Шоу-биз

«Гоголь. Начало» стал киношным ремиксом, располагающим к попкорну

04.09.2017 Андрей КОРОЛЁВ
Пока творческую интеллигенцию заботит судьба руководителя «Гоголь-центра», российский прокат завел разговор о другом Гоголе – Николае Васильевиче. В последний день лета в российский прокат вышел мистический триллер «Гоголь. Начало» Егора Баранова. Мистика почти сразу дает о себе знать: фильм - вовсе не фильм, а склеенные первые две части 8-серийного сериала. Остаток позднее разобьют еще на 3 премьеры и покажут в кинотеатрах в течение этой осени, а телевизионная версия выйдет в 2018 году на ТВ-3. Необычный формат показов, интригующая тема и внушительная рекламная кампания заманивают зрителей в кинотеатры.

Привет «Сонной лощине»

 

1829 год. 20-летний Николай Гоголь, которого играет звезда «Притяжения» Александр Петров, - судебный писарь. По долгу службы герой вынужден описывать детали с мест преступлений, где он регулярно впадает в транс и наблюдает болезненные видения, связанные с убийствами. В один прекрасный момент он знакомится с воландоподобным следователем Яковом Гуро в исполнении Олега Меньшикова. Детектив отправляется расследовать таинственные преступления в Полтавской губернии около села Диканька, Гоголь в попытке узнать больше о своих припадках напрашивается в компанию. Как нетрудно догадаться, в деревенской глуши орудует нечистая сила. С ней может справиться только Гоголь, способный во время своих трансов выходить за пределы реального мира и взаимодействовать с миром потусторонним.

- Для меня это очень режиссерский сериал с точки зрения эстетики, которая преобладает над всем остальным, - отметил режиссер фильма. - Довольно точные кадры, четкая графика, ничего случайного. Так как довольно много действия происходит во снах и видениях главного героя, их невозможно прописать, их нужно придумывать, и мы придумывали их с оператором, были в этом очень свободны.

Самое главное, что нужно сразу уяснить зрителю, - сериал к творчеству, стилистике и мировосприятию Гоголя имеет примерно такое же отношение, как, например, Достоевский – к детективам. Из всех возможных контекстов на первый – и единственный – план авторы вытаскивают мистику, которая в своем натужном нагнетании выглядит, как страшилка для детей. Режиссер Егор Баранов уже не в первый раз создает сериалы для кинокомпании Александра Цекало - «Саранча», «Фарца», «Sпарта». «Гоголь. Начало» - лишь пункт в этом ряду, реализация очередной идеи Цекало, и поэтому не стоит ожидать необычного авторского почерка, который бы придал сериалу оригинальный оттенок. Это хорошо профинансированный продукт, готовый к употреблению. Даже жевать не нужно.

Формула фильма проступает быстро: это все те же амбиции пересказать «Сонную лощину» Тима Бертона, но на «своем» материале. Тут и готичненькое цветовое решение, которое снижает уровень жизни в любом двигающемся организме, и необъяснимые силы верхом на вороном коне, и темный лес – источник дров и таинственных происшествий. Не менее приветливо выглядит название, дублирующее один из недавних фильмов про Бэтмена. При этом вектор «Лощины» в данном случае корректируется разнообразными дополнениями. Встречи писателя с героями  собственных произведений настойчиво напоминают триллер «Ворон» с Джоном Кьюсаком, где авторы хладнокровно препарировали творчество Эдгара По. Чувствуется тут и налет какого-нибудь модного сериала вроде «Шерлока», «Ганнибала» или «Отбросов». Вишенка на торте – разношерстная команда «наших», у каждого из которых есть свои таланты и колорит: судмедэксперт-алкоголик, кузнец-художник и так далее. Это притягательная традиция еще со времен «Команды А».

 

Трэш, который мы заслужили

 

Не вытягивает историю и актерская игра. Все персонажи намеренно превращены в кровожадных героев среднего пошиба, даже безобидного Башмачкина из «Шинели» сделали убийцей, который потрошил и ел людей. Очевидно, это такая попытка найти компромисс между поп-культурным героем из комиксов и классической литературой, которая в последнее время все никак не может заинтересовать подрастающее поколение. Видимо, поэтому персонажи лезут из кожи вон – некоторые почти буквально – чтобы не дать заскучать зрителю. При этом происходящее ничем особенно не отличается от обычного контента канала ТВ-3, под который сериал и затачивали. Ну, может, чуть более богатой картинкой. Но в сумме – щедрый грим и «страшные» появления злодеев, литры крови и выпученные глаза на выбеленных лицах, ожидаемо скучные декорации и размазанный по хронометражу сюжет – все это было и не раз. И примерно так же посредственно.

- Я дал себе такую установку: не перечитывать произведения, не углубляться в фактический мир, - подтверждает наши догадки исполнитель заглавной роли Александр Петров. - Для меня было важнее погружение в эмоциональный мир героя, интересно пофантазировать и понять, каким он был. Какие болезни внутри него бурлили, не давали ему покоя и потом выливались в великие книги? Откуда этот мир к нему пришел? Я не знаю ни одной благополучной биографии великого писателя. Это все рождается из пороков, фобий, страхов, сомнений, и только потом, спустя какое-то время, это становится классикой.

Петров играет одного из самых популярных в нынешнем киномейнстриме персонажей. Это молодой человек, слабый физически, но обладающий некой ментальной суперсилой. Плюс незначительные для фильма черты реального писателя – маниакальное желание сжигать собственные «бесталанные» рукописи, боязнь улиток и страх перед погребением заживо. Шагов в сторону от этого тускловатого амплуа в первых частях практически нет. Для повышения зрительского аппетита такая черта писателя, как равнодушие к женщинам, пока что отсутствует, а в версии «18+» даже перераскрыта с бурными эротическими подробностями. Словом, типичный киношный ремикс, располагающий к попкорну. Но, пожалуй, даже в «Притяжении» Бондарчука Петрову удалось сыграть более глубокого персонажа, а здесь его предел – обмороки и судороги с широко закрытыми глазами. Герой Меньшикова оживляет происходящее, но он появляется на экране с не менее тривиальной маской, фокусируя на себе лишь сюжетную интригу. Ну, разве что хулиганистая фраза «А не хлопнуть ли нам по рюмашке?» рассмешит всех, кто когда-то смотрел «Покровские ворота». Даже учитывая, что «Гоголь. Начало» - всего лишь четверть сериала, складывается ощущение, что уже здесь актеры, едва начиная играть, сразу упираются в поставленный продюсерами потолок.

Не вызывает интереса и так называемая нечисть, которая есть просто потому, что ее не может не быть. Потому что без нулей нет единиц, потому что если есть условное добро, то оно должно что-то побеждать. Да, нечисть рогата, когтиста и может порвать на куски, но в результате это такая же абстракция, как и декоративный сюжет, написанный лишь во имя рельсов, по которым можно было бы толкать неубедительных положительных героев.

Один из немногих, к кому в этом фильме не вызывает вопросов, - оператор Сергей Трофимов, чей почерк узнаваем по «Монголу» и «Дозорам».

Сериал  «Гоголь. Начало» – очередная суперигра в постмодернизм. Сможет ли зритель оказаться достаточно молодым, чтобы воспринять эту историю отдельно от угловатой учебной программы, как условное импортозамещение по голливудским лекалам в жанре кинокомикса? Сможет ли зритель оказаться достаточно взрослым, чтобы считать иронию в диалогах, которые абсолютно современны и никак не связаны с лиризмом гоголевских книг? Сможет ли он понять, что цель фильма не в том, чтобы наяривать на тонких струнах русской души, а заработать на коммерческом продукте? Если да, то фильм ждет успех, который неминуемо оставит редкого в России вдумчивого зрителя в позе Городничего. Размышлять, куда несется Русь, и крутить барабан в постмодернистской суперигре, чтобы назвать букву «г».

Между тем

Экранизации Гоголя заставили бы писателя вертеться в гробу

Год от года коммерческий интерес к творчеству Гоголя растет и чем дальше, тем больше заставляет писателя вертеться в гробу. Сериал Лунгина «Дело о «Мертвых душах» и «Русская игра» Чухрая показали себя более-менее неплохо за счет крепкого актерского состава. Костюмированная драма «Тарас Бульба» Бортко вызвала неоднозначную реакцию, но при этом сумела окупить свой довольно внушительный бюджет. Комедийные адаптации Гоголя, к счастью, не прижились, отметившись пока только пародией «Счастливый конец», где вместо носа у героя сбегает, пардон, половой орган. После неудачной «Ведьмы» Олега Фесенко прошло почти 10 лет, чтобы продюсеры оклемались и вернулись к терзанию наследия в жанре мистических ужастиков. Стараниями нескольких стран в 2014 году вышел «Вий 3D» Олега Степченко, который в процессе фильма превратил одноименное произведение в костюмированный маскарад с компьютерной графикой и историей в духе того же Тима Бертона. Несмотря на занудность и сюжетную путаницу, маркетинг сделал свое дело, и фильм заработал 39 миллионов долларов при 26 миллионах собственного бюджета. Проект посчитали настолько успешным, что в этом году должно выйти продолжение с рабочим названием «Тайна печати дракона: путешествие в Китай». В каком месте туда сунут гоголевскую эстетику - неизвестно, но вот Джеки Чан среди актеров будет наверняка.

 

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе