Хронограф

В Башкирии в течение 20 лет людей преследовали по национальному признаку

19.03.2019 Александр КОСТИЦЫН, Федор ЛЫТКИН
Обкомовское начальство в Башкирской АССР много говорило об интернационализме, дружбе и равноправии народов республики, незыблемости конституционных прав её жителей. Устраивались митинги, слеты, фестивали и прочие шумные мероприятия. Это была парадная сторона тогдашней жизни. Но параллельно существовала и другая действительность: скрытая и мрачная, о которой немногие знают и теперь.

Один из утаённых от жителей республики фрагментов выступления секретаря ЦК КПСС Егора Лигачева на февральском пленуме 1988 года

В газете «Советская Башкирия» подвергали цензуре обличающие тексты ЦК КПСС

Согласно данным официальной статистики, в Башкирской АССР проживало более 100 наций и народностей. Каждый третий брак в республике тогда, как, впрочем, и сейчас, был межнациональный. Каких-либо трений между обычными людьми в повседневной жизни не возникало. Ещё в 1913 году видный финский этнограф, профессор Уно Хольмберг, проведя несколько месяцев в полевых экспедициях на северо-западе современной Башкирии, заметил: «Здесь невозможно не удивляться, как разного рода народы проживают по соседству без признаков какой бы то ни было зависти или спорах о границах. Я видел, какое они другим оказывают гостеприимство, едят за одним столом, пьют чай из одного самовара»!

Проблемы, которые исподволь зародились при Зие Нуриеве, обострились при следующем партийном боссе – Мидхате Шакирове. Эти трудности были искусственными и возникли из-за игнорирования национальных запросов людей и грубого администрирования в такой тонкой сфере, как языковой вопрос.

Уже после отставки Мидхата Закировича в июне 1988-го, в республику приезжала комиссия ЦК КПСС, что само по себе было беспрецедентно, ревизоры объехали более 30 городов и районов. Проверяющие встречались с людьми, общественниками, изучали состояние дел в межнациональных отношениях. Перед этим на февральском пленуме 1988 года второй человек в правящей партии Егор Лигачевохарактеризовал положение в республике как «ненормальное», а на совещании работников прессы в апреле того же года у секретаря ЦК Александра Яковлева ситуацию с татарским, марийским, удмуртским и другими языками в Башкирии вообще назвали «просвещенческим произволом».    

- Татарские школы переводили на башкирский язык обучения по распоряжению обкома, - вспоминает общественник и журналист Карим Яушев. – Действовали грубо. В ответ татарские родители массово писали письма в Москву. 

Приезд московского начальства был не только реакцией на волну жалоб из республики и критику на февральском пленуме. Дело в том, что «Советская Башкирия», опубликовавшая выступление второго секретаря ЦК Егора Лигачева, подвергла цензуре его текст, вырезав негативную оценку положения с татарским и прочими местными языками. Мало того, из речи члена политбюро изъяли даже фрагмент о разваливающейся уфимской школе № 113, учителя и родители учащихся которой сумели пробиться к самому Егору Кузьмичу. 

Но вскоре материалы пленума вышли отдельной брошюрой тиражом 3 миллиона экземпляров и подлог вскрылся. Подобное считалось очень серьезным проступком. Терпение Москвы лопнуло, и последовали оргвыводы.

Перед приездом комиссии на X пленуме обкома 13 мая 1988 года сняли с должности «по состоянию здоровья» непотопляемого редактора «Советской Башкирии» Николая Каменева, хотя претензии к нему, в том числе со стороны ЦК, предъявлялись на ещё VI и VII пленумах 1987 года.

Неприглядные выводы проверяющих начальство от людей скрыло, хотя кое-какие утечки все же имели место. Так ревизоры обратили внимание на то, что количество школ с преподаванием на татарском языке с 1970 по 1988 год уменьшилось с 1150 до 457. Резко сократилось число марийских, чувашских, удмуртских и мордовских школ. Исчезло упоминание о татарском языке в Конституции БАССР 1978 года и даже обзор газеты «Кызыл тан» на республиканском радио вели не на татарском, а на башкирском языке. Культурные связи с Татарской АССР свели к минимуму. Почти исчезли передачи на телевидении и радио на татарском и языках других народов. Шло интенсивное сужение сферы применения татарского языка и замещение его башкирским даже в районах компактного проживания татар. 

Увольнением Каменева дело не обошлось, и 29 июля 1988 года президиум Верховного совета БАССР одним указом ликвидировал минпрос, а другим отправил в отставку «в связи с упразднением министерства и переходом на другую работу» министра просвещения БАССР Сабилю Сулейманову, которая оказалась крайней в языковом вопросе. 

Ахмер Азнабаев, экс-завотделом науки и учебных заведений обкома

Затем, на XI пленуме 14 октября 1988 года уволили завотделом науки и учебных заведений башкирского обкома Ахмера Азнабаева и завотделом пропаганды и агитации Урала Бакирова«в связи с переходом на другую работу». Интересно, что спустя 10 лет Урал Насырович стал советником первого президента РБ Муртазы Рахимова

 

Люди массово уезжали из «марийских», «удмуртских» и «татарских» районов

 

Татары были вторым по численности этносом Башкирской АССР. Однако до 1990-х в республике из семи действовавших государственных театров не было ни одного татарского, несмотря на то, что самый первый профессиональный национальный театр «Нур» был татарским. Его организовала в Уфе в 1912 году 19-летняяСахибжамал Гиззатуллина-Волжская. При этом обкомовские чины не уставали врать, что «профессиональных актерских коллективов в дореволюционной Башкирии не было», а имя талантливой Сахибжамал, самой первой профессиональной актрисы у тюркских народов, стремились предать забвению.

Сахибжамал Гиззатуллина-Волжская, основавшая первый профессиональный национальный театр в Уфе

При Мидхате Шакирове народный, а, по существу, самодеятельный татарский театр «Нур», располагался в двухэтажном бараке между улицами Ленина и Карла Маркса на нечетной стороне Чернышевского. Кривое крыльцо из подгнивших досок, выцветшая фанерная табличка под стеклом и удобства во дворе… Представления давали, где придется. Потом и из барака попросили.

После отставки товарища Шакирова, несмотря на обещания начальства, дело не двигалось. Снова вмешалась Москва и 12 июля 1989 года решением уфимского горисполкома № 16/445 зарегистрировали татарскую театр-студию драмы «Нур». Правда, её учредителем выступило не государство, а НПО «Иммунопрепарат». Но и это был важный шаг. Своего угла у театра-студии не было. 

- Сначала приютил институт искусств, потом БГУ, а позднее ДК завода синтезспирт, - рассказывает сотрудница нынешнего театра «Нур» Гульшат Стасина.

Наконец, 29 августа 1991 года постановлением республиканского совмина № 205 театр-студия стала государственным театром, а в 1994 году началось строительство здания на улице 50 лет СССР, 36. 

В советской Башкирии в «черном теле» держались марийцы, и удмурты, проживавшие в неблагополучных северо-западных районах: Калтасинским, Мишкинским, Краснокамском и некоторых других. По слухам, эти народности «не любил» первый секретарь башкирского обкома Мидхат Шакиров. 

Первый секретарь Калтасинского райкома Радик Гаяноврассказал на VII пленуме обкома 23 июня 1987 года, что на его вопрос о причинах социальной отсталости района, он услышал от Ахмера Азнабаева: «О марийцах, удмуртах, калтасинцах особо не беспокоились». - Вот ответ заведующего отделом обкома партии! – обратил он тогда внимание представителей ЦК на равнодушие чиновника и эти слова вошли в стенограмму пленума.

Позже на девятой сессии Верховного совета БАССР 13 ноября 1988 года Радик Магданович поведал о другом характерном факте: «Район остается вне зоны обслуживания лучших театральных и концертных коллективов республики». Оказывается, ведущих башкирских артистов начальство не пускало на калтасинскую землю. Но в район по приглашению местных жителей стали регулярно приезжали артисты из Марийской АССР. Так происходило глупое и недальновидное вытеснение людей из культурного поля республики.

В конце 1970-х – начале 1980-х из-за полной безнадеги начался исход русского населения из Аскинского района, самого отсталого и запущенного в регионе. 

- Русские люди, покинув дома целыми деревнями покидали Аскинский район, - вспоминал бывший первый секретарь райкома Анатолий Понамарев. - Только за последние пять-шесть лет из района уехало 20 тысяч человек.

Вслед потянулись и татары. Похожие процессы начались в соседнем Балтачевском районе. Мало того, из-за миграции возникла сильная гендерная диспропорция - на 6-7 девушек приходилось 10 парней, вынуждая последних покидать родные места.  

О ситуации в Аскино узнали в ЦК и Мидхату Шакирову пришлось срочно выделять фонды, прокладывать дорогу, чтобы можно было проехать в райцентр круглый год, тянуть водопровод, газ, строить школу. Сейчас в Аскинском районе осталось менее 19 тысяч жителей. Русских примерно 10 процентов. 

 

Аспирантами авиационного университета хотели сделать только башкир 

 

Осенью 1984 года обком направил в Уфимский авиационный институт анкету для будущих аспирантов и соискателей ученых степеней. В отделе аспирантуры пояснили, что преимущество при зачислении в аспирантуру УАИ будут иметь те, кто удовлетворяет одновременно двум критериям – имеет членство в КПСС и башкирскую национальность. А чтобы никто случайно не проскочил, анкеты предварительно требовалось направлять на согласование в отдел науки и учебных заведений обкома партии. Так обком пытался скорректировать «неправильное» партийное и национальное соотношение, сложившееся среди аспирантов и соискателей одного из ведущих технических вузов страны.

Нововведение было незаконным и вредным для науки, которая по определению беспартийна и интернациональна. Поэтому ректор УАИ Рыфат Мавлютоввместе с этой анкетой на серо-голубой бумаги размером в половину листа А4, без лишнего шума и огласки, сразу обратился в серьезные оборонные ведомства СССР, для которых институт вел научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, именовавшиеся тогда в официальных документах как «важнейшие». И генералы ВПК по своим каналам через ЦК быстро привели в чувство наших аппаратчиков. 

«Научным партийцам» было невдомек, что главной причиной «неправильного» процента явилось то, что в УАИ кроме уфимцев, готовили свои диссертации десятки москвичей и ленинградцев - специалистов ведущих оборонных организаций страны, научными руководителями которых трудились профессора института. Москва, разумеется, не могла допустить грубое и некомпетентное вмешательство в подготовку научных кадров, решавших ответственные для страны задачи.

Позднее, в 1988-м Рыфат Рахматулич рассказал, что в рамках реализации только одной из программ в 1981-1985 годах в УАИ «создано свыше 120 принципиально новых видов техники и технологических процессов», а объем научных исследований с 1970 по 1987 вырос в 10 раз. Институт даже в условиях административно-командной экономики стал высокорентабельным предприятием, в 1982 году вуз наградили орденом Ленина. 

Заметим, уровень зарплаты ученых в БАССР был самым низким в Уральском регионе, в том числе из-за отсутствия районного коэффициента. Но партийным начальникам до этого дела не было. Ведь чтобы добиться «уральских», требовалось ехать в Москву, просить за людей, доказывать. А вот на сельхозработы и уборку улиц научных работников гоняли регулярно. Особенно отличался в этом деле первый секретарь уфимского горкома Рим Рахматуллин, который ввел в городе «зеленые пятницы», когда сотрудники вузов, НИИ и КБ работали на «красной линии» вместо дворников и дорожных рабочих, что, впрочем, характеризовало общее отношение местного руководства к науке.

 

Учителей принимали в партию в случае «обращения» в пионеры немцев-баптистов

 

В республике была категория людей, оказавшихся вне закона – евангельские христиане-баптисты, жившие, в основном, в Давлеканово и являющиеся немцами по национальности. Баптисты подвергались беспрерывному уголовному и административному преследованию, шельмованию в прессе, травле по месту работы или учебы. По окончании школы выпускникам давали такие характеристики, что получение дальнейшего образования становилось невозможным. И это при том, что республика дружила с округом Галле из ГДР. По всей Башкирии, в том числе в Давлеканово, работали клубы интернациональной дружбы. В пионерский лагерь под Давлеканово приезжали дети из Восточной Германии. Но они, конечно же, даже не догадывались, какие мучения переживают здесь их соотечественники.  

- Баптисты всегда были самыми законопослушными и трудолюбивыми жителями Давлеканово, - рассказывает директор местного историко-краеведческого музея Массар Мухаметзянов. – Я ни разу не видел никого из них пьяным, курящим или нарушающим общественный порядок. Предки баптистов ещё в XIX веке заложили основу нынешней экономики города. Они никому не мешали, но партийные органы непрерывно их преследовали. 

Причем, непосредственными инициаторами гонений партийные органы сделали учителей. Так завуч Давлекановской восьмилетней школы № 1, где учились дети из баптистских семей, а сейчас это местный лицей № 4, Олег Введенский написал огромную статью-донос в «Ленинец», оформленную как «Письмо атеиста в редакцию».

Фрагмент статьи-доноса Олега Введенского в газете «Ленинец»

В ней этот «интеллигент до мозга костей» публично потребовал учинить расправу над «богомольными родителями» своих учеников. Сложно всю статью дочитать до конца - тяжелое ощущение возникает. Примеров, где педагог призывает к расправе над родителями своих учеников, встречать ещё не доводилось. 

Учитель Олег Введенский – автор «письма атеиста в редакцию»

Следствие и Фемида не заставили себя долго ждать, и вскоре по статье 142 УК РСФСР («Нарушение законов об отделении церкви от государства и школы от церкви». В 1991 году эта статья была исключена из Уголовного кодекса страны, - ред.) осудили Леонгарда Готманаи Зузу Фризен. Гневная статья Олега Введенского была признана на суде одним из главных доказательством «злодеяний». После судебной расправы тот же «Ленинец» отчитался обширным материалом «Финал деяний брата Лени».

Интересно, что один и тот же газетный навет, сфабрикованный в партийных кабинетах, исправно служил предлогом для других уголовных дел. Административные наказания никто и не считал – максимально возможные штрафы в 50 рублей как на конвейере штамповались административной комиссией райисполкома. Тогда это были большие деньги и штрафами многодетные баптистские семьи целенаправленно вгонялись в нищету.

В 1971 году осудили Нила Апышковаи вновь Леонгарда Готмана.

В 1974-м по решению родительского комитета Давлекановской восьмилетней школы № 2, а сейчас это средняя школа № 6, ходатайству её партийной и комсомольской организаций районный прокурор вынес постановление - отнять у родителей Адолину Готман, Петра Зименса и Геннадия Вайгнера

Но случилось мистическое! Директор школы, которого партийные органы заставили заниматься этим неприглядным делом, неожиданно скончался. 

- Видимо сильно переживал, - комментирует последнее обстоятельство Массар Зайнуллович, знакомый с ситуацией, сам бывший педагог.

Перепуганное начальство больше не рисковало покушаться на родительских правы баптистов. 

В том же 1974 году командир давлекановского комсомольского оперативного отряда «Юный дзержинец» Альберт Сафин, ученик школы, где ранее работал завучем Олег Введенский, участвовал в групповой драке, прогремевшей на всю Башкирию. Но драчуна даже не пожурили. Как не наказали и прочих активистов, распустивших кулаки в том пьяном мордобое. Шайки отморозков безнаказанно преследовали детей-баптистов, а «юные агитаторы» врывались «для профилактических бесед» в их жилища. 

- Школьников заставляли следить за баптистами, а учителей принимали в партию с условием обращения в пионеры своих учеников из этих семей, - снова вспоминает Массар Мухаметзянов.  

Иван Пресняков, первый секретарь Давлекановского райкома КПСС много лет преследовал местных баптистов

- Мы ставим вас в известность о беззаконии, чинимом местными властями, - читаем в письме давлекановских баптистов от 26 марта 1978 года генеральному секретарю  ЦК КПСС Леониду Брежневу. - Нас преследуют за воспитание детей, насилуя нашу совесть. Нас всячески оскорбляют, называя врагами народа, упрекают, что мы едим советский хлеб, что дети лечатся в больницах. Выходит, что мы лишены всяких прав.

Первого секретаря давлекановского райкома Ивана Преснякова, более десяти лет преследовавшего баптистов, уволили за целый ворох злоупотреблений, о чем 17 июня 1988 года рассказала «Советская Башкирия». Через месяц - в один день, его и Николая Каменева отозвали из депутатов Верховного совета БАССР.   

Николая Каменева и Ивана Преснякова отозвали из депутатов Верховного совета БАССР в один день

 

Чтобы скрыть аресты, народ кормили слухами про маньяков-расчленителей 

 

Лекторы «атеистических знаний» в Башкирской АССР любили рассказывать страшилки о «шпионско-подрывной деятельности» и «детских жертвоприношениях» баптистов. В январе 1982 года по республике стремительно разнесся провокационный слух о некем кочегаре-баптисте из Чишмов, который, будто бы, по ночам расчленял и сжигал в топке котельной тела своих ритуальных жертв. Этот, говоря современным языком, «вброс» послужил информационным прикрытием серии арестов, проведенных прокуратурой по поручению обкома партии в декабре 1981 года и последующей судебной расправы сразу над пятью баптистами. 

31 июля 1983 года убили в подстроенной аварии 21-летнего давлекановского баптиста Игоря Пугачева.

В 1985-м в очередной раз осудили Леонгарда Готмана и Леонида Пугачева, а на следующий год 20-летнюю Маргариту Готман, арест которой в вагоне поезда в июле 1986 года походил на спецоперацию по обезвреживанию вооруженных террористов. Так велик был страх партийных чинуш перед этой стойкой девушкой – ведь о ней писала диссидентская и зарубежная пресса и была организована кампания в её защиту. 

Легендарная Маргарита Готман

- Я очень счастлива, что нахожусь здесь не как вор или злодей, или убийца или как посягающий на чужое, а как христианка, - заявила Маргарита на суде в своем последнем слове.

Преследование баптистов Башкирии прекратилось только после отставки Шакирова и сейчас они считаются жертвами политических репрессий. Но их мучителям и в голову не пришло извиниться перед людьми, судьбы которых они поломали. Не зря Юрий Шевчук назвал то время в республике «байским социализмом».

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчики вилочные MITSUBISHI в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе