Регион

Эксперты: «Оценка эффективности мэров порой превышает уровень доверия населения»

24.09.2017 Александр КРАСОВСКИЙ
«Агентство политических и экономических коммуникаций» (АПЭК) выпустило очередной аналитический продукт о работе властей Башкирии. Аналитики «АПЭК» рассматривают степень влияния региональной администрации на муниципалитеты, сопоставляют эффективность местных властей и отдельно анализируют деятельность администрации Уфы.

Властная вертикаль - дело привычное

 

В преддверии президентских выборов 2018 года мы видим усиление центростремительных тенденций, когда федеральный центр желает контролировать практически все общественно-политические процессы, происходящие в регионах. Такой же управленческий подход транслируется и к условно независимому институту местного самоуправления, который в нашей стране изначально носил скорее декларативный характер. По сути, как таковой особый статус муниципальных властей, закрепленный в российской Конституции, без реальной экономической самостоятельности мало чего стоил. Централизация власти и в имперский и в советский периоды были абсолютной нормой, поэтому исторические традиции России как унитарного, а не федеративного государства сохраняются. Только «парад суверенитетов» 90-х прошлого века можно в какой-то степени отнести к периоду реальной автономии субъектов РФ. Но и здесь стоит учитывать, что главной целью ельцинской политической элиты того времени было именно де-юре сохранение своей власти, а не территориальной целостности России и продвижения каких-либо демократических ценностей.

Впоследствии, как известно, все либеральные реформы фактически с треском провалились.

Сейчас же никаких федеративных договоров с субъектами страны уже не осталось, федеральная антикоррупционная повестка дня набирает обороты, а недавнее наделение губернаторов и глав республик правом инициировать отставку сити-менеджеров и муниципальных депутатов говорит только об усилении властной вертикали в формате «федеральный центр - регионы-местное самоуправление».

 

От конфронтации к консолидации

 

Эксперты «АПЭК» указывают, что сегодня политической субъектностью в стране обладают лишь некоторые руководители мегаполисов и экономически развитых муниципалитетов. С другой стороны, самодостаточность сити-менеджеров не всегда усиливает экономику региона и добавляет ей общественно-политической стабильности. Порой «обратной стороной медали» становится затяжная конфронтация между региональными властями и влиятельными градоначальниками. Так сити-менеджеры Екатеринбурга, Владивостока и ранее Омска - это однозначно политические тяжеловесы, а не просто муниципальные чиновники. Получив поддержку местной политической элиты, они стремились расширить свой уровень аппаратного влияния далеко за пределы отведенного им муниципального образования, а губернаторы ассиметрично использовали экономические рычаги, значительно сокращая финансовую поддержку нелояльных муниципалитетов. В итоге же пострадали мирные жители, оказавшиеся заложниками своеобразной внутренней войны местных и региональных элит.

В Башкирии главы крупных городов и муниципальных районов, как рахимовского, так хамитовского призыва скорее привыкли жить в системе жестких властных координат, где первое лицо республики и есть их главный начальник и хозяин. Даже удостоверения всех сити-менеджеров до недавнего времени подписывал глава региона, что уж говорить о согласовательных процедурах, которые они так или иначе во все времена проходили в Белом доме. И такой порядок пока никто не отменял.

Оба же варианта контроля за качеством работы мэров: через прямые выборы или законодательное ограничение самостоятельности последних перед главой Башкирии, в целом имеют право на существование. Другое дело, что инициатива сверху, а значит соподчиненость мэров губернаторам, скорее будет превалировать в современной повестке дня. Ведь Кремль в своей законодательной новелле наделяет всех руководителей субъектов РФ правом отставки мэров, и неважно как их ранее избирали, прямым тайным голосованием или через депутатский корпус муниципалитета.

Признание главами муниципальных образований властного старшинства Рустэма Хамитова вовсе не означает сформировавшийся в Башкирии закостенелости местных элит и отсутствия здоровых амбиций у сити-менеджеров. Поэтому командный, а не эгоцентричный управленческий подход в построении властной вертикали региона вполне жизнеспособен.

 

Ротация глав районов: коррупция или уход «по собственному желанию»?

 

Учитывая сложившийся за многие годы в Башкирии принцип верноподданичества глав районов и городов республиканским властям, говорить об их сопротивлении какому-либо решению «сверху» не приходится. Поэтому сменяемость муниципалитетов в целом идет как постепенное кадровое обновление, без негативных экстрафакторов. При этом антикоррупционный тренд прослеживается, но не носит тотального характера. Так абсолютное большинство глав муниципальных администраций уходит «по собственному желанию», без каких-либо претензий со стороны правоохранительных органов и руководства региона. Хотя федеральные структуры сегодня занимают равноудаленные позиции от властей и имеют гораздо большие, нежели раньше, возможности инициировать громкие «посадки» нерадивых чиновников.

Прошлогодние коррупционные истории в Агидели, Кушнаренковском и Кигинском районах говорят о том, что правоохранители выполняют свой долг, а региональные власти не препятствуют им в этом.

Кстати, местные управленцы Башкирии пока редко рекрутируются (кроме недавних назначений экс-глав муниципалитетов Ильшата Фазрахманова и Николая Хорошилова), на более высокие государственные посты, что подтверждает недостаточный уровень их компетенции.

 

Протестный потенциал малых территорий: тихие районы и буйные города

 

Общепринято считать, что население более требовательно к муниципальным властям в крупных городах, а вот в сельской местности жители практически не проявляют активисткой политической культуры. В целом такая картина относится и к Башкирии, в которой недовольство населения по отношению к местным руководителям, в основном, аккумулируется именно в городской среде. При этом протест может выражаться в различных формах: этнический, социальный и экологический.

Так, социальный протест действительно способен проявляться в экономически неустойчивых муниципалитетах и территориях с промышленными, градообразующими предприятиями, таких как Стерлитамак, Салават, Агидель, Кумертау, отчасти Белорецк.

С другой стороны, создание территорий опережающего социально экономического развития (ТОСЭР) в ряде муниципалитетов может частично нивелировать такую ситуацию. В 2016 году созданы ТОСЭР в Кумертау и Белебее, и на подходе в 2017 году еще четыре моногорода: Нефтекамск, Белорецк, Благовещенск и Учалы, оформившие заявки на создание ТОСЭР и заручившиеся предварительными договоренностями с потенциальными частными инвесторами - будущими резидентами ТОСЭР.

Этнический протест носит ситуативный, а не постоянный характер, но в случае его эскалации, он может стать резонансным, перерастая в межнациональную рознь и даже сепаратизм. При этом общественные настроения могут «подогреваться» различными политическими силами в любой момент времени, даже без явных на это причин. Например, через информационные вбросы и обсуждения в социальных сетях актуальной тематики, затрагивающей национальный вопрос.

Например, Зауралье в этом вопросе уже давно является своеобразным индикатором межэтнических настроений и хорошо отражает консолидированное мнение разнообразных национальных объединений. Например, протестная активность за обязательное изучение башкирского языка в школах республики сразу нашла свое отражение в горячих дискуссиях в районных группах «Подслушано» социальной сети Вконтакте, и в итоге способствовала мобилизации сторонников башкиризации даже из отдаленных сельских территорий, приехавших в Уфу на недавний протестный митинг 16 сентября.

Экологический протест в крупных башкирских городах и мегаполисах, в основном, аккумулирует настроения правозащитников и экологических организаций. В Уфе и близлежащем Уфимском районе несколько лет назад негативно была встречена идея городских властей о создании крематория, призванного решить проблему с многочисленными захоронениями на ограниченной территории муниципалитета. Аналогичной, но менее ярко выраженной стала и реакция ряда общественных организаций на строительство лесоперерабатывающего завода «Кроношпан». И хотя впоследствии надзорными органами были проведены различные исследования и проверки, и фактов нарушения экологического законодательства выявлено не было, некоторые общественники до сих пор протестуют против работы этого предприятия.

 

Эффективность и политическая выживаемость градоначальников

 

По данным экспертов, на оценку эффективности работы муниципальной власти местным населением города или района влияют множество факторов. Так помимо качественного исполнения своих прямых обязанностей жители населенных пунктов выдвигают к чиновникам и претензии, связанные с такими нарушениями, как кумовство, коррупция, продвижение интересов «своих» людей. Проведенный в Башкирии компанией «Социс-эксперт» социальный опрос, показывает, что положительно оценивают работу главы своего муниципалитета только 40,7 процентов опрошенных. При этом число тех, кто считает работу главы местной администрации неэффективной, тоже достаточно существенно – 36,4 процентов. И это самый высокий показатель среди региональных политических институтов. 22,8 процентов респондентов со своей позицией не определились. В результате мы наблюдаем ситуацию, когда оценка эффективности работы сити-менеджера порой превышает уровень доверия к нему со стороны местного населения.

Поэтому порой на своих местах остаются непопулярные руководители муниципалитетов, которые исправно выполняют «норму-план», но не более того - Гафурийский и Дуванский районы. Помимо «статистов» стоит выделить и категорию глав администраций, названных «варягами», иными словами они не являются выходцами из муниципальных образований - Иглинский и Ишимбайский районы. Есть местные руководители с устойчивыми аппаратными позициями, как в Караидельском и Шаранском районах, опирающиеся на негласную поддержку как предпринимательских кругов, так и силовиков. Таким образом, главы муниципалитетов сохраняют свои посты, даже при поступающих на них жалобах.

При этом стоит отметить и популярных среди населения глав администраций, опирающихся не только на «группы влияния», но и обладающих доверием местного населения. Среди них глава Аскинского района Фларит Усманов и возглавивший Мишкинский район после скандального ухода бывшего главы администрации опытный управленец Рустам Мусин.

Социально-экономическую ситуацию в каждом муниципалитете справедливо оценивать, как с точки зрения демографической ситуации, наличия в муниципалитетах промышленных предприятий, уровня безработицы, уровня инвестиций в местные бюджеты, так и доступа местного населения к образованию и медицине, экологической ситуации и конечно продолжительности жизни.

 

Новый облик мэра Ялалова и «перезарузка» уфимской мэрии

 

Уфа безусловно является не только административным центром региона, но и крупнейшим экономическим и общественно-политическим субъектом, в котором проживает пятая часть - 1 млн 125 тысяч человек - жителей республики. А семь районов башкирской столицы сегодня также представляют фактически полноценные городские агломерации со своей инфраструктурой, социокультурными особенностями и большим экономическим потенциалом. Однозначно позитивным фактором в развитии мегаполиса стоит отметить выполнение федеральной повестки на омоложение руководящих кадров. Так за прошедшие годы, с 2015 по 2017-й кадровой ротации подверглись пять из семи руководителей районов Уфы. Выполнение амбициозных задач по улучшению облика столицы Башкирии и привлечения новых крупных инвесторов требует совершенно новых управленческих подходов, а также создание дополнительных условий во всех районах Уфы.

С другой стороны, январский снежный коллапс, с которым также столкнулись Омск, Новосибирск, Нижний Новгород и Пермь, и коррупционные скандалы, вокруг уфимской мэрии в один момент сфокусировали общественное внимание горожан на низком качестве работы муниципальных служб. Запоздалые действия чиновников администрации Уфы вызвали широкий общественный резонанс, в том числе и со стороны республиканских властей. Скорая же реакции главы Башкирии Рустэма Хамитова с нареканиями работы городской администрации через некоторое время породила и слухи о сформировавшемся затяжном конфликте «двух глав». Вместе с тем критика работы муниципалитета носила скорее назидательный и ситуативный характер.

Тем более с весны этого года после кадровых изменений в мэрии и увольнении ряда высокопоставленных муниципальных чиновников сити-менеджер столицы Башкирии сделал не только организационные выводы и скорректировал свои управленческие подходы, но и выдвинул несколько прорывных предложений по развитию муниципалитетов на полях «Московского урбанистического форума» в июне этого года. Мэр Уфы предложил пересмотреть модель распределения бюджетных средств в пользу городов по китайской модели: треть в федеральный бюджет, треть - в региональный и треть сохранить городу. На сегодняшний день, по словам Ирека Ялалова, в мегаполисах остаётся лишь 10 процентов от собираемых им налогов. Также после горячих споров с минфином региона мэру Уфы удалось добиться увеличения доходной части городского бюджета на 1,75 млрд рублей. Процесс «перезагрузки» в итоге, скорее не ослабил, а наоборот повысил аппаратные позиции уфимского градоначальника.

Другие новости

АвтоКар +
Фронтальный погрузчик NEO 300, новый, в Уфе
Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе