Арт-объект

Сергей Майоров: «Наши телерожи, к сожалению, зависят от настроения начальников»

13.06.2018 Вика ЗВЕРЕВА
Известного телеведущего Сергея Майорова большинство зрителей знает как одного из создателей проекта "Истории в деталях". Этой передаче Сергей посвятил шесть лет, и за это время команда журналистов, работавших над проектом, успела рассказать огромное количество историй о знаменитых людях и интересных событиях в мире. Сегодня Майоров работает на канале НТВ, где ведет авторские проекты "Однажды" и "Малая земля". А на минувшей неделе член академии российского телевидения посетил Уфу в качестве гостя всероссийского фестиваля детского телевидения "Включайся".

«Концерт на Красной площади – это башкир Абдразаков, а не Киркоров»

 

- Я посчитал, что уже восьмой раз в Уфе, - отмечает телеведущий. - Я много чего знаю, у меня здесь огромное количество друзей, с кем я общаюсь, коллег профессиональных. Город изменился, стал европейским, куда-то исчезла провинциальность. Меня отвели в роскошное кафе - башкирское сетевое, небольшое, где очень вкусный кофе и совершенно фантастическая паста. Я живу в очень клевом отеле, гуляю по исторической части города, вижу, как город становится очень важной туристической Меккой и мне это дико приятно. Но меня многое расстраивает. Расстраивает некая косность мышления. Я, например, сегодня впервые увидел золото сарматов. Ну послушайте, это же катарсис, это шок, выдающееся наследие Башкортостана и страны. Я не понимаю, почему нельзя подтянуть дизайнеров. Да те же магнитики. Не просто вид Уфы за копейку, а вот эти замечательные олени, медведи, верблюды. Этот потрясающий роскошный золотой медведь.

Майоров уверен: «это то, что должны видеть люди, то, что должно продвигать республику».

- Нужно собрать дизайнеров, предложить им пофантазировать на тему мерчендайзинга. Да даже на тему платков. Вы посмотрите, какая мода на этнику. Вообще этот археологический музей фантастический даже с точки зрения костюмов. Когда ты смотришь костюмы марийцев, татар, башкир, русский костюм, ты понимаешь, черт возьми, это все сейчас есть у Гуччи, у Прада, Версаче, у очень многих крутых дизайнеров. Этника сейчас невероятно популярна. Это тренд ближайших 5-7 лет, потому народы мира, собравшиеся в одну навозную кучу, все-таки хотят вылезти и получить некую особенность, стремятся к идентификации. Мне кажется, что золото сарматов - это прямой путь к тому, чтобы гордо заявить о себе, что хотя бы ради этого стоит приехать в Башкирию.

По мнению телеведущего, «Терра Башкирия - земля красивейшая, магическая, земля удивительных талантливых людей».

- А еще музыкальная! Ее открывать надо миру. Нужно по заднице надавать тем, от кого это зависит, чтобы шевелиться начали. Я был недавно в Казани. Сам поехал, за свои деньги захотел провести там неделю. Меня впечатлили экскурсии "Казань музыкальная", "Казань литературная". Где это в Башкирии? Тут же огромное количество писателей, поэтов, художников, музыкантов родом из Башкирии. Это земля, родившая огромное количество талантов. От кого это зависит? От главы администрации? Скажите ему, шевелиться надо, людей нужно менять, чтобы какая-то все-таки движуха была. Посмотрите, что с Москвой случилось. Москва стала круче Нью-Йорка. Даже жесткие либералы признают, что здорово кататься на великах по Москве, пить кофе в парках. Москва стала на порядок круче Нью-Йорка и Токио. В Нью-Йорке помойная куча, огромное количество мусора, в Москве хочется босиком ходить и песни петь.

Сергей Майоров уверяет, что «у Уфы такой же потенциал».

- У вас необыкновенно красивый город. Студия "Муха" сняла гениальный мультфильм "Садко". Друзья, идите посмотрите этот фильм, который снят и сделан в Уфе. Это гениальнейшая работа, с потрясающими голосами башкирских звезд. Это фантастика. Меня прет, я ору: "Почему вы не рассказываете об этом?". Почему вы не рассказываете об этих уникальных актерах, озвучивших все персонажи? Этим гордиться надо. А сколько можно эпосов сделать! Мультфильм про тех же самых семь девушек. У вас замечательный, красивейший фонтан в городе. Вот что надо делать, а не уродство какое-то из гипса, заставленное в городе. Студия "Муха" точно станет героем моего проекта. Братья Абдразаковы, например, уже были.

Майоров замечает, что история братьев Абдразаковых «запомнилась многим».

- Эту программу мы снимали здесь, в Уфе, ведь карьера Ильдара и Аскара началась на сцене Башкирского театра оперы и балета. У нас были видео, снятые Артуром Валеевым, в Уфе по нашей просьбе. И, послушайте, опера - это достаточно элитное искусство, ни в каждом городе знают, что это такое. Театр оперы и балета - большая роскошь для любого субъекта. Братья Абдразаковы - мировые звезды. Вы не представляете, но чемпионат мира по футболу открывает не попса. Концерт на Красной площади в Кремле - Нетребко, татарка Шагимуратова, башкир Абдразаков. Не Филипп Киркоров и не Дима Билан.

 

«Я снял Касаткину так, чтобы ее не запомнили немощной»

 

Телеведущий признается: сколько бы программ ни сделал, он всегда любил своих героев.

- Смотрите, какая история. У меня был еще один проект на скромном канале "Домашний". Он назывался "Бабье лето". Вышло 34 часовых фильма о великих актрисах современности. Случилось это совершенно неожиданно. Я переезжал из квартиры на дачу и, собирая вещи, вдруг нашел старую коробку из-под маминых туфель фабрики "Скороход". Открыл ее и увидел огромное количество открыток звезд советского кино, которые я когда-то в детстве коллекционировал. Она потерялась, где она была двадцать с лишним лет, я не знаю. И вдруг я ее нахожу. Начал смотреть эти открытки и понимаю, что вот с этой женщиной я работал, а вот эта мне дала автограф. Я не заметил, как часов пять разбирал этот архив. И подумал, как же все-таки, наверное, жизнь бывает несправедливой. Почему сейчас нет таких открыток, почему сейчас про них не рассказать. Я пришел к гендиректору "Домашнего" и говорю: "Давай сделаем! В формате фотостудии будем фотографировать наших выдающихся актрис, сравнивать эти две открытки и понимать, что с людьми сделала жизнь. Вот они были такими, а какими они стали".

По словам Майорова, «проект был нереально популярным, дал запредельные доли в праймтайм, в 21 час».

- Программа вывела канал в лидеры среди женской аудитории в Москве. Это был абсолютный триумф проекта. Тридцать четыре выдающиеся актрисы - Быстрицкая, Аросева, Хитяева, Варлей, Васильевы Татьяна и Вера, Ирина Скобцева - огромное количество звезд. И вот здесь в разговоре, когда в принципе к немолодым актрисам ты обращаешься и пытаешься с ними поговорить про жизнь, ты понимаешь, что они становятся свободными. Они теперь, доказав всем и все, не хотят нравиться аудитории, они очень откровенны.

- Создается впечатление, что вы знаете об этих людях больше, чем они сами о себе.

- Людям нужно, чтобы их послушали.

- Насколько они благодарны вам за это?

- Я вам расскажу одну историю, которую никому и никогда не рассказывал. Мой учитель Людмила Ивановна Касаткина, народная артистка СССР, была первой героиней "Бабьего лета". Для меня было очень важно успеть ее снять. Людмила Ивановна была непростым человеком, со своим сложным характером. Но в то время стать народной артисткой СССР, сыграть огромное количество выдающихся ролей и быть простой было нереально. Понятно, что нужно было и бороться, работать локтями, потому что мир такой непростой. Так вот я знал, что Людмила Ивановна уже несколько лет тяжело больна онкологией. У нее уже не было груди, а после химии практически не было волос. И приезжает не Людмила Ивановна, приезжает какая-то совершенно другая форма. Понятно, я ее узнал, но многие не идентифицировали ее с той великой «укротительницей тигров» из одноименного фильма. Я говорю: "Людмила Ивановна, что мы будем делать?". Она говорит: "Я готова рассказать все как есть". Я говорю: "Нет. Вы актриса. Вы избранная, Богом поцелованная. Вы великая, вас не должны запоминать немощной". Немедленно мы привезли платье, имитацию бюстгальтера, привезли парик и вернули зрителям ту Касаткину, которую они помнят. Когда она вышла и посмотрела на себя в зеркало, она заплакала, потому что сама себя не узнала. Попросила сигарету закурить. Она не курила уже к тому времени, но нужно было справиться с нервами. И вы знаете, через год ее не стало - день в день с интервью.

- То есть вы живете не зря, если даже один такой подвиг сделали ради женщины...

- Это не подвиг, это моя журналистская работа. Людмила Ивановна - легенда кино. На ее фильмах выросло наше с вами поколение, поколение наших детей, поколение наших мам. Это актриса, которую должны запомнить такой, какая она была. Вот и всё. Мы же не очень хотим, чтобы наши фотографии в болезненном состоянии появлялись в СМИ. Мы все равно пытаемся сделать селфи там, где мы покрасивее.

- Так к вам, наверное, очередь стоит из людей, которые хотят попасть в передачу и выглядеть лучше, чем они есть на самом деле?

- Я не знаю. Но знаю, что редко кто отказывает.

 

«Проблема современной журналистики - отсутствие личностных качеств»

 

- А как происходит выбор героев? Были такие, к которым возникало неприятие?

- Все на уровне диалога. Ты влюбляешься, хочешь рассказать о человеке, звонишь, начинаешь с ним общаться, может быть, встречаешься. И вот это как химия, как любовь - случается или нет. Я не знаю как. Есть, конечно, люди, которые на экране кажутся необыкновенными, а в жизни оказываются склочными, мелочными и так далее. Это очень неприятно. И я за это не берусь. Я не хочу врать своей аудитории и быть фальшивым тоже не хочу. Как-то недавно пошутил: "В программах Майорова видно, кого он любит, кого не очень".

- А все-таки как ваша честность вписывается в коммерцию эфира? Ведь большая часть каналов стремится за развлечением, а не за открытием человеческой души.

- Как показывает практика, не все так безнадежно. Почему? Потому что в проекте "Однажды" на НТВ у меня нет цензуры, мне не диктуют, кого снимать, кого не снимать. И у меня могут появиться лица разных каналов, звезды разных фильмов, у меня появляются звезды балета и оперы. Вы не поверите, мы иногда дискутируем с продюсерами канала, будет ли это популярно у аудитории или нет. Но смею вас заверить, что историю братьев Абдразаковых, Анны Нетребко, Елены Васильевны Образцовой, Олега Павловича Табакова, Дмитрия Александровича Хворостовского зрители посмотрели с удовольствием. Кстати, последнее интервью, которое Хворостовский дал в своей жизни, было дано мне. Куча каких-то, может быть, не очень известных артистов, но талантливых - все герои программы, и на рейтингах и долях это никак не сказывается. Зрители с удовольствием посмотрели программу, где была наша кинозвезда Екатерина Климова, историю памяти Баадура Цуладзе, а его мало кто помнит.

- Вы один из немногих на российском телевидении, кто имеет собственное мнение и может его высказать. Как считаете, это ваш плюс или минус?

- Я не профессиональный журналист, я не заканчивал факультет журналистики. У меня актерское образование и получил я его тогда, когда в стране образование было никому не нужным. Инженеры шли торговать, артисты - работать проводниками или что-то продавать. Так получилось, что со своим актерским образованием я оказался на телевидении и автором своих проектов я стал, накапливая некий опыт. Писать меня никто не учил.

Сергей Майоров уверен, что «научить журналистике невозможно».

- Можно объяснить людям, попытаться развить в них личностные качества для того, чтобы они воспринимали мир, чувствовали, были неравнодушными, актуальными, резонансными. Журналист - это некий проводник. Мне кажется, что одна из проблем современной журналистики - отсутствие личностных качеств. Почему я благодарен своему театральному образованию, тому, что наши педагоги, например, оценивали нас и не говорили "талантливый" или "неталантливый". Нам говорили "звучит", "не звучит". И вот желание открыть что-то в себе и быть не таким как все, наверное, мне сейчас помогает. У меня нет архетипов, которым бы я следовал, которым подражал.

- Но речь идет не просто о журналистике, а о российском телевидении, которое называют зомбоящиком.

- Мне не нравится слово «зомбоящик». Я не считаю, что работаю в зомбоящике. Я считаю, что это некий штамп и некое клише. Вполне возможно, что это может подойти к каким-то государственным каналам или выпускам новостей. Хотя, поверьте мне, такой свободы, как у нас, нет, например, в Америке. Там еще хуже зомбоящик. Просто надо внимательнее посмотреть. Это все миф, что там больше свободы, а у нас ее меньше. У меня дома пакет, по которому за небольшие деньги можно смотреть 300 с лишним каналов. Я могу смотреть исторический канал, психологический, спортивный, киноканал.

 

«Телевидение - это виртуальный побег из реальности»

 

Майоров уверен, что программа, которую он ведет, - «тоже не из зомбоящика».

- Мы пытаемся сохранить человеческие интонации и по-человечески рассказывать людям о тех героях, которые впечатлили нас. Для меня это способ делиться пережитым, информацией и событиями с аудиторией, которая меня смотрит. И я их не зомбирую, меня прет от того, что «ребят, смотрите, я вам сейчас что-то расскажу». Я человек, способный воспринимать мир. Во мне много впечатлений, они возникают ежечасно. Любопытство - главная основа журналистики. Когда мне это интересно, я пытаюсь предложить своим зрителям то, что впечатлило меня.

- Что бы вы делали, если б телевидение не появилось в вашей жизни? Стали бы журналистом или все-таки остались актером?

- Недавно у меня спросили, что бы я делал, если бы вернулся в театр. Я бы, наверное, все равно что-нибудь рассказывал со сцены. Был такой жанр при филармониях - чтецы назывались. Когда читали стихи, какую-то литературу со сцены. Я бы, наверное, был Ираклием Андронниковым, писал и выступал со сцены с какими-нибудь лекциями.

- Вы пять лет не выходили в эфир. Какие ощущения? Поняли, что зависимы от телевидения?

- Но я же не переставал им заниматься. Понимаете, наши лица, наши телерожи, к сожалению, зависят от настроения начальников. Я и не ожидал, что вернусь на НТВ, где 21 год назад начал карьеру. Я был одним из первых ведущих, кто начал вести на НТВ утренние блоки. У меня были новости шоу-бизнеса. Это случилось 11 ноября 1996 года. Тогда Жанна Агалакова, Марианна Максимовская работали в утреннем блоке, Андрей Черкасов, Кричевский, Норкин, Виталий Бузуев...

- Получается, вы мэтр - больше 20 лет в эфире.

- Нет, я не мэтр, я полмэтра. 21 год назад я вышел в эфир, не думал, что вернусь на НТВ, но я никогда не бросал телевидение. Я спокойно отношусь к себе в эфире, не считаю, что есть понятие телезвезда. Если ты телевизионщик, ты и текст напишешь, и сюжет снимешь, и фильм снимешь и смонтируешь, и объяснишь, как свет поставить. Я никакой работы не боялся и эти пять лет все равно занимался профессией.

- Зритель, наверное, этого не знает, потому что привык видеть вас в качестве ведущего, автора проектов, но вы еще и продюсер. То есть вы знаете тележурналистику в том числе  и изнутри. Что вам в этом качестве важно продвигать в массы?

- Я бы все-таки больше хотел образовывать людей. Потому что считаю, что телевидение - это уникальное средство массовой информации. Мы живем в большой стране и мир большой. Я вырос на продуктах, которые меня развивали. Это был Сенкевич, Дроздов, Молчанов. Уникальный Молчанов с программой "До и после полуночи". Я ждал их программы, и они помогали мне открывать мир. Потом с их рассказами, со своими детскими впечатлениями я проецировал на себя, с чем-то соглашался, с чем-то нет, но, благодаря им, у меня возникла жажда жизни, жажда открытий. Мне интересно все. Я готов лететь, ползти, идти пешком, чтобы что-то удивительное для себя открыть.

- А что бы вы не сделали на телевидении?

- Я бы, наверное, не работал в криминальном жанре. Это совсем не мое. Я не очень понимаю его существование, я не понимаю, для чего это. Мы же и так видим, что в жизни происходит. Мне кажется, что телевидение - это такая штука, когда, нажав на кнопку, ты можешь совершить виртуальный побег из реальности. Туда, где хорошо. На час, на полтора позволить себе возможность о чем-то подумать, совершить какие-то открытия, что-то почувствовать. Я бы точно занимался образовательным, развлекательным телевидением. Оно разное. Главное, чтобы оно было нескучным.

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе