Шоу-биз

Илья Черт: «Очень жалею, что нас не воспитали на земле»

21.08.2017 Альбина ИБАТУЛИНА
Группа «Пилот» стала хедлайнером первого дня на фестивале «Нашествие». Программа выступления состояла преимущественно из стареньких хитов, что и не удивительно: в этом году коллективу исполнилось двадцать лет. Первыми стали композиции «Небо», «Нет вестей с небес», «Рок». Стоит отметить, что пространство перед сценой было набито людьми, что называется, «под завязку». Очень хорошо народ воспринял позитивную композицию «Сумасшедшим жить легко», а на песне «Не родина» поклонники устроили огненное шоу из фаеров.

Фото: Алексей Давыдов

«Цой научил нас быть бойцами»

 

Конечно, не обошлось без своеобразной оды Санкт-Петербургу – песню «Большой питерский блюз» зрители приняли на ура, как и популярную «Сибирь», после которой счастливый лидер Илья Черт признался:

- Все-таки вы замечательные! Посмотришь десять минут телек – вообще жить не хочется, а потом увидишь ваши лица, и опять хочется. Спасибо вам, что вы такие есть! 

На прощание Илья исполнил песню «Мама», а фанаты растянули полотно со словами «Спасибо за мудрый рок».

- Спасибо, что вы поддерживаете не только нашу группу, но и других. Я на каждом концерте по всей стране всегда это говорю. Настоящий рок-н-ролл  только наполовину зависит от прекрасных бойцов на сцене, но честная половина рок-н-ролла – это всегда вы, помните об этом! И без вас у нас бы ничего не получилось, поэтому спасибо вам за поддержку. Пока вы ходите на рок-концерты и слушаете рок-музыку, поддерживаете рок-музыкантов, рок-н-ролл благодаря вам живет в этой стране. Я вижу, что, несмотря на все ужасы, которые нам говорят и показывают, людей с каждым годом на фестивале все больше и больше, мы опять бьем рекорд, все равно люди слушают рок. Крайнюю песню хочу особенно посвятить одному человеку, который помог нам на пути и открыл двери в рок-н-ролл. Его песни многим помогали жить, выстаивать там, где другие падали, подниматься с колен и идти вперед. По крайней мере, это один из тех людей, кто научил нас внутри жить бойцами.

И последней стала знаменитая композиция группы «Кино» - «Группа крови». После выступления Илья Черт рассказал, в чем заключался секрет такого нейтрального концерта.

- К сожалению, программа претерпела большие изменения. Мы в шутку назвали ее сами для себя «Давайте все поспим». Дело в том, что за последние три недели мне не удалось все-таки вылечить воспаление легких. В связи с этим у нас было очень серьезно урезано выступление на прошлом фестивале, сегодня пришлось убрать из программы почти все «боевики», потому что горло не работает никак.

Примечательно, что группа «Пилот» приехала на поле гораздо раньше времени.

- Я привез мальчишек пораньше, чтобы они поддержали коллег и посмотрели выступления, - признался Илья. – Я же пионервожатый в коллективе: обязан привезти, накормить, расположить, развлечь, как всякие кормчие на судне, заботиться о команде надо.

- Простое выступление отличается от выступления в качестве хедлайнера?

- Лично для меня ничего не меняется. Единственное, когда уже темнота, можно показать гораздо больше световых эффектов и видео-сопровождение – это выгодно нам как артистам, а в остальном мне совершенно без разницы.

- «Нашествие» изменилось за много лет?

- Мне кажется, фестиваль из местечковой идеи музыкантов и людей, которые вращаются в рок-культуре, стал поистине народным явлением. Много лет назад перед сценой я видел аудиторию, публику – это было определенное количество людей, которые вращались в рок-культуре и слушали рок-музыку. Выходя на сцену сейчас, я вижу перед собой народ, то есть представителей страны. Это совершенно разные люди, разной социальной и возрастной прослойки. Очень многие из них, чуть меньше половины, наверное, вообще очень косвенно относятся к рок-культуре. Сейчас такое постоянное явление, что сюда приезжает семья. Например, только один человек слушает рок-музыку и говорит: «Поехали на приключение лета, будет прикольно!» Вся семья срывается: мама, папа, два брата, кошка, собака. И они приезжают на «Нашествие». Это сплошь и рядом сейчас. Фестиваль уже давно перерос рок-составляющую, это просто народное явление. По сути это такой российский «Вудсток», то есть крупнее фестиваля даже и не придумать пока что.

 

«Гарик Сукачев настоящий панк»

 

- Вы как-то говорили, что хотели бы жить на природе на даче…

- Очень хотел бы, - соглашается Илья.

- Фестиваль, который проводится на природе в открытом поле, дает какую-то дополнительную энергетику?

- Нет, к сожалению. Я очень жалею о том, что нас не воспитали на земле. Я вырос в городе, я – городской человек. И с ужасом это осознаю, потому что меня очень много раз друзья приглашали уехать в различные поселения, даже предоставляли дом в самых разных местах страны. Последнее предложение я получил месяц назад. Мне сказали, что построят дом в Крыму: «Приезжай со всей семьей!» Но понимаю, что я человек, который не приучен жить на земле, жить в деревне, у меня руки из другого места растут. Я не смогу топором построить дом, как мужики в деревне, починить телегу, подоить корову. Поэтому я не деревенский человек и, честно говоря, жалею об этом, потому что хотел бы жить на природе, в загородном доме, подальше от цивилизации и жить именно на земле своим трудом. Но боюсь, что немножко поздновато учиться.

- В молодости вы были участником панковских групп…

- В группе «АУ» я поучаствовал в плане музыканта, то есть играл в двух концертах в качестве барабанщика. На двадцатилетие группы «Автоматические удовлетворители» был концерт, и ребята-музыканты пригласили меня как бывшего, пусть маленького, но участника в третий раз.

- Были ли вы панком со всеми атрибутами: ирокезом, ботинками, штанами?

- Честно говоря, отношение к панк-року у меня несколько иное, чем у модной молодежи с ирокезами. Потому что для меня всегда было основополагающим в панк-культуре знаменитое заявление Джонни Роттена из Sex Pistols, который сказал: «Мы придумали панк-идеологию как выражение свободы человека, то есть чтобы человек мог слушать любую музыку, какую хочет, ходить в одежде, которую он хочет носить, писать картины такие, какие он хочет и так далее, чтобы он был свободен. А вы что сделали? Вы одели все одинаковые тяжелые ботинки, настригли одинаковых ирокезов и стали играть одинаковую музыку на трех аккордах. Вы все испортили». То, что вы называете панк-роком, не является панк-роком. Панк-рок – это свобода, свобода самовыражения, это даже не рок-музыка, потому что рок – это тоже рамки, а панк-культура говорит, что рамок не должно быть. Ты должен играть просто музыку, и не важно, ты выйдешь с виолончелью, с гармошкой или с ложками деревянными, или с тяжелой гитарой. Панк – это здесь, - указывает Илья на сердце. – Это не какое-то определенное движение в музыке и не определенный стиль одежды, панк-идеология – это идеология внутренней свободы. И о том же говорит философия анархии на самом деле, что человек должен быть подвержен самоконтролю. Эта философия говорит о том, что общество должно быть построено на самоконтроле каждой личности. Тогда не нужны будут силовые структуры, чтобы поддерживать порядок, если каждый будет жить по совести. Речь о свободе.

- Вы упомянули об анархии, о панк-культуре, как о таком идеальном мире идеальной свободы. Как вы думаете, возможно ли это в современной российской музыке?

- Ну, анархия и панк-рок имеют весьма косвенное отношение к музыке, это философия. Она просто выражена иногда в музыкальном контексте, но я считаю, что настоящих панков у нас на сцене очень мало. Антоша «Пух» из FPG – вот это настоящий панк, который принял эстафету своих старых товарищей. И назвал бы Сашу «Чачу» из группы «Наив» настоящим панком. Гарик Сукачев настоящий панк. Для них внутренняя свобода дороже любых стилей, они никого из себя не строят. Они такие, какие есть, и живут, как говорили очень хорошо в фильме «Асса»: «Они поэты, они на белом свете живут». Вот это люди, которые живут на белом свете.

 

«Я делю людей на порядочных и на придурков»

 

- Как думаете, почему в России христианство – это религия бедных для обогащения богатых?

- Любая религия мира как социальный институт является подобной вещью, о чем вы сказали. Но чисто для меня религия – это не официальный институт социальный, для меня это в первую очередь люди. Поэтому я не делю людей по вероисповеданию, по национальному признаку, по территориальному проживанию. Я делю людей на порядочных и на придурков. Я считаю, что в каждом народе есть порядочные люди, а есть придурки. В каждой религии есть глупые фанатики, а есть мудрые люди. Поэтому я нахожусь вне религии, вне религиозных конфессий, но готов повторить за Эйнштейном очень знаменитую фразу. Он сказал: «Я против религии как социального института, но я за религиозность как за внутреннее чувство человека». Я за религиозность, но не выступаю за религии. Потому что любая религия становится средством управления массами – это всегда власть, деньги, это сплошное искушение. И не очень многие это выдерживают. По-человечески я прекрасно это понимаю. Очень сложно выдержать такую власть и такие деньги.

- Три года назад вы сказали, что записываете песни за Богом. Расскажите подробнее об этом процессе, как это происходит?

- Я могу конкретную ситуацию рассказать. Около 20 лет назад мы ехали из Петрозаводска в Питер в плацкартном вагоне, на боковой полке, как сейчас помню. И мне приснилась песня с музыкой, с текстом – со всем полностью. Когда я проснулся, просто был ошарашен. Пока рассказывал парням, куплеты забыл, то есть я записал припевы, абсолютно четко весь текст записал. И музыку запомнил, я напел ее буквально, какой-то диктофон у меня был с собой. Куплеты пришлось сочинять заново, к сожалению. Но я их просто физически не запомнил. Потом эта песня издалась на альбоме «Джоконда», она называется «Потерялся я». Мне иногда снятся какие-то куски, иногда что-то приходит в голову. Знаете, противнее всего то, что в голову обычно это приходит тогда, когда ты ложишься спать и очень устал. Под рукой нет диктофона, тетрадки, и надо встать с кровати, пойти записать. И ты такой: «Да ну, завтра!» Вы не представляете, сколько песен таким образом умирает, - смеется Илья. – Тебе просто лень встать и записать. У меня даже строчка такая есть в одной из песен: «Сколько песен умрет, что я услышал от бога, записать поленившись в ответ». Я думаю, этих песен уже около сотни осталось в небытие просто потому, что мне было лень встать и записать, к сожалению. Я ленивый!

- За ударную установку садитесь по старой памяти?

- Я редко это делаю. Когда моя доченька маленькая приходит к нам на репетицию, она садится за барабаны, и мы с ней на пару в две установки, которые стоят у нас на точке, играем такой фри-джаз.

- Практически всегда в программу вы включаете песню Виктора Цоя «Группа крови». Почему именно эта песня имеет такое значение?

- Она для меня наиболее понятна. Эта песня знаковая тем, что я могу ее совершенно честно, искренне спеть от собственного лица, то есть я подписываюсь под каждым словом, которое там сказано. Я очень хорошо знаю, о чем она. О том, что нет и не может быть иного дома и родины здесь, кроме царствия небесного. Что есть всегда цель, есть та звезда, которая ведет тебя по жизни. Если у тебя этой звезды нет, ты ничего особого не достигнешь в жизни, добрым словом тебя не помянут и счастлив ты не будешь. Только люди, которые идут за звездой, становятся счастливыми и достигают многого. Вот об этом эта песня. 

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное
АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе