, политической и исторической традиции Башкирии. В XX веке ореол ее «святости» в некоторой степени был утрачен. В сталинские времена у подножия Тратау находилась одна из зон ГУЛАГа. Здесь до сих пор сохранились стены бараков. Но в конце XX века образ Тратау как исторической и культурной святыни был вновь восстановлен.  Шихан становится одним из национальных символов Башкортостана, таким же, как курай или памятник Салавату Юлаеву.

 

 

Промышленная разработка шихан: история вопроса

 

В период индустриализации, которая развернулась в 1930 годы, перед страной насущно встал вопрос о необходимости производства цемента и кальцинированной соды. С этой целью была произведена геологическая разведка, которая показала, что самым перспективным местом являются именно шиханы, обладающие огромными запасами известняка. Ко всему прочему неподалёку началось освоение башкирской нефти - близ села Ишимбаево в 1932 году, что позволило обнаружить залежи каменной соли, также необходимой для производства соды.

Это, а также наличие рядом удобной водной артерии – реки Белой – привело к строительству в Стерлитамаке содового завода. В годы войны сюда было эвакуировано оборудование из Украины, а с 1945 года предприятие начало давать первые объёмы содовой продукции. Чуть позже, с 1952 года начинается производство цемента. 

В это время основным источником сырья для содового комбината, являвшегося собственностью республики, стал шихан Шахтау. Было принято решение, что он в наибольшей степени соответствует запросам предприятия. За годы эксплуатации шихан Шахтау был срыт фактически полностью, сейчас на его месте глубокий карьер. 

В конце 1994 года содовый комбинат сменил форму собственности – было зарегистрировано акционерное общество открытого типа «Сода», которое стало правопреемником государственного производственного объединения «Сода». В мае 2013 года прибыльная ОАО «Сода» сливается со считавшимся убыточным ОАО «Каустик», образуя нынешнюю «Башкирскую содовую компанию» («БСК»). В настоящий момент, по официальным сведениям, республика сохраняет за собой 38,27 процентов уставного капитала компании.

 

Гора преткновения

 

Отношения между предприятием и региональной властью уже давно далеки от безоблачных. Главной причиной стало истощение шихана Шахтау, а значит, необходимость искать другой источник сырья. Естественно, что наиболее простым выходом из ситуации виделась разработка расположенных неподалёку близнецов уничтоженной горы. Из трёх оставшихся шиханов наиболее перспективным для промышленной разработки представлялся Тратау. Первые попытки поднять этот вопрос были предприняты ещё во второй половине 1980-х, но в условиях СССР снять с горы статус памятника природы, который она получила в 1965 году, было почти невозможно. Нужно отметить и то, что этот период – время подъёма экологического движения в Башкирии, которое было вызвано целым рядом серьёзных экологических катастроф как внутри республики - многие помнят знаменитое «фенольное дело», так и за её пределами.   

В конце прошлого века и начале нынешнего ситуация несколько успокоилась, но в 2009 году тогдашний премьер-министр Раиль Сарбаев вновь инициировал вопрос о снятии статуса памятника с Торатау. Президент Башкирии Муртаза Рахимов эту инициативу одобрил. Несмотря на бурные протесты различных общественных групп, в первую очередь, активистов башкирских национальных организаций, впрочем, не только их, но и многих других социальных общностей, в декабре того же года правительство распорядилось создать комиссию по решению вопросов обеспечения сырьевыми ресурсами компании «Сода». Она должна была срочно сформировать план работ, по оценке состояния недр для проведения геологоразведочных работ. И скорее всего, не сменись в регионе власть в середине 2010-го, разработка шиханов давно была бы начата. Но новый глава Башкирии Рустэм Хамитов прислушался к мнению общественников и заявил, что шиханы трогать никто не будет. 

Ситуация вновь обострилась в 2015 году, когда «БСК» перешла в информационное наступление, доказывая, что предприятие не сможет работать без разработки шиханов. После очередного заявления властей о том, что разработка шиханов недопустима, ушёл в отставку руководитель Общественной палаты Стерлитамака Дамир Гарифуллин, занявший сторону «БСК». Впрочем, уход Гарифуллина не встретил понимания у большинства его коллег. 

Весной этого года, после прямой линии Рустэма Хамитова с населением республики ситуация вновь обострилась. Глава Башкирии во время общения с жителями повторил тезис о том, что шиханы будут сохранены. 

Ответ «БСК» был непропорционально резким. Компания назвала «фантазиями» заявление руководителя республики об альтернативных источниках сырья, попутно обвинив региональную власть в безответственной позиции, популизме, неспособности принимать решения и отпугивании инвесторов. 

- Вместо ответственной позиции и способности принимать решения звучат с одной стороны, недостоверные сведения, с другой, — популистские лозунги, - заявили в «Башкирской содовой компании». - С 2010 года идет виртуозное затягивание решения вопроса и отпугивание потенциальных инвесторов. 

Заявление, сделанное в столь резком и недипломатичном стиле, полностью не соответствующем восточному менталитету и осторожности, которые присущи для башкирской политики, были с недоумением и возмущением встречены не столько властью, сколько общественными активистами, обеспокоенными судьбой Тратау. 

 

Народ - против 

 

О росте общественного интереса к проблеме и высоком уровне включенности граждан в сложившуюся ситуацию свидетельствуют и цифры, представленные Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), озвученные в региональной прессе. Согласно данным авторитетного федерального агентства, 35 процентов опрошенных граждан готовы лично принять участие в акциях протеста против промышленной разработки Тратау, если это будет необходимо. Конечно, ситуация, когда каждый третий готов лично выйти на протестную акцию, должна вызывать обеспокоенность у всех заинтересованных сторон. 

При этом 51 проценту жителей республики известно, что шихан Тратау рассматривается как потенциальный объект для промышленной разработки со стороны «Башкирской содовой компании» (БСК). Очень важно, что люди не только знают о существующей угрозе разработке Тратау, но и обеспокоены этим. Беспокойство проявляют 49 процентов жителей республики. Социологический опрос наглядно показывает, что проблема промышленной разработки шихан сегодня является ключевым фактором, определяющим общественные настроения в Башкирии. 

Обращает на себя внимание и негативное отношение жителей республики к содовой компании. Так, 65 процентов полагают, что «БСК» стремится разработать шихан с целью сохранить свои доходы, то есть удовлетворить свои меркантильные интересы.  При этом, эффективность стратегии, выбранной «БСК» при взаимодействии с населением, вызывает большие вопросы. С точки зрения работы с общественным мнением содовая компания серьёзно проигрывает своим оппонентам, выбирая в качестве спикеров людей, либо не имеющих отношения к республике, либо не пользующихся здесь существенным авторитетом. Были привлечены ряд экспертов, политологов, претендующих на федеральный масштаб, но не понимающих сути происходящих здесь процессов. Эти эксперты оказались неспособны отличить платные пиар-акции от реальных гражданских действий. Налицо деформация профессионального сознания, когда люди не понимают и не видят, где постановочное политическое событие, а где реальный общественный подъём и гражданская активность. Желание решить все вопросы только при помощи политических технологий, в итоге, вышло московским экспертам боком. Их необдуманные заявления фактически ещё больше обострили ситуацию и подняли новую волну недовольства, к которой присоединились лидеры общественного мнения республики и гражданские активисты. 

В информационном пространстве начались серьезные волнения, объединившие людей, ранее не замеченных в какой-либо симпатии друг к другу. 

Эта волна оказалась совершенно неуправляемой и оттого ещё более мощной. Она включила в себя таких лидеров общественного мнения, как карикатурист Камиль Бузыкаев, блогеров, хорошо известных уфимскому сегменту фейсбука, политолога Дмитрия Михайличенко, одного из активистов башкирского национального движения Артура Идельбаева и многих других людей с разными политическими взглядами, но ситуативно объединённых стремлением сохранить Тратау. 

Все они выступают против очевидного проявления несправедливости и желания бизнеса сохранить сверхприбыль. 

Так, сохранение шихана стало той темой, которая сумела объединить представителей совершенно различных сегментов гражданского общества. Но, что ещё удивительнее, защита Тратау стала фактором, который позволил объединиться региональной власти и гражданском активистам, в том числе и оппозиционным. 

Именно позиция гражданских активистов оказалась ключевой в этой ситуации. В результате, изменила официальную позицию даже Общественная палата России, которая первоначально встала на сторону «БСК». Но посетивший Башкирию в апреле председатель палаты Валерий Фадеев отметил, что горы должны быть сохранены, тем самым поддержав своих республиканских коллег, которые активно участвуют в сохранении Тратау уже на протяжении нескольких лет. 

 

Тратау - символ единения людей с разными политическими взглядами 

 

Глобальным событием в региональной политике стал флэш-моб в защиту Тратау «Кольцо жизни», состоявшийся 12 мая этого года. В акции приняли участие около трех тысяч человек, представляющих самые разные общественные организации - от лояльных местным властям «зелёных» до активистов башкирских национальных организаций, находящихся в жёсткой оппозиции к региональной власти. Участники акции выстроились живой цепочкой вокруг шихана, тем самым символизируя единение людей разных национальностей, социальных групп и политических взглядов в борьбе за сохранение Тратау. 

Позиция федеральных экспертов, либо привлечённых «БСК», либо просто не разобравшихся в ситуации, сыграла злую шутку даже с министром промышленности России Денисом Мантуровым, который на полях Петербургского экономического форума выступил с фактическим требованием начать разработку Тратау. Это вновь спровоцировало гневную реакцию башкирских общественников, на этот раз направленную уже против федерального центра. Однако, спустя несколько дней состоялась встреча Дениса Мантурова с Рустэмом Хамитовым. Фактически она прошла за закрытыми дверями, но градус противостояния после этого явно пошёл на спад, что позволяет надеяться, что стороны пришли к компромиссу, и главе региона удалось донести до федерального министра мнение не заинтересованных лиц из центра, а большинства граждан республики. 

Таким образом, на сегодняшний день проблема сохранения шихан – одна из наиболее открыто обсуждающихся в региональных СМИ. Это говорит о том, что публичная политика в регионе, несмотря на скепсис многих оппонентов власти, возможна, её элементы существуют без всякого ущерба для общественной стабильности. Очень важно, что главным оппонентом «БСК» выступает не столько региональная власть, сколько сообщество граждан. Пока общественным активистам удаётся мобилизовать большую часть своих сторонников. Во многом это происходит потому, что разработка шихан в сознании многих граждан связана не только с уничтожением уникальных гор, но и с ухудшением экологической ситуации. В свою очередь, «Сода» пытается обосновать социально-экономическую необходимость разработки горы. Но развитие ситуации показывает, что большинство жителей Башкирии не считает экономическую выгоду ключевым фактором при решении этого вопроса, предпочитая сохранение экологического баланса и охрану памятника природы и культуры. 

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчик вилочный MITSUBISHI FG15NT, в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе