Регион

Убить мало. Криминолог: «У казанского стрелка могли быть сообщники»

18.05.2021 Альбина ИБАТУЛИНА
В школах Башкирии после трагедии в Казани усилят безопасность. Напомним, 11 мая в столице Татарии 19-летний Ильназ Галявиев из легального и зарегистрированного оружия расстрелял школьников прямо в классах. Жертвами безумного стрелка стали семеро подростков и два учителя. При этом убийца, покупая ружье, получил справку у психиатра. Что нужно менять в российской действительности, чтобы кровопролития больше не повторилось, мы попросили разъяснить криминолога Альберта Курманова.

Фото 9111.ru

По словам Альберта Сафуатовича, убийца купил ружье менее, чем за месяц до расправы. 

- Он прошел медицинскую комиссию, и справки от психиатра получал в короткий промежуток времени, - говорит эксперт. – А по телевидению показывали кадры допроса – очевидно, что стрелявший по детям - психически нездоровый человек. Я думаю, что любому, кто видел эти кадры, сразу видно, что он страдает глубоким поражением психики. Естественно, такому человеку нельзя доверять в руки оружие. А оружие, я подчеркиваю, – это предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой цели, то есть это то, что несет смерть. Причем несет смерть на расстоянии и умышленно. Не будем говорить, что справки психиатров можно откровенно купить. Хотя, наверное, такое тоже возможно. Да и обследование, в основном, носит формальный характер - нет никакого тестирования, нет работы со специалистом, исследования личности. В большинстве случаев все ограничивается проверкой по базе данных, состоял ли ранее на учете у психиатра или не состоял. Я думаю, сейчас будет очень серьезное разбирательство по этому поводу.

Альберт Курманов считает разумным ужесточить возможность получения оружия. 

- Наверное, надо ставить вопрос о повышении возраста, - поясняет он. – Сегодня оружие могут получать люди, достигшие 18 лет. Но все-таки 18 лет – это, наверное, еще не тот возраст. Тем более при получении оружия дается минимум знаний и очень короткий курс подготовки, да и экзамены условные. Можно ограничить выдачу оружия только тем, кто был в армии и прошел соответствующую психологическую подготовку. Бойцов обучают пользоваться огнестрельным оружием и боеприпасами, взрывными устройствами. Но не всегда ограничения на приобретение огнестрельного оружия будут являться панацеей. Бывали примеры, когда люди, вооруженные молотками, топорами, коктейлями Молотова совершали подобные нападения на образовательные организации. Конечно, риск большого количества жертв в этих случаях кратно сокращается, но тем не менее причинение серьезных увечий, в том числе со смертельным исходом, исключить полностью тоже нельзя.

Криминолог считает, что следует отметить оперативные действия государственных служб, которые смогли минимизировать последствия трагедии в Казани.

- Очень правильно действовали учителя, - говорит он. - Есть определенные методики, с которыми учителей знакомят, как вести себя в аналогичных ситуациях. У нас ведь с определенной периодичностью школы лжеминируют. Поэтому, конечно, учителя должны быть к этому морально и внутренне готовы, что подобная ситуация может случиться в любую минуту. Ведь родители, отдавая ребенка в школу, передают его из рук в руки. И дальше обеспечение безопасности по закону полностью ложится на образовательную организацию. То есть администрация школы должна предпринимать меры для того, чтобы подобные трагедии не происходили. Хотя, конечно, мы прекрасно понимаем, что гражданские люди объективно не смогут справиться с вооруженным агрессором. Система показала брешь, она не отвечает требованиям безопасности. 

Альберт Сафуатович полагает, что у казанского стрелка могли быть сообщники. 

- Он пришел в школу с взрывным устройством, значит каким-то образом получил инструкции, - объясняет криминолог. - Я не исключаю вариант, что кто-то в интернете давал ему эти инструкции. Ну и это не так просто – далеко не каждый сможет без специальной подготовки в домашних условиях собрать самодельное взрывное устройство, тем более такого сильного действия. Парень ведь приобретал необходимые ингредиенты, из которых потом собрал самодельное взрывное устройство. На мой взгляд, это недоработка правоохранительных органов. Мы знаем, что он выпускник этой школы, возможно, у него были какие-то личные конфликты, и он пришел туда разобраться. Но, как показывает практика по делам об экстремизме и террористической деятельности, зачастую подростки попадают под пагубное, дурное влияние взрослых людей. Которые потом подталкивают для совершения подобных тяжких преступлений.

Г-н Курманов уверен, что преступника взяли живым, чтобы получить ответы на вопросы, кто его направлял. 

- Были примеры, в том числе в нашей республике, когда люди, подозреваемые в терроризме, оказывали вооруженное сопротивление, и спецназ их ликвидировал, - комментирует он. - В большинстве случаев происходит так. То, что Ильназа Галявиева взяли живым, думаю, чтобы следствие получило ответы на вопросы: были ли сообщники, по какой причине, где он получил информацию об изготовлении взрывных устройств. И вполне возможно, что благодаря этому удастся выйти на людей, которые стоят за кулисой, и привлечь их к ответу.

Еще одной проблемой эксперт считает безопасность школ. 

- Школы охраняют непрофессиональные организации, неподготовленные для пресечения подобных преступлений. В большинстве своем на охране сидят вахтеры, пожилые люди, которые не обладают абсолютно никакими знаниями, тем более навыками для того, чтобы можно было как-то предотвратить подобную трагедию или пресечь действия вооруженного преступника. Здесь надо отдать должное, что в Казани охранник успел нажать на кнопку вызова и оперативно сработали правоохранительные органы. И здесь государство должно принять все-таки принципиальное решение, каким образом обеспечить безопасность школ. Потому что мы видим, что эти трагедии повторяются и это уже не случайность, это уже закономерность. К сожалению, никто не может исключить, что что-то подобное не произойдет впредь. И, вне всяких сомнений, большая доля профилактической работы все-таки ложится на образовательные организации. Потому что зачастую подобные преступления совершают либо действующие ученики, либо люди, которые ранее здесь учились. И в этом я вижу недостаток все-таки профилактической работы: то, что такие подростки выпадают из внимания соответствующих служб. Именно школа могла бы своевременно обратить на внимание и купировать асоциальное поведение на начальном этапе. Здесь нужна была работа школьного психолога либо передача этого подростка под контроль соответствующих социальных или психологических служб. Если бы этого оказалось недостаточно, естественно, информацию о нем следовало бы передать в правоохранительные органы, которые уже взяли бы его на контроль и, возможно, предотвратили бы трагедию.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921
Популярное

ОПРОС По какой причине вы бы сделали прививку от коронавируса?

Результаты

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии
Диадок

Фокус