Игры патриотов

Пропаганда и липовые рекорды привели Башкирию к тотальному дефициту продуктов

29.11.2018 Александр КОСТИЦЫН, Евгений КОСТИЦЫН
Про советское прошлое ходит много легенд, в том числе и про продовольственное изобилие. Так уж устроена человеческая память, идеализирующая свое прошлое. Но на самом деле даже в Уфе мяса с 1970-х не видели. За вареной колбасой, которую кое-где «выбрасывали» до введения талонов, выстраивались огромные очереди. Изредка продавали свиные хвосты и уши, коровьи горло и вымя, да выскобленные кости - «рагу». Люди удивлялись: «А где остальное»? Почему в БАССР, все последние десятилетия советской власти, рапортовавшей о сельхозрекордах, на прилавках было шаром покати?

 

За чей счет банкет?

 

Но так было не всегда. При Зие Нуриеве, руководившем республикой до 1969 года, БАССР оставляла себе 59 процентов продукции, произведенной сельским хозяйством, а ассортимент магазинов в конце 1960-х радовал покупателей. Вкусные копченые и вареные колбасы без всяких консервантов и ароматизаторов, качественные твердые сыры, мясные отделы с колоритными рубщиками. Сардельки по 1 рубль 70 копеек, плавленые сырки по 9 копеек. Хлеб по 16 копеек нередко ели вместо булки. Такой он был вкусный, особенно если горячий с хрустящей корочкой. 

Казалось, навсегда ушли в прошлое хрущевские времена с черными липкими буханками, на треть состоявшими из гороха, кукурузы и отрубей, огромными очередями за сахаром, драками за табаком, мешочками с лапшой для детей, подписанными химическим карандашом и белым хлебом для желудочников по справкам райисполкомов. 

Но когда в 1969 году к власти пришел Мидхат Шакиров, уже через год в распоряжении Башкирии осталось лишь 43 процента произведенной сельхозпродукции. Это означало уменьшение объема оставляемых продуктов более чем на четверть. А вот номенклатуру снабжали отменно. И копченая колбаса для них была, и икра, и цейлонский чай и растворимый кофе по госценам. Мидхат Закирович всегда выполнял план госпоставок и получал за это награды, а колбасу, мясо, майонез, зеленый горошек, и прочие продукты люди возили из Москвы. 

С середины 1970-х периодически пропадали на пару месяцев сигареты и алкоголь. Мидхат Закирович слыл агрессивным трезвенником, и антиалкогольная кампания велась в БАССР задолго до горбачевской. Он вообще бы не продавал спиртное, если бы не кассовый план по наличности. Да что там табак или водка, если уже в январе в магазинах исчезали лук, морковь и даже картошка.

С начала 1980-х в Уфе стали возникать перебои с фасованным молоком и молочными продуктами и даже бочки «Молоко» приезжали полупустыми. Не успел до семи часов утра занять очередь – останешься ни с чем. В других городах республики и в прочее время на прилавках было пусто.

При этом руководитель республики фактически занимался продразверсткой, выгребая из колхозов весь урожай. За увеличение поставок в центр московское начальство неизменно отмечало и, поэтому «первый» жалости не знал. 

«Ковровая продразверстка» 1980 года принесла Шакирову звезду героя и оставила хозяйства республики без семян и кормов.

Особенно запомнилась сельчанам осень 1980 года, когда до конца октября Шакиров метался по районам, принуждая сдавать даже семенное и фуражное зерно, которое потом колхозы и совхозы покупали в полтора-два раза дороже. В совхоз «Рощинский» нагрянул с прокурором и целым войском милиции. Сам следил, как выгребали под метёлку из амбаров, хотя хозяйство и так перевыполнило все плановые задания. 

В каждом из обобранных районов сгонялся митинг, направлявший рапорт Брежневу с благодарностью за неустанную заботу о трудящихся. Рвение было замечено, и 25 октября из Москвы пришла телеграмма от Леонида Ильича, по случаю которой в театре оперы и балета провели республиканский митинг, направивший ответное приветствие. 

И вот, наконец, 5 марта 1981 года Мидхат Закирович как «передовик сельского хозяйства Башкирской АССР» получил звание героя соцтруда, а хозяйства республики несколько лет не могли опомниться от раскулачивания той осени. 

Численность городского населения БАССР в 1969 году составила 1792 тысяч человек или 47 процентов. К концу правления Шакирова в 1987-м горожан было уже 2492 тысячи или 64 процента при абсолютном приросте в 700 тысяч. Но процент оставляемых республике продуктов год от года снижался. 

Мог ли Шакиров заступиться за своих жителей? Разумеется, мог, если он, как любят сейчас вспоминать его апологеты, «пинком открывал дверь любого министерства». Вряд ли бы кто отказал члену ЦК и члену президиума Верховного совета СССР.

- Достаточно было одного его звонка, чтобы выделялись дефицитные ресурсы, решались сложные вопросы, - подтверждает бывший зампред совмина Минираис Усманов. 

Но дополнительные фонды на продукцию даже собственного производства нужно было просить и за это лишний орден не давали, в кабинетах ЦК не хвалили. 

В 1986 году стали ходить разговоры, что к 70-летию Шакиров станет уже дважды героем. Марган Мерзабеков вспоминал, что Шакиров и Горбачев дружили семьями, называя друг друга «Миша» и «Мидхат». Поэтому всё закономерно шло ко второй звездочке на пиджаке. Но к тому времени развалилось сфабрикованное «дело Сафронова»и к юбилею Шакиров «обошелся» орденом Ленина. 

    

Вручение Шакирову звезды героя соцтруда 5 марта 1981 года. Газета «Советская Башкирия».

 

Чародеи опоросов 

 

Сельское хозяйство всегда было сложным участком экономики республики, значительная часть территории которой расположена в неблагоприятных климатических зонах, таких, как засушливое Зауралье или болотистый северо-запад. Поднимать там экономику дорого и хлопотно, а выслуживаться перед Москвой было необходимо.

Но в Башкирии есть районы с благоприятными условиями, такие как Илишевский, где расположены тучные черноземы. Но, главное, первый секретарь райкома Толгат Рахманов импонировал руководителю регионального обкома КПСС Мидхату Шакирову – такой же жесткий и авторитарный. Именно Илишево выбрали в башкирском обкоме в качестве образцово-показательного, направляя туда значительные ресурсы за счет других – нелюбимых. Так возник «илишевский феномен» – термин, придуманный шакировскими подхалимами. 

Вообще-то, подобная «аномалия» могла появиться в любом другом районе БАССР, если в него вкладывать соответствующие средства. Но в них, вместо подъема экономики, «растили» передовиков, которые вдруг начинали показывать фантастические результаты на сером фоне остальных. Это было проще, дешевле и, главное, приносило дивиденды в виде орденов, славы и газетной шумихи.  

А у Зии Нуриева была любимая свинарка Рамзия Гайфуллина, которая согласно сообщениям тогдашней прессы, добилась немыслимых результатов в виде 45 поросят от одной свиноматки на протяжении нескольких лет. 

- Такого приплода в принципе быть не может, – твердо заявила нам доктор биологических наук, профессор Башкирского государственного аграрного университета, заведующая лабораторией молекулярной генетики Ирина Долматова. - По законам биологии, а их ещё никто не отменял, одна свиноматка может в среднем дать в год не более 24, ну максимум 25 поросят. Если бы подобные рекордные приплоды были на самом деле, то этот факт был бы обязательно известен ученым-специалистам и зафиксирован в научной литературе.

Подлог, правда, не помешал двадцатилетней девушке с семиклассным образованием, стать героем соцтруда. Её даже представили «дорогому» Никите Сергеевичу во время визита в Башкирию в 1964 году, который приказал перенимать ценный опыт.

После отставки Хрущева о комсомолке Рамзие газеты забыли, но в 1975 году «Советская Башкирия» в материале «Достижение свинарки» вдруг сообщила о появлении её клона – работницы племзавода имени Максима Горького Белебеевского района Дарье Борцовой. Она якобы умудрилась получить 1267 поросят от 36 свиноматок, то есть более 35 голов от одного животного. Но в 1982 году её переплюнула Ксения Андреева из Шаранского района, заставившая какими-то колдовскими заклинаниями своих свиноматок разродиться 37,6 поросенка. 

В башкирских газетах регулярно печатали рапорты о рекордах, вопреки законам природы, в 30 и более голов у ещё десятка кудесников свиноводства, устроивших меж собой соцсоревнование. Что, впрочем, свидетельствовало об удручающем уровне квалификации идеологов обкома партии и тех, кто командовал сельским хозяйством. 

 

«Лактогенные функции»

 

И все же главным своим «маяком» Мидхат Закирович назначил доярку Ильинской молочно-товарной фермы Степановского совхоза Благовещенского района Эльвиру Гулину. Женщина стала героем соцтруда, кавалером четырех орденов, депутатом Верховного совета БАССР трех созывом, лауреатом госпремии СССР, более десяти лет входила в состав обкома партии, получила полный набор медалей ВДНХ СССР и, имея образование в семь классов, оказалась, вдруг, соавтором ученой книги по животноводству. В своем «трактате» тиражом 3600 экземпляров бывшая разнорабочая рассуждала о способах повышения «лактогенных функций» коров! 

Редкий президиум торжественных заседаний в Уфе обходился без Гулиной, а сколько раз её возили в Москву в составе делегаций, и не счесть. Правда, не попав на XXV съезд КПСС, говорят, прилюдно разрыдалась. Видимо слишком уверовала в свою исключительность и избранность. Дело в том, что она рапортовала о фантастических надоях, достигавших семи тысяч литров в год от одной коровы, а башкирская пресса назвала её «лучшей дояркой республики».

- Получить даже три тысячи литров от коровы без «помощницы» тогда было сложно – не было соответствующих условий, качественных кормов и хорошего скота, – поясняет Радис Шагалеев, бывший председатель колхоза «Советская армия» Калтасинского района. – А для того чтобы выдать семь тысяч, нужно было иметь пару «черных», то есть неучтенных коров на одну легальную, надои которых приплюсовывались к официальной. И то речь могла идти о небольшой группе животных, иначе «левые» коровы быстро съедят все корма, а реальная себестоимость молока будет запредельной.

И действительно, по сообщениям тогдашней прессы, Эльвира Александровна ухаживала в 1976 году всего за 16 «рогатыми».

В газетах любили помещать рисованные портреты «героической» доярки Эльвиры Гулиной. Это считалось очень круто!   

Когда обком «поднимал» определенного передовика, то использовались разные методы. Комплектовали для него группу из специально подобранных высокоудойных животных или часть «черных» коров передавали на домашнее содержание для выращивания на мясо, а молоко записывали «маяку». Приплюсовывали надои первотелок и отелившихся коров, которые числись некоторое время нетелями. Разбавлять молоко водой тоже не стеснялись.

Часто применяли «фокус» с «обратом», позволявший удваивать результаты. 

- Хозяйства сдавали молоко на молзавод жирностью 3,7 процентов, - снова вспоминает Радис Лутфиевич. – После выработки масла забирали себе «обрат» жирностью 0,05 процентов - обычно телятам. А у казенных «передовиков» эта операция по бумагам проходила как удвоение производства молока и «обрат» они учитывали ещё раз в виде произведенного молока, только ушедшего на внутрихозяйственные нужды.

А бывало ещё хлеще. Без всякого молока любимчики получали с молзаводов квитанции о, якобы сданной продукции и рапортовали о перевыполнении плана. Но так разрешали поступать только избранным, как например, Ивану Преснякову, первому секретарю райкома Давлеканово. «Советская Башкирия» 17 июня 1988 года рассказала о массовых приписках молока в абсолютно всех хозяйствах района и о «липовых» квитанциях, которых там набралось только за два года на 461 тонну, а это 10 железнодорожных цистерн!

Прочих обкладывали неподъемными планами, выжимая все соки и не давая встать на ноги, а при малейшей строптивости обвиняли в преступленияхи дальше у таких руководителей был один путь – суд, этап и лагерная шконка

- Для Шакирова было парой пустяков посадить за решетку председателя колхоза или директора совхоза: стоило только прокурору республики дать команду найти нарушения в их работе, – вспоминал Марган Мерзабеков. – Следователи бы «раскопали» – будь здоров! Тогда это был обычный метод расправы над хозяйственниками. 

Уже став в 1973-м героем соцтруда, Гулина выдвинула и своего мужа пастуха-скотника Геннадия Ильича в «передовики», взяв его на следующий год в свой коровник дояром. И тут же неопытный работник начал штурмовать «рекорды». В 1974-м – 3300, в 1975-м – 3500 кг от коровы, а в январе 1976 года он даже получил вымпел победителя соцсоревнования фермы, который до этого 16 лет удерживала супруга. 

Но потом начальство спохватилось. Не много ли звезд, орденов и мандатов на одну совхозную семью? И кормов на столько «черных» коров не напасешься. Геннадия Ильича тормознули, наградив напоследок «ценным подарком» стоимостью 345 рублей. Столько стоил тогда катушечный стереомагнитофон или черно-белый телевизор. А ещё это была трехмесячная зарплата обычной доярки, работавшей по 12 часов в день…

- Люди всю «химию» с рекордами прекрасно видели, –  продолжает г-н Шагалеев. – Смешило, как казенные «передовики» не успевали перемещаться с одного слета на другой, потом на конференцию или «школу передового опыта», на телевидение, радио, пионерский или октябрятский сбор, встречу с комсомольцами или делегацией из округа Галле, сидели свадебными генералами – работать им было некогда. А ведь труд на ферме был тяжелый, без выходных, с разорванным рабочим днем. «Маякам» делали рекорды все работники хозяйства, а это подрывало веру людей в справедливость.

Кстати, коровы у Гулиной были обычные «бестужевки», которых потом стали разбавлять черно-пестрой породой. Породистые и нежные заморские буренки просто не вынесли бы спартанских условий содержания. Да и не по карману они были Степановскому совхозу, который до 1984 года содержался на госдотациях или как тогда это называли – «льготном финансировании».

 

Испарившиеся рекорды 

Партийные «рекорды» Эльвиры Александровны не имели ничего общего с реальным уровнем надоев в Благовещенском районе, а Совмин республики и при Акназарове и при Миргазямове регулярно признавал «неудовлетворительной работу по руководству молочным животноводством, организации производства молока» в этом районе.

Так, согласно постановлению правительства БАССР от 3 сентября 1980 года № 449 «в колхозах и совхозах Благовещенского района 41,3 процента коров имеют молочную продуктивность менее 2000 кг», а «товарность молока составила 80 процентов». Последнее означало, что 20 процентов объема надоев «всплыло» в виде тех самых пресловутых внутрихозяйственных нужд – экономику не обманешь.

Большинство хозяйств района годами срывали задания по молоку, а три колхоза: имени Жданова, Фрунзе и «Урал» умудрились более 10 лет ни разу не выполнить план. 

К 1987 году большая часть дойного стада требовала замены, а средний надой в районе и не достигал 2200 килограммов. Но всех перещеголял колхоз «Искра», выдав козьи 1434 килограмм. 

После отставки Шакирова всплыли грубые нарушения в кормлении и уходе за скотом. Открыто заговорили о падеже и яловости животных, отсутствии механизации и пьянстве на фермах, где порой, чуть ли не в открытую ставили кислушку, воровстве фуража и вечном недостатке кормов, когда не хватало даже соломы, за которой ездили в другие регионы, про коров, которых из-за бескормицы шатало ветром после зимовок. 

Лавочку по производству липовых «маяков» прикрыли, «черных» буренок по всей Башкирии срочно легализовали или отправили на мясо. Аномальные надои в 3 тысячи кг и выше стали проверять надзорные органы и дотошная пресса. Нередко доярки – бывшие «ударницы», убегали, только завидев журналистов. Много шума наделал фельетон в «Ленинце» от лица обманутой начальством «черной» коровы, которая отправилась искать правду в Уфу, а художники-сатирики журнала «Хэнэк» хлестко и талантливо прошлись по показухе. Исчезли рапорты о липовых опоросах и невероятных привесах у «чародеев» свиноводства. 

На собрании партхозактива в Уфе 30 января 1988 года, а затем на семинаре-совещании в Дюртюлях 4 марта обнародовали шокирующие данные. Оказывается, никакого процветающего сельского хозяйства в БАССР не было и в помине. Серым середнячком оказалась наша республика не только в СССР, но и РСФСР. 

Так начальник башкирского управления «Агропромбанка» Феликс Миргасимов поведал, что более 60 процентов хозяйств региона убыточны или низкорентабельны. 

Марат Миргазямов отметил, что общий долг хозяйств перед государством превышает астрономические четыре миллиарда, а «499 колхозов и совхозов утратили собственные оборотные средства и ведут производственную деятельность за счет кредитов» и «всего 20-25 процентов хозяйств способны вести расширенное воспроизводство». 

По поводу Илишевского района, где «лучшие в республике земли» премьер уточнил особо: «19 хозяйств из 21 закончили год убыточно», а каждое хозяйство района «имеет свыше шести миллионов рублей долга». Без приписок и накачки деньгами за счет других «илишевский феномен» превратился в пшик. 

Отметили слабый вклад сельхознауки, что было неудивительно, если вспомнить о пренебрежительном отношении первого лица республики к ученым.

- Мидхат Закирович учил, как надо сажать картошку, как – морковь, ссылаясь на опыт своей жены, - рассказал ещё на VII пленуме обкома 23 июня 1987 года Тагир Ахунзянов.

Узнали и ранее скрываемую цифру надоев – 2539 килограммов. Ниже, чем в среднем по СССР и РСФСР. Дефицит производства молока составил 20 процентов и не один район не дотягивал до 3000 кг от коровы. 

- В республике за последние 20 лет средняя урожайность зерновых по существу почти не увеличилась, - ошарашил первый секретарь обкома Равмер Хабибуллин.

Сдаваемые государству свиньи за годы правления Мидхата Шакирова похудели на 17 процентов, сбавили вес овцы и козы, число лошадей упало на 12 процентов, производство меда снизилось в 1,6 раза. «Байская» экономика, пожиравшая всё больше ресурсов и не дававшая отдачи, пришла к своему закономерному финалу.

- Как задумаешься над тем, как работали, честное слово, стыдно, – набравшись смелости, откровенно признался ещё 24 октября 1987 года со страниц «Советской Башкирии» один из прежних шакировских «передовиков» Даниф Нигматуллин, заведующий фермой колхоза «Агидель» Илишевского района. – Людей обманывали.

В 1988 году Эльвира Гулина не вошла в состав обкома и в пятьдесят два года тихо и незаметно «ушла на заслуженный отдых». Поняла, что время её партийных «рекордов» закончилось. Правда, ещё до персональной пенсии для отдельно взятой семьи Гулиных шакировский обком успел построить коммунизм, где «каждому по потребностям», поскольку все полученные «рекордисткой» регалии дополнялись приличными суммами и подарками, льготами и привилегиями, которые обычным дояркам даже не снились. 

 

«Далось тебе это мясо»… 

                                    

Пропагандистская трескотня и рапорты о липовых рекордах не могли замаскировать провалы в сельском хозяйстве БАССР, которые вкупе с приписками и действиями торговой мафии привели к пустым прилавкам. 

Многочисленные просьбы горожан ввести талонную систему принимались обкомом партии в штыки, поскольку полностью разрушали пропагандистский миф о продовольственном изобилии в БАССР. Талоны ввели только после снятия Шакирова. Это была вынужденная мера, но в тех конкретных условиях она смогла обуздать торговую мафию и её покровителей из обкомовских кабинетов. 

- Сразу обнаружилось, что вместо 1,5 кг мяса в Уфе, в Стерлитамаке, оказывается, была другая норма – 1,1 кг, в Салавате – 0,9 кг, в Белорецке и того меньше – 0,5 кг, а в Учалах всего 300 грамм, – вспоминал позднее бывший первый секретарь уфимского горкома Ринат Халиков.

В БАССР процветали системные злоупотребления в торговле. Осенью 1987 года уфимская милиция под руководством Ильфара Таюпова вскрыла масштабную преступную схему, существовавшую, как выяснилось не один год, когда многие продукты увозились с баз в другие регионы страны, где оптом продавались по спекулятивным ценам. А по бумагам всё выглядело как реализация через магазины гражданам. 

Если прикинуть объемы разбазаривания, то в одной, лишь Уфе в год не доходило до прилавков около 400 вагонов мяса! А какие состояния делались за счет якобы сгнивших овощей на базах! Без надежной «крыши» совершить подобное было нельзя. 

Неужели Мидхат Закирович, у которого везде были стукачи и осведомители, не знал об этом?

Бывший зампред уфимского горисполкома Александр Черенков, рассказывал, как при посещении Шакировым одного из уфимских объектов кто-то из рабочих сумел задать тому неудобный вопрос про отсутствие продуктов питания и получил в ответ раздраженное: «Далось тебе это мясо… Работай лучше»!

 

Рисунки башкирских художников-сатириков того времени дают наглядное и образное представление о ситуации в сельском хозяйстве БАССР

Другие новости

АвтоКар +
Погрузчики вилочные MITSUBISHI в отличном состоянии

Сегодня
Популярное
АвтоКар +
Новые и б/у
погрузчики в Уфе
Популярное

АвтоКар +
CATERPILLAR FD15 в наличии, в Уфе