Шоу-биз

Надежда Бабкина: «Бабенки в Уфе требовали показать мужа»

22.09.2020
Второй год подряд Надежда Бабкина привозит в Башкирию культурный марафон "Песни России", финальной точкой которого стало выступление на фестивале "Сердце Евразии". Артистка рассказала, что придумала такой марафон, потому что «сама вышла из народа». К тому же ее не устраивало место культуры в новой России: об искусстве резко забыли, оно «упало на днище». И потому Бабкина решила сделать что-то масштабное, чтобы люди получали удовольствие

«Я переболела за всю страну»

 

В рамках фестиваля Надежда Георгиевна дала десять концертов, в которых наряду с профессиональными коллективами, приехавшими из разных регионов, приняли участие 46 местных самодеятельных ансамблей и солистов. Надежда Бабкина и ансамбль "Русская песня" провели два мастер-класса в Октябрьском и Кумертау, которые посетили более трехсот педагогов и студентов.

Напомним, что весной этого года Надежда Бабкина находилась в тяжелом состоянии - в результате сильнейшей пневмонии у нее было поражено 80 процентов легких. Вся страна переживала за артистку, когда она была в реанимации. Как признается Надежда Георгиевна, за нее молилась вся Россия, и только благодаря поддержке людей она встала на ноги и вновь успешно работает.

- Перед Башкирией мы были в Костроме и к поездке готовились - сдавали анализы, - признается певица. - Мы не можем приехать - и не дай бог какие-то вспышки, боже упаси. Вспышки могут быть только от человеческого фактора - если человек не хочет за собой следить и признавать эту опасную ситуацию. Не зря же говорят "береженого бог бережет". Вы можете спросить, почему я без маски? Но я переболела за всю страну, и не дай бог кому-то испытать то же самое. Я благодарна всей стране за то, что меня поддерживали. Об этом я узнала, когда уже вышла из комы. Знаете, меня за считанные минуты вытащили, и в конце концов у меня появились признаки жизни. И если бы не люди и страна, которые меня поддерживали, вряд ли бы я справилась. И семья, и коллектив, и небесная канцелярия - это было что-то. Я потом рыдала, понимая все это. Я не могла держать телефон, потому что ни руки, ни ноги не работали. Я была абсолютно безжизненная. Я бесконечно всем благодарна.

- Как прошли выступления в Башкирии?

- Все, что произошло на земле Башкортостана, - очень символично, объединяюще и показательно для всей страны. Этот промежуток времени, когда мы были отлучены друг от друга, находясь в карантине, дал нам возможность еще быстрее повидаться. Людям это необходимо - человеку нужны эмоции, поддержка, подпитка, внутреннее содержание, глаза в глаза. Искусство объединяет всех людей - эмоции, чувственность, некий посыл, который артист со сцены дает людям. Каждый раз у нас площадь трясется, сцена ходуном ходит, и ты думаешь: "Какая мощь и сила!". Выступали в Кумертау, вышли на площадь, там вертолетик стоит. Это такая красота, такой он нежный. Стою на сцене, а смотрю на вертолет, он обладает какой-то магической силой. В такие моменты понимаешь, что в городе много ученых, движущих сил, которые создали эту "птицу". И каждый раз перед мероприятием у нас затишье, приглядываются люди - "сама ли приехала?", "правда что ли это Бабкина"? Когда мы были в Нефтекамске, на площадь пришло огромное количество народу. Выхожу на сцену, а люди молчат. Тогда я говорю "да я это, я, Надежда Бабкина". Только я это произнесла, сразу возгласы и... понеслось. То есть еще и недоверие есть у людей. Значит, кто-то там на каком-то этапе обманул людей. Наша задача сегодня - вернуть живые эмоции человека для своей семьи и всего государства.

 

«Культура в новой России упала на днище»

 

- Чем отличаются регионы, где вы выступали?

- Башкирия, конечно, резко отличается от той же Костромской губернии. Это очевидно. Здесь, говоря честно, регион побогаче и масштабнее. Там губерния маленькая, в ней свое таинство, нежность, красота. Там создавалась семья Романовых, там Сусанин. Там почти в каждом селении свой Сусанин, потому что сплошные леса. Почти нет промышленности, а развитие региона - это только туризм. Здесь у вас, помимо туризма, другие направления - это очевидно. Я вчера ехала по дороге и насчитала 18 "журавлей", качающих нефть. Тихо качает, причем один "журавлик" стоит у дома какого-то. Я аж даже подумала, себе что ли качают, но потом поняла, что такого быть не может. Сразу ощущается, когда в регионе есть градообразующие предприятия, когда есть экономические движухи, которые обязательно сказываются благоприятно. Мы были у вас в прошлом году. И я очень рада, что за кратчайший срок все приняли решение высадиться вновь огромным десантом порядка ста человек. Плюс мы здесь обогащаемся местными коллективами.

- В чем вы видите уникальность фестиваля?

- Задача фестиваля в том, что нам необходимо прикоснуться к той самодеятельности исконной, которая сейчас живет на этой земле и в других регионах. Это дает возможность и самодеятельности прикоснуться к профессионалам и почерпнуть что-то от нас. Идет потрясающий людской взаимообмен. Наша задача - сохранить созидательный энергетический посыл и информационный. В этом и есть глобальная задача государства. Когда я формировала фестиваль, я ходила в минкультуры и доказывала, что это очень важно для страны. В СССР мы приезжали друг к другу на фестивали и это было прекрасно, никто не скучал. Как только мы стали на путь новой России, о культуре резко забыли. Она упала на днище. А сегодня вообще считают, что народный жанр - третий сорт. Так вот знайте, мое глубокое убеждение, что это брехня. Это основа всего на свете. Это не два прихлопа, три притопа, а мощнейший заряд для фантазии и продолжение жизни.

- Карантин сильно сказался на гастролях?

- Это ведь год Великой Победы, в который мы готовились сделать что-то очень мощное. Мы должны были быть на площади в Нижнем Новгороде, на главной площади Санкт-Петербурга и в Москве, все было распланировано. К сожалению, карантин все закрыл. У меня был юбилей. Но я сказала: "Стоп! Ничего не отменяется, я юбилей переношу, он же в течение года, когда захочу - тогда и сделаю". Поэтому у меня мероприятие состоится 30 сентября, это будет огромный праздничный концерт, бенефис, звезды первой величины - Коля Басков, Лепс, Николаев, Саша Буйнов, артисты театра и кино. С ужасом, конечно, думаю, как я буду 30 сентября концерт свой лепить. У нас Витас такие рулады делает. Он без слов - вокализ поет нечеловеческим голосом. Это просто космос, удивительно красиво. Планируем сделать вокруг каждого артиста эстрады народный колорит, обогащение некоторое. Ведь даже попсовый и роковый человек может находиться в таком обрамлении.

 

«Я сама вышла из народа - я деревенская»

 

- Как вы создавали фестиваль "Песни России"?

- Я придумала фестиваль больше 14 лет назад и два года мне пришлось всех убеждать и доказывать, что это нужно стране, а не только мне. Я сама вышла из народа, я деревенская. И должна была что-то масштабное сделать, для всех, чтобы люди получали удовольствие. Думаете, у меня препятствий не было?! Кому-то я не нравилась из министерства культуры РФ. Слава богу, сейчас нравлюсь. Но это ж сколько надо было испытаний проходить. Я поблагодарила министерство финансов, попросила денег на дорогу. Говорю, мол, включайте это в конце концов в национальный проект. Это и есть нацпроект разных регионов России с национальным колоритом. Наша эта поездка очень мощная, наверное, потому, что люди соскучились. И у нас происходит такая любовь классная. Степень недоверия к нашему фестивалю была, и про меня говорили: "Что ей больше всех надо?" Да не мне надо! Я как человек, набравший определенный ресурс и давным-давно получивший звание народной артистки России, должна была отрабатывать это все. Я должна была создать что-то глобальное, а это очень тяжело. Со всеми связаться, общаться с коллективами, бесконечные фотосессии, бесконечное выкачивание энергии. Вчера одна женщина стояла и гипнотизировала меня, я уже чувствую - она в меня вошла, смотрю, а она говорит: "Можно до вас дотронуться?" и дотрагивается. Вы не представляете, выкачка энергии страшная идет. Я потом просто как вареная. Но нам все-таки предоставили возможность делать фестиваль, хотя министерство культуры России не до конца понимало, что это такое. До тех пор, пока сами с нами не поехали и не увидели все.

- Тяжело было начинать?

- А начиналось все как пристройка какая-то, а потом уж покатилось все. Я сразу сказала, что не надо реагировать на то, что сложно все идет. А когда дом начинаешь строить, разве все легко? И это стройка такая же. Пусть она идет бесконечно. На сегодняшний день мы делаем два выезда в год, а несколько лет подряд по одному было, потому что приходили новые власти, и тот, кто руководил, не всегда догонял, что это такое. Плюс я как бельмо на глазу или кость в горле. Мол, что ей надо? Да ничего мне не надо, у меня и так все есть. Хочется просто после себя оставить память для людей и знакомить, и объединять всех. Да и сегодня я должна сказать благодарность людям. Когда со мной эта беда, болезнь происходила, за меня люди молились. У меня есть одна подруга - очень серьезная, во власти. Она говорит: "Надь, я когда поняла, что мы ничего не можем сделать, я стояла и плакала около иконы, опустилась на колени и рыдаю, и молю, говорю, что ты нужна для страны". А рядом с ней женщина из Узбекистана, которая по хозяйству помогает, надела свой национальный костюм и стоит молится Аллаху. Так они и стояли в полутора метрах друг от друга, плакали и молились. Это невозможно передать, что я чувствую. И люди, башкиры, буряты, все мне говорят: "Мы за вас так волновались". И все это мне очень помогло. Я кайфую и люблю народную песню, там такая происходит магия, такое шаманство. И это тоже помогло мне исцелиться.

- Внимания много к вам в таких длительных поездках?

- В этом году у нас более сложный маршрут по Башкирии. На местах у меня было очень много встреч с прессой, я никому не могла отказать. Я с уважением отношусь к прессе, правда, она всегда нелицеприятна ко мне. Но это их проблемы. Сделать себе имя на пасквилях невозможно, а сделать имя на чем-то очень содержательном и глубинном, да еще и проявить свое мировоззрение - способен не каждый. К сожалению, журналистика сегодня тоже обесценивается. Но когда ко мне подходили журналисты в городах Башкирии, меня изумляли их вопросы. Они не спрашивали "почему так хорошо выглядите и каким утюгом гладите". Мне было интересно с ними общаться. В Москве ко мне подходят и начинают воду нести, так я им говорю: "Когда подготовитесь, тогда и приходите, а сейчас до свидания". Потому что это невозможно: все про какую-то дрянь, про белье спрашивают, а сколько у вас того-то... Ваше какое дело? Это моя личная жизнь, и туда я никого не пускаю. Точка.

 

«Выходишь на сцену - нужно бороться»

 

- Как прошли ваши мастер-классы?

- На мастер-класс мы приглашали всех, двери открыты, только маски не забудьте. Полные залы народу, где я говорю, как добиться хорошего результата и всего несколько моих главных правил. Люди все слышат, задают вопросы или исполняют то, что мы просим. Не всегда удачно, но мы добиваемся точного воспроизведения того, что хотели бы услышать. И люди слышат разницу и понимают, что я права. Не потому, что я такая хорошая, а потому, что методом жизненного опыта я много чего накопила и теперь не могу выйти на сцену, чтобы сразу проиграть. Нельзя надеяться лишь на раскачку в конце. Выходишь на сцену - нужно бороться. Ты идешь воевать и всегда должна знать, что ты победишь. Вопрос - с кем воевать? Ну уж не со зрителями и не с людьми, а со своими комплексами, страхами, непонятками и неуверенностью. Если ты от этого освободишься, ты успешен. А "мне неудобно", "я стесняюсь" - ну и не будет тебе продвижения ни в чем. Когда ты наметил цель - иди. Особенно, если видишь, какой красотой эта цель может закончиться. Это мои основные постулаты.

- Важно ли продвигать национальную культуру?

- Мы популяризируем национальные песни, потому что сегодня информационное поле очень жесткое. Национальных программ на государственных канал вовсе нет. А одна если и есть, то поверхностная, там никто не рассказывает о традициях наших народов, кухне, пристрастиях, преемственности, воспитании. А когда есть посыл с экрана, то человек понимает, что он не одинок в мире. А страна-то у нас о-го-го какая! И наполнена человеческими ресурсами, а это самый главный ресурс государства. Мы все популяризируем нематериальное культурное наследие нашей страны. Это нельзя потрогать руками, но мы это ощущаем на тонком уровне и нас это делает людьми, а не просто стадом. Эти тонкости и философия, существующая в любом национальном колорите, имеют большое воздействие на всю нашу жизнь.

- Получается образовывать людей?

- Воспитывать людей надо - и взрослых, и маленьких. У вас в Башкирии к этому серьезно относятся. Я приезжаю в один из городов, там на концерте бабушки сидят на специальных скамеечках. И ни один человек, ни один ребенок, ни молодежь не выскочит перед ними и не загородит вид. Хотя есть желание. А в другом месте видишь, что там воля вольная и свобода. И сидят бабушки, а я уже чувствую, что люди сойдутся с боков и перед ними встанут. Я им со сцены говорю: "Вы там крепко сидите? Чует мое сердце, вам на эту лавку скоро придется взгромоздиться". Это все видно. Где-то плевать хотели на воспитательный процесс, потому что школа говорит, что будет только образовывать, а семья пусть воспитывает. Неправда! Образовательно-воспитательная система должна работать. И должна работать только на традициях нашего народа. Спросите, может ли быть культура вне государства и политики? Не открещивайтесь! Не может. Потому что мы с вами поем такие песни, что люди понимают без слов. Чувство патриотизма у каждого из нас сидит, потому что мы продолжатели тех победных традиций, которые соткали для нас наши предки. Наша обязанность - преумножать, а не перекраивать. Все это продолжение истории нашей огромной страны. Я в этом абсолютно убеждена, поэтому кричать "я патриот", бить себя в грудь и ничего не делать, только задницей вилять, это все дешево, бессмысленно и очень, знаете, поверхностно. А если ты делаешь что-то основательное, тогда понятно, откуда эта сила. Люди ведь все просекают, их обмануть-то нельзя.

 

«Надо торопиться жить, но не спеша»

 

- Не жалко делиться своими знаниями?

- Я делюсь с удовольствием. Как-то мы были в Красноярском крае в театре на мастер-классе. Я рассказываю, показываю, а ко мне подходят и говорят: "Ты зачем делишься секретами своими?" А мне не жалко, я с удовольствием открываю то, к чему я пришла в течение жизни. Я все время буду рассказывать, а вдруг кто услышит, это же замечательно. Надо обязательно давать ростки, зернышки, что-то сеять, почву людям давать. Понимаете, надо торопиться жить, но не спеша.

- Вы должны были принять участие во Всемирной фольклориаде в Башкирии.

- Да, мы договаривались принять участие, но на тебе - это отлучение друг от друга. Ну и что, значит, сотворим на будущий год, опять объединимся, людям этого все равно не хватает, потому что в течение года они будут заняты семейными делами. А потом мы раз - и подъедем, и вот вам опять шебурша пошла. Парад национального костюма в рамках "Сердца Евразии" - это нечто, просто сумасшедший. Амина - министр культуры Башкирии - в башкирском костюме, я - в русском, мы шли с ней рука об руку. Слушайте, это так трогательно. И такая вереница двигалась по городу, потом вниз спустились на эту ракушечку, где Салават Юлаев стоит. Потрясающе, такая красота. Сколько мне здесь надарили оберегов, кукол. И все это у меня используется. У меня есть музей кукол, где мастерицы с детишками делают кукол, а перед этим общаются на заданную тему. Сейчас у меня будут на первом плане куклы из Башкортостана и Костромской губернии.

- Наблюдали когда-нибудь падение интереса к народному творчеству?

- Сегодня падения точно не наблюдаю. Интернет что сегодня творит - это катастрофа. А народный жанр к себе бережливо относится, хранит все в себе. Падения нет, а интерес есть. Ну и, конечно, важно развитие. Берешь за основу народную песню, обогащаешь ее подголосками, ритмикой, при этом мелодия и идея сохранены. И она получается совсем иная, но основа сохранена. Мы ее не унизили и не разрушили, а сегодняшнему уху она люба.

- А "Золотое кольцо" - это хорошо или плохо?

- На мой взгляд, это не народный коллектив, они поют авторские песни. А что, у них есть своя публика, свое видение, как можно это отрицать? Они прекрасно сложены дуэтом - Надя и ее муж. Я не в праве рассуждать, хорошо это или плохо. Если народу нравится – значит, пусть будет. Почему я должна быть категорична в этом вопросе?

- Близкие вас не отговаривали от такого большого тура?

- Да вы что! Конечно, нет. Они меня не могут отговорить, я сама себе хозяйка. Они, наоборот, говорили: "Давай, маман, двигайся, удачи тебе". Мало того, я из Костромы приехала и побежала 1 сентября отвела внучат всех в одну школу, проводила их в добрый час. Приехала домой, собрала чемоданы и прилетела в Башкортостан. Так что кто это меня может отговаривать? Наоборот, я всем давала инструкции, как себя вести, как оберегаться, какой посыл должен быть.

 

«В шутку спели татарскую песню в русских костюмах»

 

- Почему для совместной работы вы выбрали уфимскую группу "Аргымак"?

- А нравятся они мне, просто нравятся. Я парней люблю, - смеется Надежда Георгиевна. - На самом деле мне нравится их посыл, направленность, своеобразная жанровость. Грамотные люди, они понимают, что в мире музыки много всего происходит. У них очень четкий проявленный колорит Башкортостана. И надо сказать, что в республике их принимают будь здоров. И они предлагают такие удивительные вещи, репертуар каждый раз меняют. И танцы у них шикарные, а костюмы какие бомбические! Особенно мне нравится головной убор с лисьими хвостами. Потрясающе! Я росла в многонациональной деревне, там разный люд был. И это скрепляло нас всех. И все у нас общее было - хлеб солью посыпал, босиком бегаешь, пылища, грязища. Если бы у меня были пристрастия "только это, а вот это - никогда", то жизнь прошла бы напрасно, а так она идет полноценно.

- Не боитесь, что люди заразятся на площадях во время концертов?

- Так они все в масках! Боятся ли люди, приходя на площадь, я не знаю, я у них не спрашивала. Но все кричат, что им нравится, а потом скандируют "спасибо". Силом их никто не загоняет. И все проявляют эмоции, а если иммунка внизу, то без эмоций она никогда не поднимется, а с эмоциями иммунка работает по полной. Ну и поесть надо как следует.

- Как оцениваете организацию в Башкирии?

- Сцену мы с собой возим уже 14 лет, как и звук, и свет. А культура здесь потрясающая. Да и побогаче здесь будет. Коллективы одеты шикарно, очень хорошая движуха здесь. Мне нравится! Башкортостан ценит свои традиции. В одном из районов нас предупредили, что там в основном татарское население, на границе Татарстана. Так мы спели в русских костюмах татарскую песню, и люди были счастливы. А мы ведь просто пошутили, сделали это для эксперимента. У нас вообще многое происходит для эксперимента на концертах, а получается такая красота, такой сейшн. Мы стараемся такие фишки сделать, чтобы и себя подбодрить, это же круто. Поэтому я не боюсь, а люди должны нести ответственность за себя, но в душу к каждому ведь не влезешь.

- Евгений Гор будет выступать в Уфе?

- Конечно, он выходит на сцену, мы поем дуэт шикарный и сразу все кидаются в танцульки романтичные. Все в порядке, он и самостоятельно поет и много чего делает. Думаете, спрятала я его? Мы переодевались на днях в юрте рядом со сценой: там и картины, и костюмы, такое ощущение, что ты дома, прям сразу в такую атмосферу попадаешь гостеприимную. И хочется и чай попить, и на диван лечь, хотя надо уже на сцену выходить. Переоделись, спели, он пофотографировался со всеми, а потом бабенки понабежали и говорят: «Покажи мужа!». А я говорю: "Не буду, на своего смотри". Женщина мне отвечает: "У меня своего нет". Ну а я тогда с какого перепуга буду своего показывать. Так что и такие забавные вещи происходят. Это жизнь, 17 лет вместе все-таки, шутка ли. Сколько пытались развести, писать всякую всячину. Так что все в порядке у нас.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921
Популярное

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии