Стадион

Ляйсан Утяшева: «Я не покидала республику. Может быть, Башкирия обо мне позабыла»

13.10.2019 Вика ЗВЕРЕВА
Одна из самых выдающихся художественных гимнасток мира – пример того, как девочка из башкирского поселка благодаря трудолюбию достигла небывалых высот. После окончания спортивной карьеры Ляйсан Утяшева добилась новых результатов: в шоу-бизнесе, творчестве и семейной жизни. Вела передачи о спорте и здоровье на различных каналах, пробовала силы в балете, презентовала собственное танцевальное шоу, снималась в сериалах и озвучивала мультфильмы. Вместе с супругом – резидентом Comedy Павлом Волей - Ляйсан воспитывает детей Роберта и Софию.

«Маме приходилось все время жить в состоянии войны»

 

Ляйсан Утяшева стала настоящей звездой, но о земляках не забывает. Не так давно в башкирском Полпредстве при президенте РФ в Москве она встретилась с ребятами из региона, которые учатся в столичных вузах. На встрече спортсменке вручили презенты, связанные с родиной - башкирское национальное украшение, мёд, курай и кубыз.

- Как только это окажется на мне, в моей жизни все изменится, - обрадовалась Ляйсан, увидев украшение.

Телеведущая сразу же примерила стилизованную вещь и осталась очень довольна. Ляйсан очень обрадовалась и музыкальным инструментам, заметив, что ее сын Роберт их очень любит. Более того, телеведущая попросила записать видео для Роберта, как правильно играть на курае.

Кроме того, Утяшевой предложили быть председатель жюри конкурса красоты "Московская Краса", который проводит Ассоциация башкирских студентов. Конкурс ежегодный, в этом году пройдет уже в пятый раз.

- На ваш взгляд, каким должно быть землячество Башкирии?

- Как я вижу, это должна быть большая коллективная работа. И нужно дать слово молодежи. Мы все понимаем, что молодежь периодически бросается от одной тенденции к другой. Но если провести опрос, в среднем вы увидите желания и потребности молодежи. Моя мама в свое время тоже была признана самой красивой девушкой института. Но было очень много разных стереотипов, было очень тяжело пробиваться молодежи. На тот момент маме все время приходилось что-то доказывать, все время жить в состоянии войны. Войны с самой собой и сложившимися обстоятельствами, стереотипами. Нам прежде всего надо избавиться от стереотипов, а иначе будет огромная пропасть между молодежью и старшим поколением. А вот если объединить амбиции молодежи и устои, уклады и мудрость старшего поколения, которые прожили много, переживали кризис, строили эту страну, старались и были верны сами себе, своей семье и республике, вот в этот момент случится золотое время. Когда все друг друга начнут слышать, а не перевирать информацию как испорченный телефон. Меня покорили в Новой Зеландии маори - полинезийцы, которые приехали очень давно на эту землю. Они не сдались как индейцы американцам, маори отстояли себя. Они все разъезжаются - кто в Америку, кто в Европу, но все съезжаются на праздники. Если одного человека из племени маори обидели в мире, то все маори встают на дыбы и защищают своего. Они не разбираются. Им неважно, что там говорят, потому что он свой, а значит надо за него заступиться. И именно этого не хватало моей маме.

- Как сделать так, чтобы молодежь возвращалась в Башкирию после окончания вузов?

- Ребята-то вернутся... Мне очень нравится философия тайцев. Они разъезжаются по всему миру, завоевывают его аккуратненько и возвращаются домой с добычей. Здесь такая ситуация, что надо молодым, юным башкирам дать возможность себя где-то развивать. Необязательно их всех заставлять вернуться домой. Вот не это. Пусть они развиваются, приезжают и делятся своим опытом. Делятся тем, чему научились в вузах. Но надо сделать такую обстановку, я пока не понимаю как, чтобы им захотелось приезжать домой. Чтобы их не пугали какие-то "надо", чтобы у них был посыл приехать и дать, например, мастер-класс, поговорить с молодежью, направить в какую-то сферу. Все идет от любви, и если мы говорим по-настоящему, что хотим что-то менять, то надо подходить не с позиции силы, а с позиции любви. Чтобы они знали, что их дома любят, всегда примут и поддержат любые самые сумасшедшие идеи. Например, у меня дядя Рустам Кираев говорит: "Я люблю свою родину, хочу здесь развиваться, мне предлагали работать в Москве, но я в Уфе". Это классно, прекрасное решение. Значит, обстановка, в которой Рустам находится, благоволит. Молодежь где-то училась, приехала и ребятам дали инвестиции, силы, связи, возможности, вот тогда это будет сильно, мощно. Нужно, чтобы какие-то события происходили в Башкирии. Например, музыкального характера. Чтобы Земфира, например, почаще приезжала в Уфу, художников хвалить, делать выставки, фотовыставки. Молодежь должна говорить: "Я домой, там у нас огонь, олимпиада, спартакиада, что-то происходит, театральное событие крутое". Но над этим надо работать и пройдут годы.

 

«С четырех до шести лет я ходила за коровой»

 

- Есть ли у вас в Башкирии место силы? В четырехлетнем возрасте вы уехали из республики, но часто приезжаете сюда.

- Я не покидала республику. Может быть, республика обо мне позабыла. Я приезжала каждое лето в Раевку к моим нэнэй и картатаю. Это мое место силы, я во всех интервью говорю про свою Раевку и как я ее люблю. С четырех до шести лет я ходила за коровой, потому что бабушка просила. Для меня весь этот поход был потрясающим экспириенсом. Я сейчас про это своему сыну Роберту рассказываю. Я его так назвала потому, что нэнэй сказала: "У тебя есть троюродный брат Роберт, башкир, вот так и называй". Вот Роберт Павлович Воля уже был в Раевке в три года. Мы гуляли, показывали места, где мама ходила за коровой. Теперь, когда я у него спрашиваю, какая у тебя мечта, он говорит, что хочет быть как мама и пойти за коровой. Так что Раевка - мое место силы. Дом нэнэюшки и картатаюшки - это откуда все начинается. Они живы, я им помогаю, но они очень тяжело пережили смерть мамы. Но не будем об этом.

- Какое событие, связанное с республикой, греет вашу душу?

- Это всегда Раевка, детство. Помните, мы все любили приезжать к бабушке? И меня греет наша улица, Альшеевский район. У меня аж сердце щемило, когда я подъезжала туда со своей подругой. Это запах сена, это колдобины в дороге, хочется их, конечно, убрать, но они памятные такие. Это уже стиль Альшеевского района, колдобины должны там быть. Вот это все я помню и мою нэнэюшку, которая выходила ко мне каждый раз. Это всегда до слез. И еще мои подружки, с которыми я дружила. Я их всех помню и все время спрашиваю, как у них с личной жизнью, как у них дела, родили или нет. Для меня это очень важно. Помните колонки, в которых воду набирали и ведра таскали? Я сейчас очень переживаю, почему их убрали? Они не функционирующие, я пробовала, когда приезжала год назад. Это такие памятные вещи. Нужно проводить экскурсии, чтобы туристы из-за границы приезжали и знали, что такое Башкирия. Потому что я про маори, например, знаю, а маори про Башкортостан не знает. И когда я начала на карте все показывать представителю маори, он сказал, что ему очень интересно, что они готовы приехать и почему они вообще про это не знают. Нужно, чтобы были экскурсии, чтобы было что показать людям. Это тоже очень важно. Кумыс после бани - это же вообще восторг. Пашка тоже влюбился в кумыс. Кумыс надо продвигать и наш мед. Кстати, про мед в России знают, а про кумыс - нет. К сожалению, в самолете кумыс взрывается, а на поезде киснет. Я пыталась довезти в Москву, но не получается.

- Какие блюда бабушка готовит для вас?

- Я уже для них готовлю. Мне стыдно, когда старики стоят на кухне, а я должна сидеть на диване. Я кто такая? Я внучка, поэтому я иду и готовлю манты. Нэнэй мне все время говорит: "Слишком мелко режешь лук", поэтому я работаю над этим. Я подлечила немного нэнэечку - с коленочкой была проблема. Это я сейчас к молодежи обращаюсь - не забывайте про стариков. Старики - наше всё. Бабушки, нэнэйки, картатайки - наша сила и к ним надо очень нежно и трепетно относиться. Печально слышать, когда нэнэй мне объясняет, что в деревне говорят: "Ляйсан к тебе приезжает, Павел приезжает", а очень много домов стоит, о которых молодежь забыла. Обидно, с этим надо действительно что-то делать. Своих нэнэй и картатая я поддерживала всегда, но тихонечко, не кричала об этом нигде. Все лето они были с нами в Подмосковье, в Сочи. Картатай гонял по «Роза Хутор» вместе с правнуками только так. У него, конечно, силища нереальная: мне кажется, он еще помолодел. Нэнэйка не такая активная, но она тоже была в Сочи, дышала воздухом, гуляла, ей очень понравился курорт. Я всегда стараюсь их вывозить. В ноябре они тоже приедут, будем продолжать лечить коленку нэнэй. Картатай говорит: "Я в больницу не пойду, жалоб нет". Ну вы все знаете Султан Гареевича. Его цыганочка с выходом - это что-то. Он дал фору даже моему мужу. Мне кажется, надо его в "Танцы" взять.

 

«Когда живу в Раевке, начинаю понимать башкирский»

 

- А вы говорите дома по-башкирски?

- Нет, не буду врать, не говорю. Мама говорила и всегда мне объясняла, что надо говорить. Я знаю многие слова и выражения, знаю все молитвы, которые мне читает нэнэй. Когда я приезжаю и две недели живу в Раевке, то начинаю понимать. Это ведь родной язык, он где-то на подкорке, и, конечно, я очень хочу снова начать говорить. Но я понимаю речь, особенно когда нэнэй и картатай между собой начинают говорить. Например, они ругаются, что я хлеб из дома убрала. А я говорю, что тот хлеб, который был раньше в Башкирии, и хлеб, который пекут сейчас, это разные вещи. Сейчас - сплошные добавки. Об этом я тоже буду говорить на своем мастер-классе, чтобы молодежь аккуратнее была с продуктами. Лучше хлеб не из магазина есть, а самой испечь дома. Ну вы понимаете, я за домострой. Я за быт дома, потому что это самое лучшее, что может быть.

Ляйсан призналась, что ей мало кто верит, но она до сих пор питается так, как «нэнэюшка завещала».

- Она мне всегда говорила: "Зачем эти все рестораны?". Нэнэюшка привила мне желание готовить дома. Может быть, я не все башкирские блюда умею готовить, но женщина и не обязана уметь все. Но знать как и стремиться к этому - это очень важно. Поэтому я приезжаю со своей большой лекцией, мастер-классом, где буду рассказывать о своих ошибках, о том, что я думала в 17-18 лет, что без спорта в жизни невозможно. И в итоге я к этому пришла: действительно без спорта невозможно. А ведь я спорила... А когда закончила карьеру, вы меня такой не видели, но нэнэюшка была счастлива, потому что я поправилась на 32 кг и, как она говорит, "наконец-то стала похожа на человека". Но у меня начались проблемы со здоровьем. Мне казалось, что дисциплина и режим - это все стереотипы, а я теперь буду есть, что хочу. И вот я наела себе килограммы. Началась одышка... И об этом я тоже рассказываю на мастер-классе, говорю как хорошее, так и плохое, что со мной было. Чтобы через опыт молодежь поняла, что не надо совершать этих ошибок. Я уже за них совершила. Нужно просто сделать выводы и идти дальше.

- Вы до сих пор соблюдаете режим дня?

- Мой мастер-класс об этом. Мы, девушки, выходим замуж, заботимся о наших мужчинах, детях. От всего не убережешься, есть и несчастные случаи страшные, но статистика показывает, что основные ошибки из-за неправильного питания, из-за психосоматики, когда ты одну мысль навязчиво долбишь в голове, а надо отпускать какие-то вещи. И когда ты просто не спишь по ночам, особенно студентам надо постараться жить более режимно. Почему очень много студентов болеет? Потому что после 23 часов вы сидите, пишите, читаете... Надо спать в это время. Это научно доказано - мозг не работает после десяти вечера. Почему хоккеисты, великие ребята, Овечкин и другие, все ложатся спать вовремя. Это называется здоровый эгоизм. Задумывайтесь об этом почаще. А когда все успеть, спросите? Утром! В шесть утра встал и успевай, читай, отчет готовь на работе. На своем мастер-классе я предложу систему, которая уже работает. Не поверите, «гламурный подонок», которого вы видите, ложится спать в 23.00. И меня еще журит, мол, хватит ногти красить, пошли спать. Это дисциплина. Ни одна нормальная деловая переписка не происходит после десяти вечера. Есть определенный регламент. Это неуважение. Утром встал, ответил.

 

«На соревнованиях мысли были только о еде»

 

- Какие мысли и чувства переполняют человека, который завоевывает медали на самых престижных соревнованиях?

- Вы удивитесь, но вопрос в голове "что на ужин дадут на банкете". Мне 16 лет, я отпахала весь день, понимаете? Сначала ты не веришь, не осознаешь всего. Я потом только медали целовала, обнимала, смотрела на эти дипломы, плакала, вспоминала фотоотчеты. Но именно в тот момент ты ничего не понимаешь. Соревнования шли восемь часов, и за это время очень хотелось кушать. А кушать невозможно, потому что если ты поешь, то будет пузико и неудобно прыгать. И ты потом думаешь: как хорошо, что ты никого не подвел. Это же коллективная работа, один не выигрываешь. Это нервы Винер. При ее статусе и возможностях она по 8-9 часов сидела в зале с какой-то маленькой девочкой и долбила элементы, чтобы Россия была лучше всех. Чтобы ты, Ляйсан Утяшева, в этот момент была лучше всех. Почему я всю жизнь буду ее вспоминать, потому что это человек с безусловной любовью. Единственный вопрос, который она задала: "Мы идем с тобой или нет?" Но когда я спрашивала, что делать, она не задавала мне вопросы, а отвечала, что делать. Таких людей бы побольше. 

- Как вы смогли пережить серьезную травму в 2002 году?

- Это тяжело. Об этом я тоже буду говорить на своем мастер-классе в разделе «Карьера». Просто у меня это случилось в таком возрасте, ершистый я его называю. Вспомните себя в 14-16 лет. Это же неадекват полный, правда? Ну честно, гормоны в голову бьют, из дома многие уходят, скандалят с родителями. Такой возраст. Сейчас можно вспомнить и сказать: "Господи, неужели это вообще было?". Вот тогда я и начала серьезное восхождение в гимнастике. Попала в сборную, что тоже непросто было, ведь конкуренция в российской сборной огромная. Со мной были великие гимнастки - Кабаева, Чащина. Девочки старше меня на четыре года. А я мелочь пузатая, как меня называли. И мы начинаем покорять мир, мы - непобедимая тройка. В какой-то момент мы стали взаимозаменяемыми. Все же не роботы, по какой-то причине Алина, например, не едет на соревнования. Тогда мы с Ириной Чащиной едем. Например, на мировые игры в Японию - это вторые по категории после Олимпиады. Да, я не стала олимпийской чемпионкой, но у меня есть серебро в мировых играх. Дальше идут чемпионаты мира. И российский флаг не почувствовал, что не прилетела звезда номер один, а прилетели звездочки пониже -  Чащина и Утяшева. Чащина занимает первое место, я - второе. И когда вот это все вокруг тебя, а тебе 15-16 лет, сносит крышу. И в какой-то момент ты начинаешь думать, что так будет всегда. И только одна моя мама говорила: "Подожди, это все временно. Гимнастика - такой вид спорта, в 19 все закончится, надо учиться". А я тогда уже квартиру сама купила, вернее с мамой вместе, естественно. Потому что все денежки я отдавала маме, слава богу, мозгов хватило не сумки покупать и красивые вещи, а все в дом нести. Это потому что я рак, раки - домашние.

- И тут в 17 лет на этапе Кубка мира в Штутгарте с вами случился этот страшный момент…

- Я уже не могу встать, меня везут в клинику, все в тумане, потому что восемь месяцев я жаловалась на боль в стопе. Но все российские врачи говорили, что я симулирую, зазналась, звезду поймала. Ну связочка болит, это же большой спорт, с кем не бывает. "Актриса, она актриса", - вот так все говорили. Сейчас все обиды улеглись, я выросла. Но тогда было не то что обидно, а страшно обидно. Ведь это несправедливость, как так можно?  И вот Винер повезла меня в Штутгарт. Говорит: "Лисичка, давай так. Я в любом случае буду с тобой как мама с любым ребенком. Хороший он, плохой, мать всегда будет с ребенком". И это отличает, наверное, Винер от всех тренеров. Винер - это феномен по отношению к людям. Для нее люди не как машины для достижения цели, а для нее люди, как дочки. Я этому тоже у Винер научилась. Нельзя просто плюнуть на проблему другого человека. И она со мной просидела восемь часов в клинике. У нее были какие-то очень крутые совещания, но она сказала, что со своей дочерью сидит в больнице. Это человек, который был рядом и формировал мой характер. Заходит доктор и говорит: "Какой спорт, нам бы ногу спасти, там половины подъема нет. Надо вставить протез, мы так всем футболистам делаем, это обычная операция, страшного ничего нет. И с гимнастикой надо закончить". Все это звучало как сон, потому что через два года Олимпиада, на которую меня готовили и готовили как второй номер. То есть Алина Кабаева и я, потому что в какой-то момент я начала на соревнованиях обгонять Ирину Чащину. Это знаете, как когда человека увольняют с работы, в которую он вложился душой и телом, детство свое отдал. А ему говорят: "Всё". Я тогда ответила: "Нет, это не всё, вы мне ничего не вставите, мне 17 лет, и я беру ответственность на себя, чтобы не винить потом никого".

 

«Все наше поколение спортсменов пуленепробиваемое»

 

- Что можете сказать тем, кто оказался в такой ситуации?

- Я молодому поколению хочу сказать - не пеняйте ни на кого, берите ответственность на себя, чтобы потом никого не винить. Если вы сами что-то не сделаете, никто не придет и не сделает это за вас. У меня красная дорожка не была постелена к моей жизни. Я пахала. И в 17 лет взяла ответственность на себя. Тогда желтая пресса писала "она не операции на ногах делает, а аборты". Как не стыдно? Понимаете, с чем девочке пришлось сражаться? Тут кто-то коммент в инстаграм написал и люди уже вешаются и плачут, а ко мне вот так в Раевку "Спид-Инфо" приехали. В итоге я сделала шесть операций, чтобы спасти ногу. Вы знаете, как быстро в художественной гимнастике сменяются лидеры, это "молодой" вид спорта. В 19 лет наконец-то закончились все эти экзекуции, на которые я сама пошла. Мне предлагали легкий путь, просто закончить с карьерой и поставить протез. Под нож меня никто не клал. Винер сказала, что примет любое мое решение. На что я ответила: "Режем". У нас была возможность лежать в отдельной палате. Но я лежала в палате, где было восемь женщин. Я сама так решила, потому что умерла бы в одиночестве в вип-палате. Мы общались с этими восьмью женщинами разных категорий жизни. И тогда в моем сознании перевернулось все. Одна из них лежала с пролежнями, встать не могла, потому что в аварию попала. Не пристегнулась. Другая, третья, четвертая, пятая... И я поняла, что легче предупредить какую-то беду. И если бы меня нормально исследовали, возможно, всех этих ужасных ситуаций не было. Но я все равно благодарна, я очень рано повзрослела. В 19 лет я была уже очень взрослым человеком, который четко знал, что он будет делать в жизни. Как я это все пережила, вы уже поняли. Страшно. Но так закалилась сталь. Теперь на вопрос - как вы относитесь к критике - могу сказать, что мне по барабану. Извините, но я говорю как есть. Все наше поколение спортсменов пуленепробиваемое в этом смысле.

- На сцене чувствуете себя органично?

- Наверное, я просто всегда была там, на сцене. Я была маленьким ребенком и выходила на ковер в шесть лет. Кстати, нам уже тогда за артистизм ставили основную оценку. Путь был тернистый, куча шаблонов и стереотипов. Нас называли татаро-монгольским игом. Все так говорили на гимнастике, потому что до нас в этом виде спорта были только славяночки. Длинные, красивые, тонкие блондинки. И тут вдруг врывается Батыршина восточная, Зарипова - и татарка, и узбечка, потом Кабаева, а потом еще и башкирка догоняет. Мое поколение всегда сражалось. И в этом смысле Винер молодец, она нас подкрепила этой силой. Когда за тобою правда, тебе нечего бояться. Не надо кому-то угождать, надо выходить со своей правдой. Поэтому мне было легко и сейчас легко на сцене, потому что я несу правду. Будь то "Танцы", выступления какие-то, главное, что это ты. Ни под кого не подстраиваешься, ни под кого не пытаешься "косить". Ты это ты и всем любима ты не будешь, потому что не сахар, и это надо учитывать. Если вокруг тебя есть споры, отлично. Значит к тебе неравнодушны. Равнодушие - это самое страшное. А когда человек идет, ошибается, встает, отряхивается, признается, что ошибся, и идет дальше. Я всегда уважала силу. И силу не просто "беру и всё", а силу признаться, что не прав. Вот в этом сила - понять и пойти дальше. Так что на сцене мне хорошо.

- Почему не привозили в Уфу свое танцевальное шоу «Болеро»?

- Я очень боюсь с ним приезжать, потому что будут вопросы "а почему". Это искусство, а у искусства разный язык. У меня возрастное ограничение 18+ потому что речь идет о сильной женщине в современном мире, а современный мир не весь такой хороший и пушистый. Мы все любим танцевать белого лебедя и осуждать черного лебедя. Вот у меня именно черный лебедь, сильная женщина, которой пришлось стать черным лебедем, чтобы сохранить в себе белого. Такая рокировка. А это ведь не каждый поймет. Было очень много предложений, но я побоялась приехать. Я знаю точно, что могу приехать со своим мастер-классом, потому что это 6+. Я осознаю ответственность, что на мое "Болеро" придут и маленькие девочки, которые не готовы это увидеть, да и не надо. И если мы говорим с вами о культурном росте, то это, конечно, большая работа. Но нужно сделать так, чтобы молодежь со своими смелыми проектами приезжала, показывала их и делилась.

 

«Паша - тот самый, это когда раз и навсегда»

 

- Какие новые проекты готовите?

- Наконец-то все сошлось: именно с Уфы я начинаю свой большой путь - наш большой проект с Пашей "Сила воли онлайн". 5 декабря стартует премьера на родной земле, в Уфе. Только с этим проектом я могла к вам приехать, дабы не возникало каких-то других вопросов, потому что он обо мне, о жизни, о том, как современным девушкам и мужчинам сохранить здоровье, себя и двигаться вперед. Очень много людей, особенно молодежи, к сожалению, гибнет. И это страшно. Просто куда ни обернешься, то одного молодого парня не стало, то девушки не стало. Сил нет, энергии, питается молодежь неправильно, обросла стереотипами, перепутала все.

- Как две звезды уживаются дома?

- Наверное, когда звезды осознают, что они звезды, они не уживаются. А мы - обычные ребята. Вот в этом самое главное. Мы ходим на работу. В обычной жизни я Ляйсан, Лясечкой он меня называет. А он - Паша. У Роберта и Софии, мне кажется, столько любви, сколько я, например, от своего отца в детстве точно не видела. У меня нет никаких обид, но, тем не менее. Могу честно сказать, что я дочка своей мамы Зульфии Утяшевой и я внучка своих нэнэюшки и картатаюшки. На все лето моя мама могла меня отдать им, а я бы сошла с ума. Я не могу себе представить такого. Кстати, с Тамарой Алексеевной, мамой моего мужа, у нас прекрасные отношения. Наверное, это все благодаря башкирскому воспитанию. Нет вообще никаких проблем со свекровью. Но я не могу представить, что я Роберта и Софию не вижу три месяца. Как раньше, да, мы все в деревню едем, а родители дома. У меня с детьми не было еще ни одной такой ситуации. И если говорить о нашем графике, то, конечно, все мамы и папы трудятся и все куда-то ходят на работу. У нас если есть перелеты, то никогда наши дети не остаются совсем без родителей. То есть если у меня график, то Павел дома. Если Павел улетел на работу, я дома. Ну и мы живем огромной семьей, с нами всегда старшее поколение. Либо с моей стороны, либо со стороны Павла. Это, наверное, всегда было моей мечтой, потому что ребенком я росла на базе в Новогорске. Я всегда скучала по длинному столу, чтобы всем вместе общаться, ведь в Раевке я это видела. А сейчас, мне кажется, есть такой странный вектор, что все должны жить отдельно. А у кого черпать мудрость? Старшее поколение всегда подскажет, тут самое главное - уметь вести переговоры. Просто спокойно общаться, вот и все. Так что дети у нас не то что залюблены, мне даже кажется, что перелюблены. С этим тоже надо что-то делать, чтобы самостоятельными были. Чтобы Роберт пошел за коровой в пять лет - я сейчас этого не могу представить. А я вот спокойно ходила.

- Вопрос от тысячи башкирских парней. В 2012 году вы отдали руку и сердце Павлу Воле. Почему?

- Где же вы были, парни? Я каждое лето приезжала в Раевку. Ответ прост: потому что Паша тот самый. Он умный, покорил меня мозгами. Он друг. Долгое время мы дружили, еще с моих 19-ти лет. Он не оценивал меня по моим регалиям и даже не знал о них вначале. В первую очередь Павел знает меня как человека, и, наверное, это самое главное. Он протянул мне руку в разных ситуациях моей жизни. Это называется безусловная любовь, ее невозможно объяснить. Это когда раз и навсегда. Но я очень медленная, я присматриваюсь очень аккуратно, поэтому пришлось ему побегать за мной лет шесть, прежде чем я сказала "да". Правда, я не очень люблю обсуждать свою личную жизнь, но когда официально вышла замуж, тогда, конечно, уже можно было объявить об этом. Он приехал в Раевку, стоял на коленях, просил руку и сердце у нэнэйки и картатайки. И они дали добро. Он разговаривал с моей мамой еще до того, как официально представился. Наверное, не верится с экранов телевизора и кажется, что мы вообще все немного другие. Но он самый человечный, самый мудрый человек на Земле. Я не знаю... Просто я люблю его, вот и все.

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчики вилочные MITSUBISHI в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе