Стадион

Рустам Набиев: «Не считаю себя человеком, у которого нет ног»

08.11.2022 Вика ЗВЕРЕВА
Семь лет назад Рустам Набиев, будучи солдатом-срочником, оказался под завалами рухнувшей казармы в Омске. Уфимец выжил, но остался без ног. Однако молодой человек нашел в себе силы продолжать жить. Сегодня Рустам известный и за пределами Башкирии человек: за его соцсетями следят почти 1,5 миллиона человек. А два года назад блогер на руках поднялся на вершину Эльбруса. О его восхождении даже сняли фильм «30 000 ударов», который Рустам показал на встрече с уфимцами.

«На Эльбрусе была боль невыносимая»

 

Как только Рустам приехал в один из уфимских дворов, его окружили местные жители с просьбами о совместных фотографиях. Набиев никому не отказал и с удовольствием общался. Как и на всех других мероприятиях Рустама сопровождала супруга Индира.

- Безумно приятно вас всех видеть и вдвойне приятно, что здесь так много детей, что им интересно. Меня это очень сильно заряжает, - поприветствовал всех Рустам. - Представляю вам фильм о том, как я впервые взошел на Эльбрус. Это высочайшая вершина нашей страны и Европы высотой 5642 метра. Наше восхождение удивительно тем, что я поднялся только на руках. Впервые в мире человек сделал подобное. Я рад, что оказался первым.

Интересно, что фильм "30 000 ударов" невозможно найти в сети.

- Это связано с тем, что проект участвовал во многих конкурсах, где условием является отсутствие фильма в соцсетях и интернете, - объясняет молодой человек. - Фильм высочайшего качества. Для его производства использовано оборудование для профессиональных фильмов. Наш проект победил в Каннах, это как второй "Оскар". Безусловно, это награда режиссера, продюсера и съемочной группы. За полтора года после выхода фильм набрал больше 15 наград и везде первые места.

На просмотр документального фильма под открытым небом пришло очень много местных жителей. Практически все были с детьми. В итоге огромная детская площадка превратилась в импровизированный кинотеатр.

Фильм - это, по сути, история восхождения Рустама на Эльбрус. Работа очень эмоциональная и личная, поскольку Набиев делится со зрителями самым сокровенным. Так, например, уфимец говорит, что, когда взял ледорубы в руки, не представлял, что придется сделать ими 30 тысяч ударов.

- Раньше, если я чувствовал боль, то мог резко остановиться. Сейчас представляю в голове, что боль уже прошла. Это моя философия после реанимации, где мне делали перевязки без наркоза. На Эльбрусе было так же - боль невыносимая. Но я знал, что надо потерпеть. Первые проблемы начались с тем, что на гололёде я скатывался все время. Это был сложный путь с психологически непростыми участками. В отличие от людей с ногами, склон давался мне тяжелее, потому что все остальные могли опираться на руки и ноги. Голова болела очень сильно. Первое время я боялся заснуть, думал, вдруг во сне со мной что-то произойдет. Какое-то время спал очень поверхностно.

 

«Мои возможности безграничны»

 

Рустам рассказал съемочной команде, что каждый шаг давался ему очень тяжело, как последний. Добравшись до вершины Эльбруса, герой картины расплакался, потому что просто не смог сдержать эмоции.

- Спасибо большое всем, кто верил в меня. Я очень устал, но я сделал это, - сказал на самой верхней точке Рустам сквозь слезы.

Как оказалось, еще задолго до обрушения казармы Рустам восхищался людьми без рук или ног и считал их героями.

- Сейчас я не считаю себя человеком, у которого нет ног, ограниченным. Я верю в свои возможности и знаю, что они безграничны, - признается молодой человек.

Однако кинолента затрагивает не только восхождение на Эльбрус, но и многие другие моменты в жизни Набиева. Так, например, молодой человек рассказал, что чувствовал, когда лежал под завалами казармы.

- Я лежал и боялся умереть. Очень сильно боялся. Боялся умереть, потому что в этой жизни абсолютно ничего не успел сделать. Просто ничего нет и после меня ничего не останется.

Конечно же, говорит Рустам и о своей маме.

- Теплоту мамы я чувствую всегда, говорю, что она всегда рядом со мной. Мама оберегает меня и мою семью. Я часто обращаюсь к ней, но это не какие-то просьбы. Просто иногда говорю: "Мама, я по тебе скучаю". Мне не хватает ее.

- Рустам, какие впечатления, когда так много людей приходят пообщаться с вами? - спрашиваем мы после окончания фильма.

- Конечно, всегда только положительные. Одно дело взрослые, а другое дело - дети. Я не знаю, как они меня воспринимают, но они дарят мне неповторимые эмоции. Например, сегодня девочка подошла и говорит: "Я вас люблю". Для меня это не просто слова, это нечто большее. То, что нельзя купить. Люди дают мне надежду. Если они ко мне так тянутся и так относятся, значит, я все правильно делаю. Теперь я еще сильнее понимаю свое предназначение, понимаю, что нужно идти в этом направлении и укреплять его, чтобы быть с людьми вместе, на одной волне. И неважно, что делать, главное, что это заряжает окружающих, моих людей. Я воспринимаю вас не просто как моих подписчиков или тех, кто меня знает. Это моя семья. Для меня это, правда, очень важно. Кто следит за моей жизнью, знает, как я отношусь к семье и что она для меня значит, что такое для меня семейные ценности. И если вы это знаете, то все правильно поймете. Мне очень приятно, что люди пришли и уделили мне свое время.

 

«Если пойду в политику, потеряется связь с людьми»

 

- Уже задумывались, какую следующую вершину покорить? В физическом плане или моральном?

- Вершин на самом деле у меня много и они не только горные. Если говорить о горах, то у меня впереди три вершины. Пойду на Эверест. Я должен закончить эту тему с горами, потому что после Эвереста тема гор закроется навсегда. Останется только в космос полететь. Если говорить не про горы, то это семья, дом, общественные дела. Хочу что-то делать на пользу народу. Лезть в политику не хочу, хотя давно мог это сделать, если бы было желание. Считаю, что если я туда пойду, то потеряется связь с людьми, доверие. Хотя, возможно, все от человека зависит. Но мне хочется ближе с людьми общаться.

- Вы советник мэра Уфы. Что бы хотели сделать для города? И есть ли доступная среда в Уфе?

- Она есть, да, но работы очень много. Я кое-что делаю, хотя и не показываю этого, потому что хочется сначала сделать, а уже потом показать. Но очень сложно работать с людьми, которые должны за это отвечать. Если честно, я не всем доволен, много замечаний. А народ думает, что если я советник мэра по доступной среди и если есть проблемы, то это к Рустаму. Они мне это предъявляют, но я не могу всем донести, что у меня нет полномочий что-то менять. Я лишь советую и даю рекомендации. Но если что-то не делается, то в этом не я виноват. У меня нет миллиардных бюджетов, которые я бы распределил. Я бы многое изменил, но, к сожалению, это не в моей компетенции, и не я должен это делать.

- Где, на ваш взгляд, идеальная доступная среда?

- В Америке идеальная среда. Н это не говорит о том, что я должен туда уехать. Я патриот своей страны и хочу жить здесь. У меня здесь похоронены родители, здесь мой род жил и я живу, моя семья, семья жены. Поэтому уезжать я не хочу. И даже из Башкирии не хочу уезжать. Хотя давно уже был прецедент - меня звали в Казань, но в какой-то момент что-то перещелкнуло и теперь не хочу переезжать. То ли люди поменялись, то ли я, но все так складывается классно, что все мне нравится. Главное, чтобы душевно было спокойно. Понятно, что каждый человек ищет комфорта, где ему лучше. Но если душевно тебе здесь хорошо, то комфорт можно создать.

 

«Восхождение – это борьба с самим собой»

 

- Какие у вас были чувства, когда оказались на самой высокой вершине?

- Если считать самую высокую, то это в Гималаях гора Манаслу высотой 8163 метра. Там вечная мерзлота. На вершине не было абсолютно никаких эмоций. Единственный раз, когда на вершине у меня были эмоции - на Эльбрусе. И, наверное, таких эмоций уже больше не было, потому что я знал, что поднимусь. А вот на Эльбрусе не знал, дойду ли до вершины. Понимаете, были сомнения. Через Эльбрус то ли вера укрепилась, то ли какой-то внутренний стержень или другие силы. Дальше я уже понимал, что поднимусь, и поэтому не было никаких эмоций. На Манаслу я поднялся и сказал: "Не боюсь высоты, пошли вниз". Конечно, ночью потом полчаса рыдал, но это было не из-за того, что я поднялся, а из-за того, что испытал. Это было тяжело. Но вообще на разных горах разные эмоции.

- Берете с собой талисманы?

- Талисманы - нет, я беру фотографии своей семьи - мамы, бабушек, детей, Индиры - и смотрю на них. Самое сложное, когда ты находишься далеко и семья не рядом. Это психологически и морально тяжело. Чтобы хоть как-то это компенсировать, я развешивал на прищепки фотографии, каждую ночь включал фонарь, светил на фото и было ощущение, что они со мной рядом. Это давало облегчение. А талисманов у меня нет.

- Сколько людей было в вашей команде во время восхождения?

- На Эльбрус мы поднимались втроем и сами снимали все на телефон. На Манаслу нас было восемь человек, включая пять шерпов, которые сопровождали нас и страховали. Но меня никто не нес на руках. Невозможно физически нести человека на такой высоте. Да, шерпы помогали мне, где-то вытягивали, ведь у меня тоже есть "сверхчеловеческие" возможности, через которые я никак не могу перепрыгнуть. Но я этого и не скрывал, для этого и есть команда, которой ты доверяешь самое дорогое - жизнь. Я им доверился, и они прошли путь со мной.

- Вы чувствуете себя героем?

- Нет.

- Но ведь вам все говорят, что вы герой.

- Да, это классно, я улавливаю это, но героем себя не считаю. Восхождения на горы я сделал для себя, это в первую очередь была борьба с самим собой. Не было такого, что я поднялся для того, чтобы сказать "смотрите, я смог, а вы нет". Но я всегда себя хвалю и людям говорю, чтобы себя хвалили. Это нужно и очень важно.

 

«Горы - это же природа, ее нельзя покорить»

 

- Кто для вас герой? Кто вдохновляет?

- Меня, конечно, вдохновил Алексей Маресьев и книга "Повесть о настоящем человеке". Кто учился в советских школах, помнит это произведение, оно было в школьной программе. "Повесть о настоящем человеке" стала первой книгой, которую я прочитал в реанимации, и она меня вдохновила. История основана на реальном примере, когда человек потерял обе ноги во время Великой Отечественной войны, но продолжал летать на самолете и еще воевал при этом. Алексей Маресьев для меня пример. Человек выжил и не потерялся, не опустил руки. А из современных людей даже не знаю, кого назвать. Я встречался с Ником Вуйчичем, но он меня не мотивирует, это не мой кумир. У Ника своя идеология. Он вдохновляет людей через веру в Бога. Я же стараюсь - через действия. Я показываю, как достигать чего-то на своем примере. Говорить можно красиво, но как это применить в жизни никто не знает.

- Для многих людей вы стали примером.

- Да, были люди, которые говорили, что не смогли дойти до вершины Эльбруса, но когда узнавали, что я дошел, то через некоторое время возвращались и выполняли свою цель.

- Говорят, что горы нельзя покорить, а можно сказать, что горы покорили вас?

- Горы - это же природа, ее нельзя покорить, а меня они отчасти покорили. Это такая романтика, которую не все поймут. Меня постоянно спрашивают - зачем, зачем, зачем ты туда идешь? Ну как зачем? Например, у вас есть любимое занятие, хобби. Вы же это делаете в первую очередь потому, что вам нравится. И я также. Я поднимаюсь в горы для себя, что-то ищу там. Но не на высоте, а внутри себя. Когда ты поднимаешься в гору, идет трансформация. Люди ходят к каким-то спикером, к тому же Нику Вуйчичу, чтобы найти что-то для себя, какие-то ответы. А мне не нужно идти к кому-то, я никогда не искал мотивации на стороне. Мотивация живет во мне. Даже когда я лежал в реанимации и не мог ходить, весил всего лишь 38 кг, для меня была мотивация хотя бы вернуть физическую форму, чтобы начать чем-то вдохновляться. Я смотрю на себя и мотивируюсь тем, что мне надо изменить. Не надо искать мотивацию где-то в людях, на стороне, она в вас самих. Все в ваших руках. Если вы говорите, что не можете что-то сделать, то это только вы так думаете. А если покопаться, то все можно.

- А в космос полетите, если предложат?

- Мне уже предложили, позвали в проект "Сто уникальных людей". Когда я взошел на Эльбрус, со мной связались люди из российского представительства NASA, но в связи с сегодняшней ситуацией проект приостановлен. Но я в любом случае полечу в космос, я все равно знаю, что побываю там.

Другие новости

Сегодня
Популярное
Популярное

ОПРОС Как вы планируете встретить Новый год?

Результаты

Диадок

Фокус