Шоу-биз

Дизайнер Елена Теплицкая: «Я выросла в Уфе, поэтому легко воспринимаю разность культур»

12.01.2020
О дизайнере, архитекторе, художнике и телеведущей Елене Теплицкой много сказано и написано. Широкая публика узнала ее как ведущую программы «Цветная революция» на канале Dомашний. Яркой, озорной, умеющей удивлять и удивляться самой - такой ее увидели студенты-дизайнеры уфимского вуза, с которыми Теплицкая встретилась во время визита в столицу Башкирии. Елена сама родилась в Уфе, училась здесь в авиационном институте.

«В детстве я перекрасила полквартиры»

 

Стиль Елены Теплицкой неповторим, созданную ею одежду носят российские звезды эстрады и зарубежные эстеты. Ее взгляд на мир оценили учителя с мировым именем. Елена тонко чувствует эксклюзив. А может быть, это обычные предметы в ее глазах превращаются в эксклюзивные.

- Елена, как вы пришли к профессии дизайнера?

- В детстве добрые родители позволяли мне творить. Например, на даче я придумывала какие-то конструкции, чтобы их подвесить, пыталась чего-то сплести... Однажды в отсутствие старших я перекрасила полквартиры. Мне было лет 14-15. И родители среагировали правильно, с одобрением. Маме понравилось трюмо холодного розового цвета, которое до этого было благородного коричневого оттенка. Я сказала ей, что теперь ее отражение смотрится лучше. Тогда я делала это интуитивно. Кстати, розовый оттенок действительно способен создать чудесный цвет лица у дамы, даже если она не спала всю ночь.

- На кого решили выучиться?

- Когда я поступила в Уфимский авиационный институт, параллельно стала учиться в художественной школе. А еще конструировала дельтапланы и летала на них. Мой был красивого синего цвета. После вуза меня распределили на завод пишущих машин, который находился за уфимским автовокзалом. И я поняла, что повешусь там, потому для меня было невозможно работать в конструкторском бюро! Параллельно работе я стала делать какие-то эскизы проходной, зала заседаний. Просто так, в свободное время. И забрала из библиотеки все журналы о технической эстетике. Случилось так, что тогдашнему главному инженеру завода понадобился один из выпусков. В библиотеке журналов не оказалось, он спросил, мол, кто взял? Вызвали меня, я думаю: "ну все, сейчас убьет". Когда он спросил, зачем мне эти журналы, ответила, что мне интересно, я рисую. Попросил показать эскизы, на которых было изображено как, по моему мнению, должен выглядеть зал заседаний и так далее. Главный инженер посмотрел, ему понравилось, он распорядился так и сделать. Это было признание! Позже он спросил меня, не хочу ли я учиться дальше и предложил самой выбрать, где стажироваться. Тогда в моей жизни и возникла Строгановка.

- Вам везло с преподавателями?

- Многое зависит от учителя. Он способен либо родить гения, либо задавить его. Позже судьба свела меня с Зигфридом Филлером - он немец по рождению, швейцарец по месту жительства. Мой учитель сказал мне, что у меня особое отношение к цвету и что я являюсь проводником, но посоветовал не гордиться этим. И добавил, что я не могу остановить, замкнуть свою способность. Если я так поступлю, то "буду виновата перед людьми за то, что остановила поток энергии, который проходит через тебя, а ты его закрыла". Зигфрид сказал, что нужно учиться отдавать эту способность и научиться рассказывать о цвете так, как его ощущаю и посоветовал поучиться в Швейцарии. А я на тот момент за границей ни разу не была. Самое удивительное, что он сделал: по почте прислал мне в Россию письмо-приглашение. В конверте оказались швейцарские франки. Это были времена, когда в России в магазинах ничего не было, конверт на почте могли вскрыть в интересах цензуры или же просто украсть деньги. Этими деньгами он, можно сказать, обязал меня приехать. Получить визу было сложно, в посольстве задавали массу вопросов, в том числе не собираюсь ли я покинуть свою страну. В результате, приехав на учебу, я увидела другой мир. И узнала об антропософии. Это такая философия, которая объединяет педагогику, медицину, архитектуру, совершенно разные виды искусства. Рудольф Штайнер, исследователь наследия Гёте, - основоположник антропософии. Это очень интересное направление, я советую узнать о нем больше.

 

«Мода - это лишь отражение времени, а стиль - он ваш»

 

- А как узнать, сможет ли человек быть дизайнером?

- Допустим, вы едете в общественном транспорте, заходит какая-нибудь дама. Дизайнер смотрит на нее и появляется желание поменять ей прическу, цвет колгот, длину юбки, подчеркнуть талию. То есть непрерывно что-то хочется вокруг менять. Если такая энергия есть и приходится иногда себя останавливать - вы точно сможете найти себя в этой творческой профессии. Дизайнер интерьера может быть и фешн-дизайнером. Меня спрашивают, почему я занимаюсь и тем, и тем? А дело в том, что не существует границ между дизайном, поскольку законы композиции, цвета одни и те же.

- Среди людей, которые повиляли на вашу жизнь, были те, кто вас останавливал и не давал поверить в себя?

- Свойство человеческой памяти - моей, в частности - забывать неприятности. Мой учитель Зигфрид однажды посоветовал проводить одно полезное медитативное упражнение, которому я хочу научить и вас. Вспомнить неприятного человека, который чем-то обидел, сильно задел. А теперь нужно мысленно открутить жизнь назад и представить, что этого человека не было в вашей жизни. И посмотреть, как потечет жизнь в его отсутствие. Я вспомнила свою уфимскую учительницу английского языка. Она меня все время оскорбляла, говорила, что я никогда не буду говорить по-английски, у меня ужасное произношение. Прошли годы и сейчас я практически только по-английски и говорю. А вот была бы эта учитель милой, чудной, возможно, я бы там и застряла. Не было бы желания вырваться из этой среды. Оттого, что был такой человек, в результате становишься тем, кем стал. Поэтому эти "откаты" в обратную сторону полезны, чтобы понять для чего неприятный опыт был дан.

- Иногда создается ощущение, что люди в Уфе не любят цвет, особенно это касается интерьеров. Можно ли и нужно это исправить, сделать так, чтобы они не боялись быть яркими?

- Я не замечаю, что в Башкирии не любят цвет, я всегда здесь его видела. Не забывайте, что здесь есть национальный костюм. Как ни удивительно, я больше видела цвет, когда с родителями оказывалась где-то в деревне. И там неожиданно обнаруживаешь какой-нибудь ярко-фиолетовый или почти анилиновый зеленый. У моей бабушки, которая жила в Уфе на улице Миасской, весь дом был изнутри цветной - все в каких-то интересных тряпочках, ковриках, накидочках на кресла. Это была высокая эстетика. Не так давно с братом у меня в мастерской в Москве мы реставрировали бабушкину вышивку. И я удивилась, как она подбирала цвета - это фантастически. А что касается интерьеров: самое ужасное, что могут делать дизайнеры - это сочетать бежевое с бежевым. Или черное с белым. Это происходит оттого, что люди панически боятся ошибок. И дизайнер здесь выступает в роли миссионера. Нужно показать разные варианты, помочь выбрать. 

- Чувство стиля и вкуса - оно врожденное или его можно пробрести?

- У дизайнера, который пришел в профессию, оно должно быть, конечно. Дальше его нужно развивать. Есть фантастическая барышня Айрис Эпфель, ей сейчас 90 лет, живет в Нью-Йорке. О ней можно рассказывать долго, настолько она удивительна. Она говорит, что можно быть не модным, но нужно быть стильным, вы сами создаете собственный стиль. И вы его создаете не для окружающих, а для себя. Поэтому мой совет дизайнерам: рискуйте и создавайте собственный стиль. Не страшно быть смешным, страшно быть никаким. Вас не увидят! А мода - это лишь отражение времени. А стиль вне всякого времени, он ваш.

 

«И хорошо забытое старое прекрасно»

 

- В любом творчестве есть страх повториться. Кажется, что все уже давно придумано: в одежде, в дизайне в том числе. Есть ли вероятность изобрести что-то новое или в любом случае это будет что-то хорошо забытое старое?

- И хорошо забытое старое прекрасно. В любом случае, у вас есть свой голос. Вы не сможете быть абсолютно похожим на человека, который уже что-то придумал, все равно у вас будет что-то свое. Некоторые вещи незыблемы, но все остальное - это отражение вашей личности. Поэтому смело бросайтесь, если вам какой-то предмет нравится - попробуйте его исследовать. Вспомните нехарактерные работы Пабло Пикассо, его вырезки из бумаги, например, "Невозможный стул", на который нельзя сесть, у него спинка выдвинута в сиденье. Он дурачился. Так что начинайте дурачиться, у вас обязательно получится что-то свое, потому что невозможно повториться. Ведь в этот момент ваша жизненная ситуация будет другая. Смело действуйте! Не бойтесь копировать, ведь в этот момент вы учитесь. В итоге все равно получится ваш неповторимый стиль.

- Вы были во многих странах. А чем вам нравится именно Япония?

- Они созерцатели. Представьте: зима в Японии. Мы приезжаем к Золотому дворцу, который стоит на большом озере, похожим на чашу. Ко дворцу ведет небольшой мостик. Он сделан из дерева и покрашен золотой краской и отражается в озере. Невозможно красиво. А вокруг все щелкают фотоаппаратами, и ты думаешь: "какое занудство, уймитесь и смотрите". Кстати, сами японцы так не делают, они смотрят глазами, а не через объектив. И в какой-то момент крупными хлопьями начинает падать снег. Все замирают со вздохом восхищения. Туристы перестают щелкать. Вот это для меня Япония, понимаете? На мне шарф ручной работы из этой страны. Каждый узелок здесь завязан вручную по особой технологии. Вот японцы способны на такую удивительную тщательность. Или другой пример: японские дети в семь лет определяют 120 оттенков черного. Этому же можно научить. Там детей до шести лет не критикуют, мол, что это ты такое нарисовал!? Думаю, это одна из лучших традиций. Если спросить меня, какого цвета Япония, скажу точно: это красно-оранжевый цвет. Есть русский красный, такой алый. Французский - он более холодный. А в японском много желтого. Когда видишь, как там все устроено, возникает ощущение, что японцы лет на пятьдесят ушли вперед от всех остальных по технологическим процессам точно. При этом они все-таки искренние и добросердечные.

- А что насчет других стран и городов? Легко ли вам было там адаптироваться?

- Возможно, потому, что я выросла здесь, в Уфе, я легко воспринимаю разность культур. Здесь сочетается Европа с Азией. Но и в любой точке планеты мне не было плохо: и в Непале отлично, и в Нью-Йорке... Прилетела туда, сошла с трапа самолета, села в такси и поняла - это мой город. А Лондон? Если вы приедете туда, почувствуете себя в ладу с собой. Лондон принимает всех без исключения. И никто не лезет с наставлениями, как одеваться и вести себя. Там была интересная история: я делала витрину в магазине часов, хозяин сказал, что денег на оформление много он не даст. Тогда я купила в магазине оранжевую крупную чечевицу, пеньковую веревку и черную крафтовую упаковочную бумагу. В витрине я насыпала чечевицу в стеклянный короб, туда вставила свернутую в рулоны черную гофрированную бумагу, насаживая часы с золотыми браслетами, удерживала их пенькой. И сделала композицию в виде дерева. Когда хозяин магазина увидел работу, он в восторге кричал, что это гениально.

 

«Возглавила бы министерство дизайна»

 

- Если не секрет, был ли в вашей практике необычный гонорар?

- О, расскажу одну историю. Открою секрет, как работать с неприятным вам заказчиком, когда вы видите с первого взгляда, что он будет гнуть вас в разные стороны, проверять каждую мелочь, будет контролировать все и вы чувствуете, что дальше будет тяжелый труд. Или вы замечаете, что он и она конфликтуют и вы будете все время видеть вот это "бодание" друг с другом, я советую назвать вот такой гонорар, - широко разводит Елена руки. - Тогда чаще всего заказчик уходит. Но может быть и по-другому. У меня был такой опыт. Я назвала невозможный гонорар, лишь бы не связываться. А он говорит: "да, окей!". Это была тяжелая работа, но я ее сделала. А бывают проекты, которые не имеют цены. И такие тоже должны быть на счету дизайнера. Например, это работа для детских клиник. Мне очень понравилась одна работа с директором Пушкинского музея Ириной Антоновой. Через дорогу от музея есть Музеон, детский центр развития. Она меня попросила сделать адаптацию архитектуры под детей. На месте бывшей церкви был склад музейных экспонатов, не вошедших в экспозицию. Я предложила сделать стеллажи для детских работ, а внутрь внедрить сами старинные предметы интерьера - бюро, комод, шкафчик. Ирине Александровне идея понравилась. К сожалению, до конца идею со старинными предметами реализовать не получилось, где-то выше запретили это делать. Но в целом работа была проделана и за это я не взяла ни копейки. Времени было потрачено много, но оно того стоило.

- Что, по-вашему, должно быть в тренде в 2020-м?

- Понятие тренд - это коммерческое понятие. Ведь как складывается тренд на цвет? Помните, сцену из фильма "Дьявол носит Прада", где речь шла о голубом свитере главной героини? Там начальница объясняла подчиненной, откуда взялся именно такой цвет и фасон этого предмета одежды. Так вот, цвет не возникает случайно. Что касается этого сезона, я назову синий цвет, почти электрик, холодный зеленый, горчичный, желтый как желток, розовый и персиковый, голубой с сочетанием с серого. А в целом, всегда востребована индивидуальность. Нужно показывать себя и можно быть вне тенденций.

Тенденции в интерьере и в одежде связаны. Сейчас это больше натуральных материалов. Чем больше натуральности, тем лучше. Например, шведский стиль "хюгге" востребован и в одежде, и в интерьере. Это удобство и комфорт: деревянные поверхности, пледы, красно-бело-синяя гамма плюс прозрачность стекла, а еще семейственность и уют. И вторая тенденция - это конструкция. Тогда, когда платье в японском стиле типа Ямамото. Видно голову и ноги, а в целом платье скорее архитектурное, такое направление прослеживается в моде.

- Как человек, который тонко чувствует оттенки, скажите: какого цвета Уфа?

- Сегодня я вижу ее бирюзовой, - смеется Елена, указывая на старый деревянный дом за окном, выкрашенный в этот цвет. - И бело-зелено-красная! Это национальные цвета, и она для меня такая. А еще оранжевый. Если говорить о характере, он у города очень яркий. Посмотрите, сколько из Уфы вышло творческих людей.

- Если бы вам дали право возглавить министерство, какое бы вы выбрали?

- Интересный вопрос. Наверное, это было бы не министерство культуры, скорее, министерство дизайна, архитектуры и фэшн-творчества. Хотя слово "творчество" - довольно помпезное, громкое. По крайней мере, по отношению ко мне. Поэтому слово "творчество" в названии я бы заменила, над этим надо подумать. А что бы входило в такое министерство? Должно быть соединение профессионалов. Например, архитекторы, декораторы, фешн-дизайнеры, люди, делающие ювелирные украшения, изделия из кожи и так далее - творческие профессии нужно консолидировать. Еще один момент - это дети. Они должны иметь возможность бегать по мастерским, видеть все процессы. А рядом культурные центры, зоны отдыха и мастер-классов. Вот идеальная конструкция, когда в одном пространстве можно созидать и обучаться.

- А чему нужно учить детей?

- Если вы сами родители - позволяйте своим детям творить. Если смотреть на вопрос более глобально, нужно, чтобы цепочка передачи знаний продолжалась. Наверное, моя сила в том, что я умею отдавать. Моего учителя Зигфрида Филлера я благодарила за то, что он так изменил мою жизнь, научил выражать мысли и бороться, помог обрести стержень. Когда мы расставались, он сказал, что больше благодарен мне, чем я ему, поскольку учитель всегда больше ждет от ученика. И что когда-то и я захочу иметь своих учеников. Нужно, чтобы за учителем всегда пошел еще кто-то, чтобы эта цепочка, этот своеобразный паровоз не заканчивались. Получается, он меня обучил, дальше я смогу кому-то передать свои знания. Сейчас я преподаю в моей декораторской школе, ко мне приходят учится не студенты-дети, а сложившиеся декораторы, которым я рассказываю о фактурах, стиле, цвете - тому, в чем я разбираюсь. И моя задача не нависать над ними, не указывать на ошибки, а помочь найти себя. 

Ольга ГРОМОВА.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921
Популярное

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии