Игры патриотов

Эксперт потребительского рынка: «Самое худшее время для экономики еще впереди»

08.06.2020 Альбина ИБАТУЛИНА
За два месяца существования режима повышенной готовности на потребительском рынке Башкирии произошли существенные изменения. Так, резко упал спрос на бытовые услуги, потому что люди экономят, но выросла потребность в медицинских анализах. Член совета по правам человека при главе региона Валерий Самохин рассказал, какие еще тенденции, связанные с масштабной эпидемией, можно наблюдать в потребительской сфере.

- Основная тенденция – это резкое падение покупательского, потребительского спроса. Я думаю, с чем это связано, пояснять не стоит. С момента введения режима повышенной готовности люди не могут реализовать потребительский потенциал. И в свете этого идет резкое, именно резкое, снижение делового оборота. В первую очередь на таких направлениях, как туризм, ресторанный бизнес, сфера услуг, которая связана с отдыхом, досуг и развлечения, торговые центры. Здесь мы видим наибольшие падения деловой активности. По некоторым статистическим данным, такое падение доходит до 70-80 процентов. 

- И какие могут быть последствия? 

- Любой предприниматель может какой-то период времени за счет старых запасов продержаться, может выплачивать зарплату своим сотрудникам, но это все не бесконечно. И в итоге получается, что люди вынуждены экономить. Даже те, которые хотят и хотели бы что-то приобрести, они либо этого не могут, либо боятся это делать. Это первое, с чем мы столкнулись, когда у нас началась так называемая пандемическая история. А на днях у нас было рабочее совещание с ситуационным центром, и наибольшее количество обращений связано с тем, что люди просят включить их предприятия в перечень работающих. Люди просто боятся, что они не смогут элементарно выжить, и просят: «Дайте нам возможность работать, дайте возможность зарабатывать так, чтобы мы могли получить средства для существования, чтобы мы могли прокормить свои семьи». 

- Но государство же оказывает пострадавшим отраслям поддержку…

- Эта поддержка, к сожалению, недостаточная с моей точки зрения, и она зачастую запоздалая. Более того, даже если она целевая и правильная, очень часто она, к сожалению, в местах сталкивается с той самой бюрократией, которая сводит на нет все усилия правительства. Мы видим, глава республики Радий Хабиров всеми способами, всеми силами пытается так или иначе поддержать местный бизнес. Но регионы не могут влиять на федеральные ведомства. Федералы подчиняются своему начальству, которое находится в Москве. Допустим, те же банки, а у нас, по сути, не осталось региональных банков, один-два и обчелся, они также подчиняются своему руководству, которое находится за пределами региона. И они не могут принимать какие-то самостоятельные решения. И когда люди обращаются с какими-то проблемами, наши местные власти в силу объективных обстоятельств часто не могут как-то повлиять на ситуацию. Могу привести конкретный пример. Все мы помним, что где-то в конце марта правительство объявило, в том числе и федеральная налоговая служба, о приостановке мер взыскания со счетов при наличии задолженности по уплате налогов, сборов и страховых взносов. То есть абсолютно разумные меры, если людям, предпринимателям не на что жить, если им не на что содержать своих сотрудников. Разумно на какое-то время объявить такой мораторий для того, чтобы эти деньги они смогли направить на поддержание своего бизнеса. Как трактовала наша местная налоговая ФНС такое распоряжение? Они говорят: «Да, мораторий есть, но он касается только текущего периода. Если у вас возникли просрочки во второй квартал, то есть в апреле, когда фактически у нас был режим самоизоляции, тогда да, в этом случае мы не будем вас штрафовать. Но поскольку у вас задолженность, допустим, за 2019 год, извините, ваши счета мы все-таки будем арестовывать, будем блокировать». Либо ситуация, когда на всю страну было объявлено, что предпринимателям разрешается отложить сдачу налоговой отчетности. Опять-таки с чем столкнулись наши предприниматели? В конце апреля у нас последний срок сдачи налоговой отчетности. Весь бизнес отчеты уже сдал, потому что никаких разъяснений на местном уровне не было. После того, как они отчетности сдали, налоговая разослала циркуляры: те предприятия, которые находятся у нас в списке пострадавших отраслей, могут отчетность сдавать позже. То есть это те самые бюрократические проволочки, которые зачастую сводят на нет те усилия, которые принимают наши и федеральные власти.

- Какой кризис теперь нас ждет?

- Если исходить из практики прошлых кризисов - 1998 года, 2008-го, 2014 года, то есть всегда основная проблема – это кризис ликвидности. Скажем, начинается кризис – банки перестают кредитовать, ликвидность резко вымывается с рынка, у людей нет денег, чтобы расплачиваться, и в итоге у нас идет кризис неплатежей. Нет денег – нет экономики. Монетарные власти научились, не только наши, но и во всем мире, справляться очень просто: включается печатный станок. Сейчас, если мне память не изменяет, они это называют мерами количественного смягчения, а де-факто в экономику вливается большое количество денег. А поскольку у нас есть кризис перепроизводства товаров, именно из-за этого не возникает инфляции, то есть денег много, товары начинают потребляться, зачастую деньги практически становятся бесплатными. Обратите внимание, у нас власти очень резко снизили ипотечные ставки, то есть ипотеку сейчас можно взять под небольшой процент. Это тоже одна из мер того самого количественного смягчения, то есть это попытка тем или иным образом реанимировать падающий рынок. Рынок встает, люди перестают брать ипотеку, им дают заманчивое предложение: «Пожалуйста, берите ипотеку дешево», «Подешевело – налетай». Люди налетают, то есть экономика так или иначе оживляется. 

- По вашим наблюдениям, какие-то отрасли выиграли от кризиса?

- Я обратил внимание, что у нас все-таки на счетах вкладов у граждан очень большие суммы. Если мне память не изменяет, по-моему, около 13 трлн рублей. Так вот очень большие суммы пошли сейчас на фондовый рынок, то есть ставки банков по вкладам упали, а деньги у достаточно большой части населения есть. Куда эти деньги направить? Они нашли единственный способ – направили в фондовый рынок. Вот я сейчас смотрю, у нас фондовый рынок оторван от реальности, то есть реальная экономика падает, в реальной экономике проблемы, а в фондовом рынке идет резкий рост. За счет чего? Просто за счет того, что туда пришли деньги. Деньги пусть и непрофессиональных инвесторов, но они очень большие. Поэтому это та же проблема, которая в ближайшее время у нас может выстрелить. Все-таки фондовый рынок – это всегда был опережающий индикатор экономики, а у нас сейчас получается резкий разрыв между реальной экономикой и экономикой биржевой.

- Будут ли падать цены на строительном рынке?

- Я все-таки думаю, цены будут падать, потому что расти им, собственно, пока что не на чем. Для того чтобы цены росли, должен быть какой-то ажиотажный спрос. А строительная отрасль выживет в любом случае, потому что это локомотив любой экономики. Слишком многое завязано на стройку. Вспомним 2008 год, тогда городские власти выкупали целые кварталы только для того, чтобы поддержать падающий рынок. Сейчас такого падения пока нет. Да, есть некоторое падение, есть некоторое замедление спроса, но в Москве, если мне память не изменяет, по сравнению с прошлым годом на рынке вторичного жилья. Но это можно обосновать и тем, что был режим самоизоляции, элементарно нельзя было поехать и вживую посмотреть квартиру. Есть понятие временного лага в экономике, как правило, когда прилетает так называемый «черный лебедь», то есть что-то неожиданное случается. Этот временной лаг составляет до полугода. У нас этот лебедь прилетел в конце марта, и мы шесть месяцев отсчитываем, выходит где-то август-сентябрь, то есть любимые месяцы в нашей экономике, когда случаются какие-то неприятности.

- Самое худшее впереди, получается? Хотелось бы, чтобы вы дали какие-то советы потребителям…

- Первый совет потребителям – стараться избежать абсолютно ненужных трат, то есть режим пусть не жесточайшей, но разумной экономии. Если есть возможность, закрывать кредиты, потому что, если будет резкое ухудшение в экономике, кредитная нагрузка может потом негативно сказаться даже на тех, кто считал себя вполне благополучным и успешным. Ведь когда человек берет кредиты, он рассчитывает на какое-то стабильное поступление, правильно? А сейчас у нас многие отрасли оказались фактически в режиме ожидания, то есть они просто не работают. Поэтому режим разумной экономии – это два. И по возможности все-таки надо, но я не могу посоветовать это всем, переходить на работу в сельское хозяйство. Производство продуктов питания на сегодняшний день, наверное, одна из самых интересных отраслей, которая не только выживет, но и будет развиваться. Поэтому надо все-таки смотреть и подыскивать себе какие-то запасные аэродромы. Это то, что можно посоветовать.

Другие новости

АвтоКар +
Скидки на погрузчики!
Сегодня
Популярное
Услуги эвакуатора в Уфе и пригороде.
От 1 тысячи рублей.
8-927-086-1921
Популярное

АвтоКар +
дизельные погрузчики в наличии